По следам керченской бойни: что на самом деле произошло в колледже 

Легальный оруженосец 

18-летний студент 4-го курса Керченского политехнического колледжа Владислав Росляков учинил жестокую расправу над своими сверстниками и преподавателями. Для убийства он использовал турецкое помповое ружье 12-го калибра марки «Hatsan Escort», разрешение на ношение которого он получил в сентябре этого года. 150 мощных патронов с картечью — «на волка» — он приобрел в местном оружейном магазине «Сокол» за 4 дня до массового расстрела вполне легально. 

«У него было разрешение на приобретение патронов, выданное нашими правоохранительными органами — лицензионным отделом Росгвардии. В нем стояла дата: 8 сентября 2018 года. Претензий к Рослякову как к покупателю у нас нет. Парень показал нам лицензию РОХа. Мы записали все данные с этого документа к себе в журнал. Затем Росляков расписался за покупку и заплатил наличкой за 150 патронов 900 рублей», — рассказал директор магазина охоты «Сокол» Анатолий Лунев.

«Собрать медицинскую справку — два дня. В наркологии просто ставят штамп о том, что на учете не состоишь. У психиатра — формальная беседа минут на пять-десять, с примерным содержанием: «Зачем вам оружие?» — «А я люблю охоту/практическую стрельбу/для самозащиты»; штамп в справке — и гуляй, Вася! Оплатить пошлину — две минуты в банкомате. Охотничий билет в Минприроды — тоже максимум неделя. Сейф — полторы тысячи рублей и неделя на то, чтобы отнести письмо в соответствующий опорный пункт, где сидят участковые твоего района. Через пару дней показать участковому сейф в квартире, акт забрать на следующий день. Потом всю эту кучу макулатуры снести в ЛРО, подождать 10 дней, купить ствол, снести ствол в ЛРО, забрать из ЛРО вместе с лицензией. Месяц на все! По бюджету: справка — пара тысяч рублей, пошлины по 100 рублей за ствол, сам ствол на вторичном рынке можно тысяч за 10 рублей найти, патроны — в районе 16 рублей за штуку. Итого, около 14 500 рублей. Это, конечно, крайне бюджетный вариант, но — тем не менее. И если у человека в голове не те тараканы, но при этом он ни разу не обращался за психиатрической помощью — никто и нигде об этом знать не будет», — такую довольно четкую схему легализации описал военнослужащий ДНР Евгений Крыжин. 

Один в школе не воин? 

«Мы даем знания для приобретения любого оружия, разрешенного к законному обороту на территории РФ. Выдаем не диплом, а свидетельство. Обучение у нас стоит 6 тысяч рублей. Но мы сделали скидку, и Росляков заплатил всего 4 тысячи. Он говорил, что с финансами туго, и руководство пошло ему навстречу. Сейчас же на рынке конкуренция, поэтому приходится проявлять в таких вопросах гибкость», — рассказывает сотрудник Симферопольской школы охранников «Эгида+» Леонид Ящук, у которого Росляков проходил 6-часовое обучение по стрельбе. 

Согласно документу, Росляков обучался стрельбе в частной школе охранников в Симферополе «Эгида+» 18 июля текущего года



По словам Леонида Ящука, Росляков буквально проглатывал знания и производил впечатление целеустремленного юноши    

В сети также есть фотография Владислава Рослякова, где он с оружием в руках позирует на фоне мишени. Судя по всему, фото было сделано на стрельбище, а значит, парень имел дело с оружием до нападения. 

Очевидно, что Владислав Росляков тяготел к оружию и умел с ним обращаться    

А вот взрывчатку в свободном обороте приобрести нельзя. К тому же у Рослякова нашли еще с десяток самодельных бомб (СВУ) и «коктейль Молотова». Он не успел их взорвать, иначе жертв было бы в разы больше. 

И если с приобретением ружья и патронов, а также с навыками по стрельбе все более-менее понятно, то вышеперечисленный арсенал взрывных устройств заставляет задуматься о сообщнике-профессионале. И если следствие сможет ответить на вопрос — как и где были собраны самодельные бомбы, имеются ли на них отпечатки, и если да, то чьи, — станут понятными и обстоятельства трагедии и, собственно, мотив преступления. 

И потом: совместить массовый расстрел людей с подрывом СВУ, при этом активно перемещаясь по зданию и постоянно перезаряжая ружье, потратив на весь процесс, включая самоубийство, не более 7 минут, — по мнению экспертов, нереально. 

«Нельзя исключать ситуацию группового участия ряда неустановленных лиц в данном процессе. Кто готовил, кто настраивал, кто давал технологию сборки, где это осуществлялось, кто помогал с композитными элементами самодельных взрывных устройств? Кто определял тактику действий этого человека? Кто управлял психоэмоциональным статусом? Есть система управления, когда молодые люди очень хорошо управляются. Сбрасывать со счетов то, что первоначально было определено как теракт, нельзя. Он не спецназовец, который прошел подготовку. Значит, он должен был отрабатывать заранее это под чьим-то руководством, под чьим-то управлением, его должны были к этому готовить. Любой подросток, который берет в первый раз в руки оружие, — не выполнит комплекс этих действий. Я готовлю людей в разных странах несколько десятков лет», — подчеркивает эксперт Международной контртеррористической тренировочной ассоциации Иосиф Линдер. 

Последний маршрут Рослякова 

В корпусе колледжа в день трагедии работали 52 камеры видеонаблюдения. Именно по ним отслеживали путь Рослякова. Записей очень много, их до сих пор изучают специалисты. 

Предполагаемый маршрут Владислава Рослякова. Схема — КП    

По одной из версий, не привлекая внимания сотрудников колледжа, он зашел в здание на большой перемене. Оставил в столовой на 1-м этаже рюкзак со взрывчаткой. Поднявшись на второй этаж, переоделся в неработающем туалете, достал из тубуса для чертежей оружие и пошел «гулять» по этажам. Потом вернулся в столовую и активировал взрывпакет. Далее поднялся в библиотеку, попутно стреляя, где и совершил самоубийство. 

После бойни в колледже. Фото — Медуза

«Я дала звонок на перемену, как обычно. Только пошел поток детей, прогремел взрыв. Я думала, что телевизор взорвался. Потом — второй взрыв. По второму этажу было слышно, как стреляют. Террористы могли с обратной стороны зайти: у нас там забор такой, что можно пройти. С обратной стороны ворота хлипкие, камеры нет, можно спокойно перелезть. Я побежала нажимать тревожные кнопки. Ни слуху ни духу, телефон не работает, свой тоже не работает, меня сильно ударило. Ноги, бедра и спина… кровь льется, стала кричать, чтобы вызывали скорую», — рассказывает вахтер Наталья Паникоровская. Здесь стоит отметить, что женщина говорит о двух взрывах.

В Сети есть видео, на котором зафиксировано, как Росляков передвигается по двору колледжа к запасному (а не главному) входу. Вокруг никого нет: тишина, все сидят на парах. 

Последние метры перед входом, последние минуты перед бойней    

Что-то пошло не так…

«Неделю назад мы виделись, настроение у него хорошее было. Правда, знаете, что сейчас мне кажется странным? Где-то за месяц до всего этого, внук пришел ко мне и забрал все семейные фотографии. Вытащил их из альбомов. К папе зашел, у него тоже все карточки забрал. Сказал, что хочет их перефотографировать и новый альбом сделать», — рассказала бабушка Владислава Таисия Рослякова.

Бабушка Владислава заметила некоторые странности в поведении внука    

Мать Галина Рослякова, которую на следственные действия забрали прямо с работы (она была санитаркой керченского онкологического диспансера и принимала раненых из колледжа) рассказала, что за несколько дней до атаки Владислав начал пересматривать видео со стрельбой в различных школах. Она поинтересовалась, зачем он это делает. Он ответил, мол, просто так… Ответ сына мать удовлетворил. В день убийства, по ее словам, он дождался, пока она уйдет на работу, и только после этого пошел в колледж.

По словам друзей, накануне бойни Владислав удалился из соцсетей. Тем не менее «Крымская газета»
опубликовала некую его переписку со знакомой девушкой. Издание утверждает, что страничка в соцсети была заведена на вымышленное имя Анатолия Смирнова. Сейчас страница удалена. «Преступная Россия» не может ни подтвердить, ни опровергнуть достоверность этой переписки. 

В беседе с журналистами RT подруга Рослякова, чье имя не раскрывается по понятным причинам, рассказала, что молодому человеку постоянно приходилось сталкиваться с унижениями со стороны студентов, учившихся с ним в колледже. 

«Владислав постоянно мне рассказывал, что ссорится с окружающими. Он говорил, что потерял доверие к людям, когда его одногруппники начали унижать его» — сообщила девушка, уточнив, что основанием для издевательств стало то, что Владислав был «не такой, как все».

Что имелось в виду, она не уточнила.

Подражание «Колумбайну»? 

Существует версия, что Росляков подражал «колумбайнерам». В частности, на расстрел колледжа он отправился в образе Эрика Харриса — одного из участников кровавой бойни 1999 года в школе «Колумбайн» (США). Тогда два старшеклассника, Эрик Харрис и Дилан Клиболд, с применением стрелкового оружия и самодельных взрывных устройств ранили 36 человек, 15 из которых — смертельно. Росляков даже скопировал одежу Харриса, надев такие же темные брюки и такую же белую футболку с надписью. К слову, подобным образом выглядел и актер, который в фильме-реконструкции, посвященном «Колумбайну», изображал Харриса. Выбор оружия и даже самоубийство в библиотеке также полностью идентичны американской трагедии. Впрочем, информация о том, что Росляков состоял в каких-либо тематических группах, посвященных «Колумбайну», пока отсутствует. 

Керченский убийца вошел в образ своего американского сверстника, 19 лет назад устроившего бойню в школе    

Росляков пошел убивать в футболке с надписью «Ненависть». Известно, что по подобным слоганам на одежде можно определить если не характер в целом, то как минимум настроение ее владельца.

Секта и бойня 

Владислав жил с матерью, которая давно развелась с его отцом, Игорем Росляковым (к слову, его правоохранители задержали после обыска). Известно, что Галина Рослякова была членом секты «Свидетелей Иеговы», запрещенной в России. По словам классной руководительницы парня, Марины Масловой, мать с детства запрещала ему развлечения, потому как согласно учениюсекты это грешно. В школе Росляков не участвовал в самодеятельности, не ходил в кружки и не принимал участия в праздниках. Ему даже запрещалось ходить в кино. Иногда Владислав нарушал мамины запреты, за что неизменно получал нагоняй.

«Ему не нравились друзья матери, которых он называл «какими-то дураками, которые танцуют и поют». Он много времени проводил в школе — тихий, улыбчивый парень. Сначала — замкнутый волчонок, а к старшим классам — уже обычный общительный пацан. Влад учился плохо, на тройки. В 9-м классе постоянно ходил в библиотеку — там был компьютер, который мама отказывалась купить. Он увлекся панком, навешал на себя браслеты — маме это, конечно, не нравилось. В итоге она пришла ко мне и спросила, что ей делать с сыном. Я посоветовала купить компьютер. Мать купила, но проблем он не решил…», — рассказывает учительница. 

Вероятно, у парня развился определенный комплекс неполноценности, поскольку он был загнан матерью в сектантские рамки. Плюс ко всему он был вынужден общаться с сектантами, которых в душе ненавидел. Как известно, учение «Свидетелей Иеговы» запрещает брать в руки оружие, эта секта исключает любые призывы к убийству и насилию. 

А что если свой кровавый поступок Росляков продумал с целью попрать законы секты? 

«Росляков последователем секты не был. Но у человека, который был под влиянием последователей, остаются остаточные последствия. Возникает замкнутость, потеря нравственных ориентиров, религиозное разочарование. А у подростков — еще и антипатия к жизни, обвинение других в неудачной жизни. Есть очевидные вещи: если государство не кормит свою армию, тогда ему приходится кормить чужую; если государство не занимается нравственным воспитанием своих сограждан, то это пространство занимает другое государство или секты, а в данном случае — западная субкультура, которая зиждется на насилии и разврате. Призываю всех молиться о погибших, о выживших и об утешении их родственников. И очень прекрасно, что многие граждане по призыву своего сердца сдали кровь пострадавшим. Кстати, по учению секты «Свидетелей Иеговы», они все тяжело согрешили: кровь сдавать у них запрещено», — рассказал «Преступной России» доктор богословия, писатель-публицист, протоиерей Олег Трофимов. 

Жертвами убийцы стали преподаватели и студенты

В бойне погибли пятеро взрослых и 15 студентов (плюс сам Росляков). Шестеро убитых были несовершеннолетними. 

57-летняя Светлана Юрьевна Бакланова была завучем колледжа и 26 лет преподавала в нем математику, а ее 27-летняя дочь Анастасия Бакланова — обществознание. Там же работал и папа — подсобным рабочим. В тот день он находился в подсобном помещении, поэтому выжил.

Владислав Росляков хладнокровно расстрелял преподавателя информатики Александра Моисеенко, а также преподавательницу Ларису Кудрявцеву и сотрудницу учебного заведения  Людмилу Устенко. 

16-летняя Алина Керова, 19-летняя Аня Журавлева и 17-летняя Ксения Болдина сразу после этих событий пропали — они не вернулись домой и не отвечали на телефонные звонки. Их семьи подняли тревогу, начав публиковать объявления о поиске в соцсетях. Среди пострадавших девочек не нашли. А к утру их тела опознали. 

15-летний Сергей Степаненко пошел учиться, чтобы поддержать родителей материально. Хотел получить рабочую специальность и приносить домой деньги. А 19-летний Егор Перепелкин 4 года назад переехал в Керчь из Челябинска. После окончания колледжа планировал пойти в армию и вернуться на родину. В тот роковой день перед началом занятий он позвонил другу и сказал, что не хочет идти в колледж, но надо. Оба погибли. 

В кровавой бойне погибли 19-летний Владислав Лазарев, а также 16-летние студенты Никита Флоренский и Руден Джураев. 

21-летний Роман Карымов учился на механика и любил играть в шахматы. Он тоже стал жертвой, как и 16-летняя Дарья Чегерест. А 17-летняя Вика Демчук на следующий день скончалась в больнице. 

Также от рук Рослякова погибли 15-летний Владислав Вердибоженко, 16-летний Даниил Пипенко, 18-летний Руслан Лысенко и 19-летний Алексей Лавринович — все студенты политехнического колледжа. 

Похороны погибших. Фото — Ведомости

После трагедии появилась информация, что в Керченском политехническом колледже 17 октября якобы должен был состояться слет молодых преподавателей, но накануне вечером проведение мероприятия перенесли на неделю и поездка в Керчь для преподавателей из других городов была отменена. Впрочем, эта информация не нашла подтверждения: преподаватель из Симферополя, сообщившая об этом, просто перестала выходить с нами на связь. 

И напоследок. В профиле Instagram под названием «kerchmistoboy» опубликованы «официальный номер помощи погибшим» и реквизиты Qiwi-кошелька. Страница названа «Группа, поддерживающая Керчь в трудный момент», подписок у самого профиля нет. В профиле указано два телефонных номера, оба зарегистрированы в Татарстане. Как выяснилось, абоненты с этими номерами не отвечают на звонки и личные сообщения. Расчет прост: сочувствующие пользователи просто скинут свои деньги на Qiwi-кошелек. Иными словами, мошенники. 

Аферисты решили нажиться на горе людей    

Владислава Рослякова похоронят через две недели, отдельно от его жертв — в кладбищенском секторе для безродных. Ему посмертно назначили психиатрическую экспертизу. Также в его крови будут искать следы алкоголя и наркотиков и проведут ряд необходимых медицинских и баллистических экспертиз для того, чтобы установить все обстоятельства случившегося и попытаться ответить на вопрос: почему подобная трагедия стала возможна?

Тэги:
Крым Терроризм ДНР