От чего устал Сергей Лавров?

Неудивительно, что Сергей Лавров «подустал» от своей работы. Дело не в том, что она внезапно стала обременительной физически да и едва ли во всей России найдется человек более квалифицированный на дипломатическом поприще. Но он наверняка испытывает сильнейшую моральную усталость. Так всегда бывает, когда человек вынужден выполнять заведомо невыполнимую работу. Задача перед Лавровым одна — максимально долго сохранять устоявшуюся парадигму внешней политики России: со злобной Америкой, малахольной и мятущейся Европой, непутевыми, но такими родными бывшими бывшими братьями по Советскому Союзу. Как минимум потому, что именно такая парадигма для большей части российских граждан привычна на протяжении всей их жизни. Как максимум потому, что в другие игры игрыть еще сложнее, страна утратила этот навык.

Проблема лишь в том, что останется Лавров в МИДовском кресле или его займет другой человек (или будет осуществляться то самое коллегиальное управление) — исход предопределен и продиктован самим маховиком истории, как бы пафосно это не звучало. Батька в Минске действительно не боится. Пока еще удается его позиционировать как внезапно утратившего нюх безумца, такого картофельного клоуна-диктатора, смешную годзиллу, чуть-чуть вышедшую из под контроля. Но чем дальше, тем яснее будет становиться, что он не безумец и не зарвавшийся шалопай. Он человек, который перестал бояться, и смог переориентировать свои внешнеполитические интересы, если угодно. Происходящее в Белоруссии никого в мире не радует, блюстители европейских ценностей делают Лукашенко почти те же замечания, что и Россия, но в этот раз у России не получается играть привычную роль старшего брата, вразумляющего непутевого младшего. В РБ могло бы происходить что угодно, но Кремль это не пугало бы так, как вот эта внезапно появившаяся у Республики непокорность. Хотя, первые предпосылки заметны были уже достаточно давно, просто уделить им внимание все было как-то недосуг. России не нужна белорусская демократия, России нужно белорусское подчинение, а вот как раз его Белоруссия демонстрирует сейчас с крайней неохотой. И это тревожит, потому что ставит под сомнение бесперспективную, но все еще значимую имперскую концепцию, на которой базируется внешняя политика РФ. А внешнеполитические потрясения это то, чего российской власти в нынешнее нестабильное время хотелось бы менее всего. Поэтому да, идет поиск спасительной комбинации, и даже возможно она еще будет найдена. Главное — это понимать, что ресурс почти выработан и комбинация может дать только отсрочку во времени перед необходимыми в будущем изменениями.

Ваш Юрий Долгорукий