Максим Ченгаев

«Она была взрывная»: Арестованный за убийство любовницы экс-глава Раменского района дал первое интервью

Мосгорсуд рассмотрел апелляционную жалобу бывшего главы Раменского района Андрея Кулакова на его арест и отменил решение Бабушкинского районного суда. Теперь дело будет возвращено на пересмотр.

Сам подсудимый успел пообщаться с журналистами и рассказать свою версию событий. Кулаков продолжает настаивать на своей невиновности и утверждает, что в ночь убийства был с семьей — женой и детьми. По словам женщины-консьержа, Кулаковы выехали из дома утром 1 мая, после полуночи чиновник вернулся в квартиру один и как минимум до трех ночи не выходил из дома.

Как писала «Преступная Россия», Кулаков обвиняется в убийстве заместителя председателя Общественной палаты Раменского района Евгении Исаенковой, с которой, по версии следствия, у него был роман. Женщину нашли задушенной в ее автомобиле в лесополосе Подмосковья.

Сам обвиняемый считает, что следователи пошли по пути «наименьшего сопротивления».

«Все, что самое простое, придумали, самое банальное предположение сделали. Здесь все не так просто, как мне кажется. Я не знаю, предположений стопроцентных и конкретных у меня нет. Они могут любые абсолютно. Произойти могло все что угодно, учитывая характер Евгении», — заявил Кулаков.

По его словам, Исаенкова была очень импульсивной и взрывной, часто принимала сиюминутные решения — куда-то поехать, встретиться с кем-то и так далее.

«Иногда ее нужно было несколько часов останавливать, чтобы она не сделала какие-то вещи, которые изначально в порыве своего, скажем так, первого этого чувства посчитала правильными. Такие моменты. Она была, честно говоря, очень импульсивным человеком. Поэтому еще раз говорю: с кем она должна встречаться и зачем она могла поехать — одному богу известно», — отмечает Кулаков.

По его словам, дочь Евгении рассказала, что мама уезжала со словами, что должна помочь хорошим людям. Кулаков предполагает, что, возможно, Евгения встречалась с двумя мужчинами.

«Кто они были? Я не могу сейчас предполагать. Есть несколько версий, которые могут иметь право на существование. Оперативным сотрудникам и следователям я все изложил. Но кого-то конкретного обвинять я, честно говоря, не могу, у меня нет для этого достаточных оснований», — резюмировал Кулаков.

Он также отметил, что для него стало полной неожиданностью, что Евгения Исаенкова могла быть ВИЧ-инфицированной. По его словам, она сдавала анализы в апреле, когда делала операцию и все было хорошо.