Ильдару Халикову не помешала бы порка

«Дымовая завеса» Мельниченко

Правительство Красноярской области
пытается переложить ответственность за вредные выбросы в атмосферу СУЭК
Андрея Мельниченко на жителей региона?

Пиар-кампания так называемого бездымного экологического угля,
развернутая региональным министерством экологии и рационального
природопользования осуществляется в интересах миллиардера Андрея
Мельниченко.

Нет дыма без огня

Частный сектор Красноярска с начала года будоражат странные новости о
новой инициативе регионального минэкологии. Подозрительная активность
министерства, которое упорством, достойным лучшего применения, начало
рекламировать бездымные угольные брикеты компании СУЭК сразу стала
бросаться в глаза.

Эти, якобы экологически чистые, безопасные, высококалорийные брикеты,
произведенные из угля Березовского разреза даже начали раздавать
бесплатно. Правда злые языки утверждают, что топить этими чудо-углями
чиновники рекомендовали только со 2 марта этого года. То есть, со дня
открытия Всемирной зимней универсиады в Красноярске.

По крайней мере именно такие объявления разносили по адресам поселка
Торгашино. Портал «ngs24» уверяет, что информацию подтвердила
председатель уличного комитета города, сославшись на распоряжение
администрации.

Впрочем, большинство жителей региона скептически отнеслись к
возможности исправить экологическую ситуацию за счет частного сектора.
Оно и понятно: Гигантская устаревшая красноярская ТЭЦ-1, входящая в
Сибирскую генерирующую компанию (СГК) Андрея Мельниченко загрязняет
воздух куда больше.

Но при этом получает минимальные штрафы от минэкологии: в 2017 году
прокуратура выявила на объектах красноярской ТЭЦ-1 превышение допустимых
норм выбросов приблизительно в 9-16 раз. За это компании Мельниченко
грозил штраф до 80 тысяч рублей.

Для сравнения, в том же, 2017 году со стапелей немецкой верфи сошла
новая яхта Мельниченко за 400 миллионов евро. На тот момент яхта стала
крупнейшим парусником мира, ее длина составляет 142,8 метров. Хорошенько
нагревает жителей Красноярска Мельниченко, ничего не скажешь.

Бесплатный уголек для жителей красноярского частного
сектора доступен только во время приезда в город иностранных
лыжников-астматиков?

Возможно, именно поэтому сразу после начала раздачи бездымного угля в
Красноярске пошли разговоры с рефреном «значит будут грабить». В
конце-концов, что мешает минэкологии «взвинтить» цены на неэкологичный
уголь? Исключительно из-за заботы об экологии, не на яхту же Мельниченко
работает красноярское правительство. Или все-таки на яхту?

О вреде для экологии выбросов ТЭЦ-1 на офсайте СГК деликатно не указывается. Видимо, печки частного сектора опаснее

Ведь в Красноярске какую «платежку» не начни заполнять — обязательно в
Мельниченко уткнешься. При этом, чиновники не стесняются повышать
тарифы. Осенью прошлого года это стало причиной скандала.

Тариф на воду поднялся дважды за год, в июле на 0,79 рублей за
кубометр и в октябре на 3,6 рубля за кубометр. Солидное, к тому же
сомнительное с точки зрения постановления правительства РФ, запрещающего
повышать тарифы два раза в год.

Заплатите, куда вы денетесь? Андрей Мельниченко улыбается

Да что уж там стесняться, такое повышение можно назвать
«грабительским». Воду жителям Красноярска поставляет компания
«КрасКом». Солидную долю в ней имеют структуры, связанные все с тем же
любителем длинных яхт Мельниченко.

До недавнего времени СГК владело акциями «Краскома» через
красноярскую компанию «Красжилкоминвест «, в которой структурам
Мельниченко принадлежало 74%. Сделка уже на момент покупки выглядела
сомнительной. Ведь она происходила на фоне скандала, связанного с
задержанием Валерия Грачева, бывшего председателя совета директоров
«Краскома». Его обвиняли в мошенничестве.

Миллиардер большую часть своего драгоценного времени проводит за
рубежом, а жизнь там дорогая. Наверное, поэтому и приходится регулярно
цены повышать, не иначе. Да и налоги в России платить, наверняка, тоже
слишком дорого, именно поэтому Мельниченко владеет активами через офшор
ДОНАЛИНК ЛИМИТЕД.

Кстати, при всем при этом, официально СГК работает едва ли не на
грани убыточности. Возможно, из компании просто-напросто выводятся
деньги?

Почему при высокой выручке, постоянно повышающихся
тарифах и 200-миллионному портфелю госзаказов у СГК Мельниченко почти
нет прибыли?

Слухи о фантастической любви Мельниченко к денежным знакам даже
доползли до ушей сотрудников «Федеральной антимонопольной службы» (ФАС).
После того, как СГК приобрел компанию «Сибэко», в ФАС вынуждены были
сделать предписание о недопущении роста цен.

Впрочем, Мельниченко осталось ждать совсем немного, по данным источников предписание выписано на 3 года.

АО «Сибэко» поставляет электрическую и тепловую энергию для
Новосибирской области и Западно-Сибирского экономического района. В
скором времени жителей региона может ждать очередное скачкообразное
повышение тарифов на тепло и электричество.

Не удивительно, что во многих регионах с опаской ждут в гости
компанию Мельниченко. Начинает будоражить Хакасию: ряд источников
сообщает о том, что СУЭК-Хакасия мало того, что собирается повысить
тарифы, так еще и топит не самым экологически чистым бурым углем, вывозя
из региона более калорийный каменный уголь.

Плюс «брикетизация» всей Сибири

Видимо, в скором времени Хакасии также могут предложить перейти на
угольные брикеты. Поначалу, возможно, даже бесплатные. Вот только потом
вряд ли кто-то сможет помешать Мельниченко начать получать
дополнительную прибыль еще и от частного сектора. Скорее наоборот, даже
помогут.

Судя по тому, как «поют соловьем»в минэкологии Красноярского края, не
исключено, что в скором времени минэкологии региона заявит о
необходимости борьбы за чистоту здорового сибирского воздуха.

Естественно, бороться за чистоту предложат не огромным чадящим ТЭЦ
Мельниченко, а бабушкам с печками за их же собственный счет. Надо же
как-то Мельниченко, судя по всему, живущему по принципу «десять старушек
рубль» еще на одну суперяхту денег найти.

Осталось только понять почему на ситуацию безмолвно взирает глава
региона Александр Усс. Не пора ли ему сказать свое слово? Или он уже
сказал не слово, а цифру, и не публично, а в тайных переговорах с
Мельниченко?

Источник: The Moscow Post