У Зудерманов брат сестре не товарищ

Центральный аппарат СКР проверяет руководителя оренбургского следственного управления Вячеслава Зудермана и его двоюродную сестру судью областного суда Елену Зудерман на возможный конфликт интересов. В ведомстве Александра Бастрыкина на эту проблему обратили внимание после жалоб на незаконное уголовное преследование женщины, осужденной к реальному сроку на основе ложных документов из администрации города. Защита уверена: при помощи родственной взаимовыручки на протяжении нескольких лет от Москвы скрывают нарушения в этом деле и не только.

За историей жительницы Оренбурга Юлии Рыжевской ПАСМИ следит с 2019 года. Женщину приговорили к четырем годам колонии за мошенничество — якобы при постройке дома она знала, что здание будет стоять на пути будущей автомагистрали и ввела в заблуждение других людей, продав им доли в “самострое”. Сама Рыжевская связывает уголовное преследование с отказом платить сотрудникам городской администрации.

После целого ряда публикаций в СМИ в январе 2020 года было принято решение об отсрочке наказания для Рыжевской. До этого в деле всплыло множество поддельных материалов и данных о давлении следствия на свидетелей, более того, выяснилось, что чиновники представили суду сфальсифицированные документы о планируемой прокладке трассы. 

Глава СКР Александр Бастрыкин несколько раз лично поручал проверить законность процессуальных действий, которыми руководил начальник оренбургского СУ Вячеслав Зудерман, и правомерность вынесения приговора, руку к которому приложила его сестра — судья Елена Зудерман. Однако, признавать собственные ошибки областные правоохранители не захотели. Сначала они создавали видимость проверок, но в конце прошлого года стали и вовсе отказывать в их проведении.

С шестого раза

Гражданский муж Юлии Рыжевской Александр Ткаченко неоднократно обращался в центральный аппарат СКР с просьбой разобраться с круговой порукой оренбургских правоохранителей, однако все жалобы из Москвы спускались на региональный уровень. А там, по словам собеседника ПАСМИ, ему прямо заявляли, что Москва им не указ, так как результат всех проверок — в руках областного руководства.

По подсчетам Ткаченко, следственное управление по Оренбургской области по поручениям Александра Бастрыкина провело как минимум пять проверок, чтобы оценить законность вынесенных в отношении его жены решений и оценить роль должностных лиц в их принятии, но нарушений не нашли. Региональные следователи  сами могли быть косвенно замешаны в служебном подлоге по заказу мэрии и теперь скрывают истинную картину событий от своего руководства, полагает Ткаченко. 

Они в курсе:
— руководитель СУ СКР по Оренбургской области Вячеслав Зудерман
— прокурор Оренбургской области Руслан Медведев
— начальник УФСБ по Оренбургской области Рустэм Ибрагимов
— председатель Оренбургского областного суда Владимир Ушаков

Ситуация сдвинулась с мертвой точки в конце 2020 года — 20 декабря Ткаченко направил обращение в интернет-приемную Александра Бастрыкина. В своем письме он попросил главу Следственного комитета “взять под личный контроль вопрос, связанный с конфликтом интересов между судьей Оренбургского областного суда Зудерман Еленой Петровной и руководителем следственного управления по Оренбургской области Зудерманом Вячеславом Давидовичем”, которые, по данным Ткаченко, является двоюродными братом и сестрой. 

25 декабря из Управления контроля ГСУ за следственными органами пришел ответ, что в центральном аппарате Следственного комитета организована проверка по данному вопросу.

“Провести проверку Зудерманов на предмет конфликта интересов я просил в течение нескольких лет, но Москва упорно игнорировала все эти просьбы. Возможно, нынешняя реакция связана с тем, что в конце 2020 года появилась информация о грядущих чистках в региональных управлениях СКР, поскольку Бастрыкин недоволен тем, что его подчиненные в массовом порядке срывают проведение проверок, и делают это, возможно, умышленно”, — предположил Ткаченко. 

Семейные интересы  

В своем заявлении Александру Бастрыкину гражданский муж Юлии Рыжевской подробно разъяснил в чем, по его мнению, заключается конфликт интересов между влиятельными родственниками. 

Ткаченко указал, что Елена Зудерман участвовала в уголовном деле его жены — в марте 2018 года служительница Фемиды входила в состав судебной коллегии, которая в апелляционной инстанции отказала в иске о пересмотре уголовного дела. 

“Через год после этого Бастрыкин поручил начальнику регионального следственного управления, то есть брату Елены Зудерман,  оценить законность вынесения приговора. Конечно же, Зудерман в действиях своей сестры нарушений не увидел. При этом оба родственника остались крайне недовольны вниманием Москвы”, — рассказал Александр Ткаченко, ссылаясь на свои иссточники.  

Шанс отыграться у “кузенов Зудерман” появился после того, как Елена перешла из уголовной судебной коллегии в коллегию по гражданским делам. Она  оказалась председательствующей судьей в апелляционном процессе по иску к Рыжевской о возмещении ущерба. Собственники, которым женщина продала доли в своем спорном доме, потребовали взыскать с нее порядка 14 млн рублей.

При этом в чем заключается ущерб, сказать сложно — дом не снесен, и все истцы продолжают в нем проживать. По сведениям Александра Ткаченко,  соседей накручивают следователи, внушая, что если люди не получат деньги через суд, то останутся ни с чем.

Суд первой инстанции постановил, что требования истцов могут быть удовлетворены лишь частично. Однако, коллегия судей под председательством Елены Зудерман отменила это решение и заняла более жесткую позицию — о возмещении всей суммы. 

“По моей информации, присутствует договоренность между братом и сестрой — Вячеслав Зудерман отказывает в возбуждении уголовного дела о незаконном преследовании Рыжевской, в то время, как  сестра пытается лишить нас собственности. Все личные поручения председателя Следственного комитета РФ игнорируются и не исполняются”, — считает собеседник ПАСМИ.

Они должны быть в курсе:
— председатель СКР Александр Бастрыкин
— генпрокурор Игорь Краснов
— председатель Верховного суда Вячеслав Лебедев
— губернатор Оренбургской области Денис Паслер

Также, по данным Ткаченко, ранее по запросу СКР из Оренбургской области был предоставлен ложный ответ об отсутствии родственных связей между Вячеславом и Еленой Зудерман. 

Закон и этика

Адвокат семьи пояснил: прямого законодательного запрета того, чтобы родственники занимали посты руководителя следственного органа и судьи в одном и том же регионе, нет.  

“При этом, судья после того, как прокурор утвердит решение следственного органа, так или иначе опирается на решения следователя при вынесении приговора, соглашаясь с ним или нет. И если судья и следователь находятся в близких родственных отношениях,  для судьи будет затруднительно не согласиться с выводами следствия”, — обратил внимание юрист. 

Вместе с тем он заметил, что, исходя из положения кодекса судейской этики, судья обязан брать самоотвод, если к нему поступают материалы из органа, которым руководит его родственник. 

“Таким образом, Елена Зудерман должны брать самоотвод в каждом случае, когда материалы поступают из следственного управления, которым руководит ее брат”, — указал адвокат. 

Оренбургская тенденция 

О конфликте интересов Вячеслава и Елены Зудерман завляет не только Юлия Рыжевская и ее муж Александр Ткаченко. О “региональной беспомощности” глав федеральных ведомств в Оренбурге рассказывал и другой источник ПАСМИ —  бывший сотрудник областного СУ СКР Динис Хусаинов. Он обнаружил, что его коллеги выводят подозреваемого из-под ответственности. Но разоблачение нарушений закончилось тем, что следователя уволил со службы по отрицательным мотивам его начальник — Вячеслав Зудерман. А судья Оренбургского областного суда Елена Зудерман обеспечила поддержку этого решения в апелляции, хотя первая инстанция сочла увольнение незаконным. Проверить эту ситуацию также лично требовал Бастрыкин, и так же проверка не вскрыла нарушений.