Где гибнет рыба: в 160 км от Халактырского пляжа Камчатки катастрофа длится уже годами

Масштабная экокатастрофа на Камчатке, где погибли тысячи морских животных, взбудоражила не только федеральные власти России, но и весь мир. Генпрокуратура РФ взяла расследование под контроль. Однако местные жители возмущены: неужели нужно было довести ситуацию до такой беды, ведь камчадалы, экологи, рыболовы годами кричали о том, что камчатские реки загрязнены и заражены отходами золотодобычи, рыба гибнет, а вся отрава идет в океан.

В ядовитой воде у Халатырского пляжа на Камчатке в Тихом океане погибли тысячи животных: рыба, морские ежи, осьминоги, нерпа.
Владимир Солодов, глава Камчатки, уже пригрозил увольнениями чиновникам после случившегося. Административное дело расследуют по статье «нарушение режима хозяйственной деятельности в прибрежной зоне». Ситуацию на Камчатке взяли под контроль лично полномочный представитель президента РФ в Дальневосточном регионе Юрий Трутнев и Генпрокуратура РФ. Зампред Госдумы РФ Ирина Яровая, прилетевшая на Камчатку, также подключилась к расследованию ситуации. Она отметила, что ведущие научно-исследовательские центры России включатся в работу по оценке и восстановлению картины загрязнения воды в Авачинском заливе на Камчатке.
Старший советник морской программы Всемирного фонда дикой природы (WWF) Константин Згуровский считает, что случившееся – последствия того, что до сих пор не уделяется достаточного внимания сохранению окружающей среды: «Камчатка всегда славилась своими биологическими ресурсами. Последнее, что тревожит, это уделение в большей степени приоритета добыче минерального сырья и нефти, то есть того же золота. В то время, когда это «страна лосося».
Местных жителей не проведешь – люди своими глазами видят, что происходит на Камчатке. И вовсе не удивлены тому, что произошло на океанском побережье. Камчатские реки загрязняются годами, и вся отрава уходит и в почву, и в океан. А причиной загрязнения становятся работы по золотодобыче. Многочисленные нарушения выявлялись экологами годами. Но результатами были лишь мизерные штрафы, присуждаемые судами. Например, компания «Тревожное зарево», чьи нарушения исчислялись миллионами рублей, многие годы получала «наказание» в виде 10-15 тысяч рублей. А все потому, что деятельность золотодобытчиков, ведущаяся с грубейшими нарушениями, покрывалась местной властью, суды делали так, как им указывали. «Все зависит от тех людей, которые находятся у власти. Правильно сказал президент Владимир Путин — неприкасаемых не должно быть. У нас на Камчатке еще очень много неприкасаемых. А многие собственники предприятий не являются жителями Камчатского края», — подчеркивает Сергей Мылов, председатель Межрегиональных общественных организаций «Экологическая безопасность» и «Комиссия по противодействию коррупции».
«Тревожное зарево» работает в 160 километрах от той самой зараженной океанской береговой линии, и вся отравленная отходами золотодобычи вода стекается в реки, а реки идут в океан. Татьяна Михайлова, заместитель председателя камчатского отделения Росгеологии, научный сотрудник лаборатории эколого-экономических исследований Камчатского филиала ФГБУН Тихоокеанского института географии ДВО РАН, замечает, что еще в 2000 годах Анатолий Чубайс отмечал упорство камчатских экологов: «Очень многое было заслугой экологического сообщества». Чубайс тогда говорил: «На Камчатке «зеленые» — великая сила!». Правда, камчатским экологам и доставалось: они получали угрозы в свой адрес, были зафиксированы и случаи нападений.
И только сейчас, со сменой руководства Камчатки, экологов и местных жителей услышали. Новый глава края Владимир Солодов вмешался в работу золотодобытчиков, Юрий Трутнев, приехав и лично убедившись в страшных фактах загрязнений территории, поручил разобраться с фактами нарушений и коррупции, деятельность одной из компаний — «Дальстрой» — была приостановлена, работа компании «Тревожное зарево», славящейся своими многочисленными нарушениями, сейчас под пристальным вниманием СМИ и проверяющих инстанций.
Но беда в том, что если бы золотодобытчикам запретили нарушать закон и загрязнять природу еще десятилетия назад, этих ужасных последствий бы не было. «Они драгой моют и сбрасывают очень мелкий песок. Грязь забивается в жабры рыбы, она умирает, не идет на нерест. А ведь на Камчатке добывается до 30 процентов добычи всей рыбы в России! Мы единственная страна, у которой остался дикий лосось!» — говорит Сергей Мылов. «Камчатка самое уникальное место, это страна рек, и все наши реки – лососевые. Но на них моют породу, это противоречит экологии лосося, — говорит Татьяна Михайлова. — Исчезают места нерестилищ, лосось идет только в чистую воду, и на дне должна быть галька рассыпная, подвижная. А загрязненные взвеси цементируют гальку, создают муть в воде, дно превращается в забетонированную площадку».
И это не просто грязь, это яд! В воду идут цианиды. «На территориях золотодобычи работают ЗИФ – золотоизвлекательные фабрики. Сюда привозят руду, она дробится, потом добавляется соляная кислота, цианиды, они отделяют золотую массу», — поясняет Сергей Мылов. Вся отрава идет в реки. Рыбодобытчики уже давно бьют тревогу: рыбы на Камчатке все меньше, она не идет на нерест в отравленные реки! Как поясняет эколог, в так называемом хвосте – переработанном грунте с отходами, которые «Тревожное зарево» складывает на территории, отходы 4-го класса опасности, но вся кислота в хвосте под давлением земли дренируется, и в реку уже стекается не 4-й, а 3-й класс опасности, который гораздо ядовитее.
Николай Крапков, бывший директор охотугодья АО «Асача», рассказывает, что их точка находится как раз на границе с золотодобывающей компанией «Тревожное зарево». Когда-то здесь была чистейшая прозрачная река, местные жители ловили рыбу, теперь все изменилось: «Раньше каждую осень там было море гольца, рыба просто стоит. Но с каждым годом ситуация стала ухудшаться, вода сначала побелела, потом была коричневая. Рыба дохла на глазах. Мы несколько раз переносили наш водопровод, потом выкопали колодец, но потом и в колодце вода пошла желтая и стухла. А ведь к нам приезжали туристы, охотники. Нам неоткуда было брать воду для питья и готовки. Да и в природе все нарушилось. Ушла рыба – ушел и зверь. Медведю нечего есть, он уходит».
По оценкам экологов, природе понадобится до 150 лет, чтобы из грунта, воды, различных микроорганизмов полностью исчезли все ядовитые вещества и вся экосистема полностью очистилась и восстановилась.
Trans-Siberian Gold (TSG), операционная компания АО «Тревожное зарево», разрабатывающая золоторудное месторождение Асачинское на Камчатке, уже заявила, что намерена запустить работу на новых жилах, например, на 25-й «Бумеранг». Обещают построить дополнительные очистные сооружения, а еще — «вложить в 2020 году в природоохранные мероприятия 82,5 млн рублей», сообщает пресс-служба компании.
Но экологи не видят правды в этих заявлениях. Год подходит к концу, и никаких вложенных миллионов в охрану природы от «Тревожного зарева» нет – да и не было, говорит Сергей Мылов. Зато сплошной ущерб природе. В прошлом году в Северо-Восточное территориальное управление Росрыболовства было направлено заключение экспертов из «КамчатНИРО», которое вскрыло кричащие факты нарушений. Эксперты отмечали, что компанией «Тревожное зарево» «игнорируется утвержденный запрет на сброс штольневых вод в ручей Семейный», очистные сооружения и пруд-отстойник не соответствуют требованиям, причем пруд вообще не обеспечивает даже суточного отстаивания штольневых сточных вод, и неочищенные стоки сбрасываются напрямую в русло ручья Иреда.
Еще в 2015 году замутненность воды в ручье Семейный в 119 раз превышала норму! Ранее построенные очистные сооружения рассчитаны на объем сточных вод 171,6-2781,3 тысяч м3 в год, это меньше в 76 с лишним раз фактического объема штольневых сточных вод. Объем сточных вод растет и к концу отработки месторождения достигнет 26-27 млн м3/год. А объем загрязненной воды дважды превышал номинальную проектную производительность очистных сооружений компании. Если добавятся новые разработки, то водоприток в 5-6 раз превысит производительность очистных сооружений.
Свои нарушения, говорит Сергей Мылов, «Тревожное зарево» умеет скрывать. К себе на площадки золотодобытчики экологов не пускают. Как говорит Татьяна Михайлова, золотодобывающие компании – «словно масонская ложа», они закрыты от всех. Ну а о съемках с воздуха узнают заранее – и просто прячут факты своих нарушений. «У них заготовлены доски, как только мы заявляемся на вылет на вертолете, они прекращают сброс, все закладывают и засыпают. Фактически, осознанно идут на преступление», — говорит Сергей Мылов.
Неудивительно, ведь золотодобытчикам вообще нет дела до состояния экологии на Камчатке. Если рыболовов и туристические компании связывает с Камчаткой их деятельность, то золотодобытчики тут – чужие. Охотугодья получают землю на 49 лет, рыболовы на 25 лет, и они понимают, что им важно сохранять природу, ведь тут стоят их заводы, работают люди. Рыбозаводы ежегодно дают миллиарды налогов в бюджет РФ. А золотодобытчики получают лицензию на разработку на 6 лет, после этого – хоть трава не расти, во всех смыслах. Они могут просто бросить все как есть и уехать, а ведь даже чтобы вывезти всю технику и отходы, потребуются миллионы. Они тут – временные, потом – хоть потоп.
«Ценность рыбы в целом растет в мире, но в основном за счет марикультуры и искусственного выращивания. А искушенные люди с высоким уровнем потребления, японцы или в западных странах, больше ценят именно дикую рыбу. А мы здесь добываем одну треть всего ее общероссийского улова», — напоминает Владимир Солодов. И он считает, что поголовье рыбы на Камчатке еще можно восстановить: «Некоторые реки у нас «выбиты». Можно думать об их возобновлении, но у нас есть реки, которые еще живые, и мы обязаны их сохранить».
Экологи напоминают, что уничтожить природу — дело нехитрое, а восстанавливать придется долго. Страшная беда на камчатском океанском берегу – уже далеко не первая ласточка. Жители Камчатки лишены возможности пить воду из своих рек, рыба умирает и перестает идти на нерест, популяции животного мира грозит снижение численности, краснокнижные растения и животные исчезают. Если власти, региональные и федеральные, не остановят, наконец, грубейшие нарушения со стороны золотодобытчиков и не запретят деятельность компаний, игнорирующих закон, экология полуострова продолжит рушиться, и к каким новым трагическим последствиям это приведет далее, остается предполагать.

Источник: https://news.rambler.ru/other/44961154-gde-gibnet-ryba-v-160-km-ot-halatyrskogo-plyazha-kamchatki-katastrofa-dlitsya-uzhe-godami/?article_index=1