Правозащитники выпустили доклад о десятках случаев убийств «аморальных» женщин на Кавказе

Проект «Правовая инициатива» выпустил доклад об «убийствах чести», как на Северном Кавказе называют расправы родственников-мужчин над женщинами, подозреваемыми в неподобающем, с точки зрения семьи, сексуальном поведении. С исследованием под названием «Убитые сплетнями» можно ознакомиться на сайте правозащитной организации. В Чечне уже назвали исследование «попыткой выставить регион каким-то таким пещерным обществом». 

Социологическое исследование проводилось в республиках Дагестан, Ингушетия и Чечня. Авторы доклада отмечают, что убийства женщин по мотивам «чести» являются одной из самых жестоких форм насилия в отношении женщин, семейного насилия и дискриминации по признаку пола. Нередко убийства совершаются на основе слухов или клеветы. 

При этом абсолютное большинство случаев убийств «чести» остаются скрытыми. О них не хотят говорить вслух, их скрывают родственники, на них стараются не реагировать правоохранительные органы либо применяют по ним более мягкие наказания. Среди стран, где наиболее часто встречается эта практика, международные правозащитники называют Пакистан, Иран и Палестину. Россия в их отчетах не упоминается, однако это не говорит о том, что в России убийств «чести» нет. 

По данным авторов доклада, с 2008 по 2017 год произошло 33 случая, в результате которых были убиты 39 человек. Этими жертвами были 36 женщины и трое мужчин. Убивают преимущественно молодых незамужних девушек либо разведенных, реже замужних женщин в возрасте от 20 до 30 лет. Убийцам они приходились дочерьми, сестрами, женами, племянницами, падчерицами. Из этих 33 случаев только 14 дошли до суда. 

В основе убийств «чести» лежат не мусульманские традиции, а самоуправство и своеволие авторитетных членов семей, а также давление общественного мнения и сплетни. 

«Как можно без этого? Необходим порядок»

В процессе работы исследователи столкнулись с трудностями сбора информации, так как зачастую такие убийства считаются частным закрытым семейным делом, а официальная статистика о такой практике или ее распространенности полностью отсутствует. Реальное число таких убийств гораздо больше, чем удалось включить в доклад. 

«Когда часто сталкиваешься, задумываешься, реально понимаешь, что проблема есть. Но это такая проблема… Это личное. В нее не принято вмешиваться. Я не собираюсь особо вникать в эту тему», — рассказал журналист из Чечни. «Как можно без этого? Необходим порядок», — отметил чеченский общественный деятель. «Такое бывает. Но редко когда известно становится. Это же все скрывается семьей. Даже если что и просочится, семья будет скрывать», — пояснила правозащитникам односельчанка из Ингушетии. 

Исследователи взяли интервью у 44 респондентов и 26 экспертов, все они слышали о том, что в местности, где они проживают, совершаются убийства «чести». 

«Наш родственник убил дочь и парня. Несколько лет назад это было. Он отсидел» (родственник, Дагестан). «Нашу родственницу так убили» (родственник, Дагестан). «Несколько лет назад здесь один наш мужчина совершил преступление — убил сестру» (родственник, Дагестан). «Такие убийства в районе встречаются. Об этом я тоже слышала, что брат убил сестру. Слухи-то пошли. Люди догадывались, что ее нет» (односельчанин, Чечня). «Такое ужасное событие. Так страшно убили. Всех» (односельчанка, Ингушетия). 

Некоторые респонденты отмечали, что пик убийств «чести» приходился на 1990-е годы, а сейчас они них почти не слышно. При этом есть те, что считает, что эту «традицию» следовало бы возродить — «это очень полезно для общества». Правда, другая часть опрошенных не замечает снижения таких убийств или даже наоборот, недоумевает по поводу их роста. 

Тема убийств «чести» табуирована и закрыта для широкого обсуждения, поэтому люди крайне неохотно что-то рассказывают на эту тему — им это представляется опасным. 

Причины убийств «чести» 

Дело в том, что в силу традиционности кавказского общества автономность женщины в нем намного ниже, чем мужчины, и вся ее жизнь максимально контролируется родственниками и членами сообщества. При этом на женщину возлагаются многие важные функции, в том числе и сохранение своей личной и коллективной «чести». «Честь женщины — честь рода, честь общества», — принято считать на Кавказе. Поэтому честь женщины должна быть безукоризненной. 

«Мы наслышаны, что в селе Нечаевка часто совершаются такие убийства, когда тихо, молча убивают девушек, чье поведение не понравилось родственникам, и этот факт укрывается. Девушку могут повесить, утопить, отравить и т. д.» (из материалов уголовного дела Марьям Магомедовой). 

Абсолютное большинство респондентов полагает, что убийство по мотивам «чести» выполняют несколько важнейших для общества функций. А именно, выступают наказанием за нарушение традиционных норм; становятся актом очищения, «смыванием позора», попыткой реабилитации чести; третья функция — назидание женщинам, мера их устрашения на будущее. 

«Честь женщины — это не только ее честь, это и честь рода. У нас, например, на Кавказе одна личность не отделена от мира всего… Кровная месть — огромный сдерживающий фактор. Боязнь не за свою жизнь, а за жизнь окружающих. Это очень огромный сдерживающий фактор, и я за саму кровную месть. Убийство «чести» — тоже сдерживающий фактор… Я, например, уверенно могу сказать, я достиг, чего я хотел по жизни, чего можно достичь, но я готов отсидеть, я готов пожертвовать своей жизнью, но для меня честь и убийство «чести» важнее, чем моя личная карьера, чем моя личная жизнь» (историк, Чечня). 

Для совершения убийства достаточно голословного утверждения. Истинность подозрения не имеет значения: честь мужчины затронута уже тем, что может подумать общественность. 

«Она убита за сплетни. Поводом к убийству стало получение SMS. Очень хорошая девочка. Просто SMS в телефоне. Это дяди у нее такие» (родственница, Дагестан). «Он сидел в компании, и там ему было сделано замечание о поведении его сестер» (односельчанин, Дагестан). «Скорее из-за слухов. Братья сговорились, позвали ее на море и в отдаленном месте утопили» (родственница, Дагестан). «Двоюродный брат делал ей замечания по поводу накрашенных ногтей и ношения одежды с коротким рукавом» (родственница, Дагестан). 

Исследователи выяснили, что на Кавказе принято считать, что если на семье есть позор — реальный или даже надуманный (неподтвержденный никем и ничем), то это повлияет на жизнь всех остальных родственников и поколений: женщины не выйдут замуж, мужчины не смогут нормально жениться и устроиться на работу и пр. С одной стороны, полагают, что если совершить убийство, то позор можно смыть, избавившись от девушки, и тем самым доказать, что больше не имеешь к ней и ее «вине» отношения. С другой стороны, респонденты отмечали, что подобное убийство «становится признанием позора и греха» семьей. Раз убили — значит, была виновна». 

«Какой же ты мужик, если до сих пор не убил ее!»

При этом велико давление общества. «Какой же ты мужик? Какой ты горец, если допускаешь такое поведение и до сих пор не убил ее!» — такие слова, полагают респонденты, пришлось слышать достаточно большому количеству мужчин, прежде чем они совершали «убийство чести». 

Убийцами по мотивам «чести» в большинстве случаев становились отцы женщин или их братья, чуть реже — другие родственники и мужья. Самоубийство обычно совершают в отдаленном уголке природы (за городом, у реки, на море, в горах, в лесу). Если же дома, то тело убитой уносят куда-либо, чтобы спрятать. Многие таким образом убитые женщины объявляются родственниками исчезнувшими либо уехавшими, но об их исчезновении в правоохранительные органы, как правило, не заявляют. 

Способы убийства самые разнообразные — от удушения и ударов топором до утопления в море или реке и отравления. Наиболее распространены убийства ножами и топорами. Иногда женщин принуждают к самоубийству. 

«Не убивал, а увел из жизни, чтобы не позорила отца и родственников» 

Если же дело все же доходит до расследования убийства «чести», тут также много препятствий: правоохранитель может быть родственником семьи и быть солидарным с ней, а виновной считать традиционно жертву преступления. 

«Только немногие из подобных дел доходят до суда. Обычно вопросы, касающиеся семьи (убийства «чести», похищения невест, изнасилования и т.д.), мы стараемся решить посредством переговоров, внутреннего урегулирования. Такое выносить на публику не принято» (следователь, Дагестан). 

Из 33 случаев только 14 дел дошли до суда: в 13 случаях обвиняемого осудили, в одном — оправдали. В разных случаях убийц приговорили к сроку от шести до 15 лет отбывания наказания в колонии строгого режима.

Авторы доклада цитируют адвоката по одному из дел об убийстве «чести». «Дело в том, что Даурбеков не лишал свою дочь жизни, он ее не убивал. Надо говорить так: он увел ее из жизни, чтобы она не позорила саму себя, своего отца и всех близких родственников. Так будет правильно. Отец, убивший дочь после того, как двадцать лет терпел оскорбления с ее стороны, аморальное поведение мусульманки-дочери, он в принципе не может отвечать по ст. 105 УКРФ», — заявлял адвокат 

Министр Чечни: это «попытка выставить регион каким-то таким пещерным обществом» 

Власти Чечни уже прокомментировали доклад «Правовой инициативы». Министр Чечни по нацполитике, внешним связям, печати и информации Джамбулат Умаров заявил радиостанции «Говорит Москва», что регион давно стал мишенью для правозащитных организаций, которые «ловят хайп на проблемах, которые сами же выдумывают». 

«Я причисляю все это к фейковой информации… Это очередная попытка очернить наш регион, выставить его каким-то таким пещерным обществом, где совершаются казни, расправы и нарушаются права человека», — сказал Умаров. 

«Я думаю, что это последняя агония так называемых либеральных сил. Пора положить конец всем этим провокациям. Мы с этим боролись, боремся и будем бороться до конца, пока этой гидре… не лишим ее многочисленных голов», — пригрозил он. 

Отметим, глава Чечни Рамзан Кадыров ранее заявлял, что после окончания суда над главой чеченского «Мемориала» Оюбом Титиевым республика станет для правозащитников запретной территорией. Впоследствии Умаров заявил, что Кадыров никаких угроз в адрес правозащитников не делал, а имел в виду недобросовестных журналистов.

Тэги:
Северный Кавказ