Иван Валентик

Миллионер Иван Валентик сжигает лесные мосты

Лесные пожары, охватившие в 2016 году Сибирь, Забайкалье и друние регионы РФ, приобрели такой масштаб, что даже оказали существенное влияние на погоду в Северном полушарии, а дым от них достиг Москвы. Пламя, помимо прочего, ярко высветило абсолютную беспомощность российских властей в целом и руководства Рослесхоза в частности в борьбе с огненной стихией только прямые убытки от которой оцениваются в миллиарды рублей. Ущерб для природы и экологии вообще оценке не подлежит.

По оценке Гринпис, в прошлом году (по состоянию на июнь 2016г.) сгорело около 4,7 млн га леса, а с учетом степей, гор и сельхозугодий — около 7,3 млн га. Это больше чем в два раза превышает показатели за весь прошедший 2015 год, даже с учетом памятных всем масштабных пожаров на Байкале (по данным Рослесхоза, за весь 2015 год в России выгорело около 2 млн га лесов).

Единственные, кто выиграл от огненного бедствия — это чиновники. Пожары и борьба с ними — золотое дно для распила бюджета. Например, во время пожаров 2015 года на Байкале, возглавляемое Владимиром Пучковым МЧС завысило количество спасателей на лесных пожарах в 10-13 раз. Наглость чиновников понятна — пилить на пожарах очень удобно, так как всегда можно спрятать концы в воду. В данном случае — в огонь. Но последнее удается не всегда.

Ущерб федеральному бюджету на сумму 76 млн руб. выявила Генпрокуратура, проверяя информацию о закупках возглавляемого Иваном Валетником Федерального агентства лесного хозяйства (Рослесхоз). Как установлено, в 2014 году закуплено дорогостоящее оборудование для мониторинга очагов возгорания, представляющее собой устаревшие ноутбуки с системой спутниковой связи, тогда как пожарным и лесникам необходимы огнетушители, сапоги и тяжелая техника. В Минприроды сообщили, что по итогам проверки возможны отставки в руководстве Рослесхоза.

Напомним, что основной причиной таких масштабных лесных пожаров эксперты считают недофинансирование противопожарных мероприятий. В частности лесникам выделяют лишь 10% от необходимой для борьбы с пожарами суммы.

Неэффективный расход

«Закупки для обеспечения государственных и муниципальных нужд — сфера, где бюджетные средства расходуются не всегда эффективно, а порой преступно»,— заявил первый заместитель генпрокурора РФ Александр Буксман на заседании коллегии Генпрокуратуры. В качестве примера он привел деятельность Рослесхоза, где «в состав конкурсной документации незаконно включено и закуплено оборудование, абсолютно бесполезное при тушении лесных пожаров». Заметив, что федеральному бюджету причинен ущерб на 76 млн руб., господин Буксман заявил, что материалы «направлены в следственные органы для принятия мер уголовно-правового характера».

Слева: Вячеслав Гайзер и Иван Валентик

Слева: Вячеслав Гайзер и Иван Валентик

Рослесхоз ответил официальным сообщением, что «к должностным лицам, ответственным за реализацию проекта, применены меры дисциплинарного воздействия». В агентстве говорят, что закупки оборудования в рамках проекта Всемирного банка «Реформирование лесоуправления и меры по борьбе с лесными пожарами в России» за 2014 год ранее проверены совместно со Счетной палатой, «были выявлены нарушения в части поставки оборудования вне заявок пилотных субъектов на общую сумму 76 млн руб.». Как пояснили, речь идет о закупках систем спутниковой радиосвязи Triton «импортного производства». Они были поставлены в Московскую и Воронежскую области, Красноярский и Хабаровский края, а также Республику Коми.

Источник в органах прокуратуры РФ рассказал, что «была закуплена некая система для мониторинга пожаров, в нее входил откровенно устаревший ноутбук, к нему была присоединена камера и спутниковая система связи, которая должны была отправлять видео в центр мониторинга пожаров». «На карте можно ставить точки и при помощи копеечного GPS-трекера,— говорит собеседник.— Хотя в заявках регионов были действительно нужные вещи: сапоги, ранцевые огнетушители и пожарные машины».

Иван Валентик на тушении лесного пожара

Иван Валентик на тушении лесного пожара

Всемирный банк ранее решил предоставить заем России в размере $40 млн для совместного финансирования проекта по реформированию лесоуправления и борьбе с лесными пожарами. Общая стоимость проекта с 2013 по 2018 год должна была составить $121,26 млн.

Образование задолженности

Счетная палата в своем отчете в мае 2015 года обратила внимание, что объем кредиторской задолженности Рослесхоза увеличился в 2014 году в 32 раза и составил 19,7 млн руб., что «вызвано образованием задолженности за выполненные работы и услуги в рамках соглашения от 8 июля 2013 года о займе между РФ и МБРР». Аудиторы указали на «отсутствие должного контроля за реализацией проекта на всех его стадиях: заключение контрактов проводилось в отсутствие оценки целесообразности оснащения регионов оборудованием и эффективности его использования, не были определены конечные результаты реализации проекта, не соблюдались сроки поставки оборудования».

Кроме того, специалисты Счетной палаты установили «завышение стоимости поставляемого оборудования и товаров к среднерыночным ценам аналогичных товаров от 36% до 440% на сумму почти 72 млн руб., что привело к неэффективному расходованию бюджетных средств и имеет коррупционные риски».

«Список закупаемого оборудования в 2014 году Международный банк реконструкции и развития (МБРР, инвестиционное подразделения Всемирного банка) сформировал самостоятельно»,— говорят в Рослесхозе, объясняя, что в поданных в банк заявках, созданных с учетом потребностей регионов, фигурировали иные позиции, в частности тяжелая техника. Кроме того, по данным ведомства, банк самостоятельно определил список регионов, «некоторые из них не относятся к категории горимых».

В Минприроды подтвердили, что Рослесхоз уже принял административные меры по итогам проверки, «в отношении одного из замов руководителя агентства в правительство РФ направлено представление об отстранении от занимаемой должности». В министерстве отметили, что «в 2016 году закупаются лесопожарные комплексы, средства индивидуальной защиты для пожарных в строгом соответствии с правилами».

«Лесникам очень обидно читать такие истории, когда у них не хватает огнетушителей, запчастей для тракторов, топлива для автомобилей — самых простых вещей, без которых пожары не тушатся,— говорит руководитель противопожарной программы «Гринпис России» Григорий Куксин— Хороший современный GPS-навигатор стоит около 10-12 тыс. руб., радиостанция — 2-4 тыс. руб., ранцевый огнетушитель, которым можно пользоваться на ранней стадии пожара,— 3-4 тыс. руб., лесопатрульный комплекс на базе автомобиля УАЗ — около 1,5 млн руб.».

«Профессиональному работнику лесного хозяйства не проблема передать информацию о пожаре: чаще всего он использует рацию или мобильный телефон,— добавляет руководитель лесного отдела «Гринпис России» Алексей Ярошенко— Проблема в том, что в лесу очень мало работает людей».

В Рослесхозе сообщили, что «уже второй год пытаются минимизировать последствия этого странного контракта», в частности какую-то часть оборудования «передать в ФБУ «Авиалесоохрана»», обсуждается возможность «заставить МБРР отказаться от закупки, переформировать ее на реальную потребность».

Внимание прокуратуры

Федеральное агентство лесного хозяйства России (Рослесхоз) не впервые привлекает к себе внимание Генпрокуратуры. Можно вспомнить о попытке начальника «Авиалесоохраны» Николая Ковалева приобрести представительский Lexus с кожаным салоном и массажной функцией под предлогом создания «передвижного мобильного лесопожарного командного пункта». Или о совпавшей с приходом на должность руководителя ведомства Ивана Валентика истории с закупкой дорогостоящего оборудования для мониторинга очагов лесных пожаров, которое в реальности представляло собой устаревшие ноутбуки с системой спутниковой связи. Прокуратура тогда сообщала об ущербе в 76 млн рублей, а в Министерстве природных ресурсов и экологии Российской Федерации обещали громкие отставки. Но чиновника Валентика, который занимает также должность заместителя министра Сергея Донского, эти угрозы не испугали.

Экологи, бизнес и «Открытое правительство» вместе с прокуратурой и Всемирным фондом дикой природы (WWF) сегодня снова обращают внимание на криминализацию лесной отрасли. По данным Генпрокуратуры, Рослесхоз внес на сегодняшний день в государственный кадастр лишь 30% земель лесного фонда. «Это создает условия для незаконного отчуждения, деградации и уничтожения лесов», — убежден начальник отдела по надзору за исполнением экологического законодательства управления по защите интересов государства и общества Генпрокуратуры Евгений Надыршин. Сумма ущерба от деятельности «черных лесорубов» превысила 6,2 млрд рублей. Есть проблемы и с взысканием задолженности по оплате лесопользования — это более 10,3 млрд рублей. У природоохранных организаций свои претензии к службе — они заявляют о сокрытии ею данных о состоянии лесов.

«Сводной и системной информации о лесах в открытом доступе становится меньше, — рассказал координатор проектов WWF Константин Кобяков — Последний доклад датирован 2011 годом, на сайте Минприроды доступен только проект доклада за 2012 год, который так и не закончен».

По словам экологов, статистика службы не систематизирована и посвящена отдельным узким темам, нет данных о площадях и границах арендованных лесных участков, видах лесопользования, приоритетных инвестпроектах в освоении лесов, ссылок на лесные планы и лесные регламенты.

«Список так называемых открытых данных службы с советом не обсуждался и содержит нечитаемые файлы», — сказал директор по природоохранной политике WWF Евгений Шварц. «На деньги лесопромышленников начинают делать стратегию развития лесного комплекса, но консалтинговые компании говорят, что нет информации», — заявил он.

«Публичная декларация Рослесхоза 2015 года обязывала предоставить доступ к материалам государственной инвентаризации лесов. Ни по одному региону данные так и не были показаны», — добавляет Кобяков, отмечая, что средняя давность материалов лесоустройства — более 20 лет. Нет в открытом доступе ни публичной декларации Рослесхоза за 2016 год (принята 23 сентября), ни приказа о ее утверждении.

Иван Валентик

Источник в «Открытом правительстве» подтвердил наличие претензий к Ивану Валентику, который «не хочет открывать данные по пожарам и выгоревшим лесам». А завкафедрой общей экологии биофака МГУ (член Общественного совета при Рослесхозе), профессор Дмитрий Замолодчиков добавляет: «Хотя в структурах Рослесхоза собрано достаточно данных о лесах, доступа к ним у ученых нет».

Замечания высказывают и предприниматели. Пресс-секретарь Архангельского ЦБК Милена Авада говорит, что материалы по лесоустройству в Архангельской области не обновлялись более десяти лет. Она рассказала, что группа компаний «Титан» (основной поставщик Архангельского ЦБК) с 2015 года обновляет базы данных на условиях ГЧП. «Логично увеличить финансирование такого рода хотя бы по отношению к новым участкам лесфонда», — считает она.

Замечания экологов и Генпрокуратуры касаются и статистики лесных пожаров. Она, по словам Евгения Шварца, по-прежнему основана на данных регионов, а не информационной системы дистанционного мониторинга лесных пожаров (ИСДМ-Рослесхоз), и из-за этого сопоставить отчетность регионов и Рослесхоза невозможно. В первом полугодии 2016 года в РФ зарегистрировано около 10 тыс. природных пожаров (более 1,7 млн га), считают в Генпрокуратуре.

Иван Валентик называет другие оценки: 11 тыс лесных пожаров на 2,4 млн га и ущерб в 15 млрд рублей за весь год. Эта статистика основывается на данных регионов. Сведения о лесопожарной обстановке на сайте «Авиалесохраны» свидетельствуют: данные относятся лишь к территориям, где «проводились и проводятся работы по активному тушению». Там же говорится о 3,4 млн га, где активное тушение прекращено или приостановлено, но в докладах по итогам пожарного сезона их нет. В сумме, по этим данным, в 2016 году огнем пройдено 6,1 млн га, ущерб, по тем же расчетам, что и у Рослесхоза, — более 32 млрд рублей.

Основной причиной масштабных лесных пожаров эксперты считают недофинансирование противопожарных мероприятий. В частности, лесникам выделяют лишь 10% от необходимой для борьбы с пожарами суммы. При этом лично глава Рослесхоза не страдает скромностью: его свадьба с Ниной Сергеевой обошлась чиновнику почти в миллион рублей. 100 тыс было заплачено тамаде, банкет обошелся Валентику в 750 тыс, а артисты запросили за выступление 80 тыс рублей. После свадьбы пара отправилась в отель Radisson, где поселилась в номере «для молодоженов» (43 тыс рублей в сутки).

Прокомментировать

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *