Шантырь повел себя неспортивно

В середине декабря минувшего 2020 года средства массовой информации Санкт-Петербурга сообщили, что городская Контрольно-счетная палата (КСП) отчиталась о результатах проверки комитета по физической культуре и спорту (спорткомитет), а также подведомственного ему СПб ГАУ «Дирекция по управлению спортивными сооружениями».

Нарушения на миллиард

В итоговом документе КСП отмечается: «спорткомитетом допущено не менее 30 нарушений на общую сумму не менее 389,8 млн. рублей. Отчет направлен губернатору города, председателю Законодательного собрания, прокурору Санкт-Петербурга, руководителю УФНС, а также начальнику управления экономической безопасности и противодействия коррупции ГУ МВД.

Казалось бы, нужно только радоваться за то, что контролирующие органы выводят «на чистую воду» зарвавшихся чиновников. Но для весьма небольшого круга людей, мало-мальски знающих подоплёку происходящих в городе событий, ситуация выглядит совсем в другом свете. Только лишь одно петербургское издание – «Мойка 78» Олега Третьякова чуть-чуть приоткрыло завесу этой подоплёки. Уж не являются ли действия подконтрольного главе Законодательного собрания Вячеслава Макарова председателя КСП Константина Желудкова ответом за негативную информационную волну, вокруг обысков, осуществлённых правоохранительными органами у дочери Макарова Анны Селегень?

Эту версию подтверждает и тот факт, что, во время оглашения в Смольном результатов проверки спорткомитета, председатель этого комитета Антон Шантырь, кстати, по слухам, давний приятель Желудкова, абсолютно со всеми доводами КСП согласился, не высказав ни единого возражения.

Кстати о председателе КСП Константине Желудкове. Не тот ли это Желудков, кого «Фонтанка» прямо назвала аффилированным лицом при закупках реагентов для городских бассейнов по многократно завышенным ценам? Но речь у нас сегодня не о нём.

Антон Шантырь был назначен председателем Комитета по физической культуре и спорту Санкт-Петербурга в феврале 2020 года. В спорте он человек не чужой. Антон Игоревич – заслуженный мастер спорта, в своё время был серебряным призером XXVI летних Олимпийских игр 1996 года в командной гонке преследования, многократным победителем и призером этапов Кубка мира и чемпионатов России по велоспорту. По окончании спортивной карьеры он долгое время возглавлял экспериментальную школу-интернат олимпийского резерва «Олимпийские надежды» и спортивный комплекс «Юбилейный» в Санкт-Петербурге.

Мы не будем останавливаться на его предпоследней должности генеральным директором «Юбилейного», хотя за пять лет его руководства одни только госконтракты на сумму около 200 млн. рублей со спортивной школой «Звёздный лёд», при детальном анализе, на наш взгляд, выявили бы весьма интересные подробности.

Приступив к новой работе в качестве председателя спорткомитета, Анторь Шантырь первым делом озаботился своим обиходом, заключив контракт почти на 2 млн. рублей «по ремонту помещений», заключавшегося в создании помещений для отдыха с душевой и кухни рядом с рабочим кабинетом в здании спорткомитета. Как знать, может оно и правильно. Ведь, в условиях наступления по всем фронтам злобного коронавируса, требуется работать по-фронтовому. Где же ещё отдыхать между «боями», как не на рабочем месте?

Достаточно того, что год его работы во главе спорткомитета ознаменовался скандалами, невразумительной кадровой политикой и сомнительными тратами бюджетных средств.

Приступив к новой работе в качестве председателя спорткомитета, Анторь Шантырь первым делом озаботился своим обиходом, заключив контракт почти на 2 млн. рублей «по ремонту помещений», заключавшегося в создании помещений для отдыха с душевой и кухни рядом с рабочим кабинетом в здании спорткомитета. Как знать, может оно и правильно. Ведь, в условиях наступления по всем фронтам злобного коронавируса, требуется работать по-фронтовому. Где же ещё отдыхать между «боями», как не на рабочем месте? Правда, техническое задание на этот «ремонт» не было согласовано с ГИОП (спорткомитет находится в историческом здании на улице Миллионной, 22), да и деньги были «изысканы» в ситуации, когда финансирование всех подведомственных комитету учреждений, в связи с пандемией, было изрядно сокращено. Но ведь это мелочи, не правда ли?

«Свои» кадры решают всё

За время председательства Антона Шантыря в спорткомитете, проводимая им кадровая политика вызывает много вопросов. Назначение сотрудников аппарата в подведомственных учреждениях проходит только после личного собеседования с председателем спорткомитета. При этом, видно, что совершенно не учитывается ни образование, ни опыт работы, а только личная симпатия и заинтересованность.

Например, в ГАУ «Центр подготовки спортивных сборных команд» по личному указанию Антона Шантыря была принята на работу в отдел по зимним видам спорта Диана Канаева. Она известная хоккеистка, член олимпийской сборной России. Только на работе в должности специалиста никто её не помнит. В этом же «Центре подготовки» числятся несколько человек, фактически работающих в спорткомитете. Это Элина Кубышкина, Юлия Лукошко, а также, оформленные по совместительству, Ирина Тарасова и Юлия Жидкомлинова.

Нам думается, устроить в это учреждение «своих людей», на какие угодно должности, Антону Шантырю не составило бы особого труда, ведь у него с директором «Центра» Александром Дмитровским были давние деловые отношения. Вместе с тем, 28 декабря 2020 года Дмитровский был уволен с Шантырём с занимаемой должности. О возможной причине этого мы ещё поговорим.

Выделение средств на сборные команды по видам спорта происходит по личному усмотрению председателя комитета. Никаких необходимых критериев, привязки к численному составу команд и их результатам не предусмотрено. Как и выделение субсидий для клубных команд по игровым видам спорта, которое происходит вроде бы по конкурсу, но суммы на виды спорта определяет лично председатель по одному ему известным принципам, то ли, не исключено, из своей личной заинтересованности, то ли каких-то договорённостей. И опять никакого положения, критериев, спортивного принципа.

Заключение спортсменами договоров о совместной подготовке с другими регионами превратилось в «хождение по мукам». Спортсмены, много лет выступающие за Санкт-Петербург, вынуждены обивать пороги спорткомитета с просьбами о решении своей судьбы. И опять решение принимает лично председатель Шантырь, руководствуясь одному ему известными условиями и правилами.

Только за последний квартал 2020 года, по решению Антона Шантыря, 10 спортивных мероприятий (список имеется в редакции), в том числе чемпионаты России и мира по гиревому спорту, интерактивному футболу, акробатическому кок-н-роллу и т.п., проводились не на площадках подведомственных городу спортивных сооружений, а в частном спортивном комплексе «Нова Арена», на что было потрачено свыше 15 млн. рублей. И это в состоянии, когда, в связи с пандемией, в городском бюджете, можно сказать, каждая копейка на счету.

В новом, 2021 году, эта тенденция сохраняется. 22-24 января в том же комплексе «Нова Арена» пройдут без зрителей при финансовой поддержке спорткомитета чемпионаты и первенства Санкт-Петербурга по танцевальному спорту. Почему это мероприятие снова проходит не на площадке какого-либо подведомственного Антону Шантырю спортивного комплекса, знает, видимо, только он сам.

Алё, это прачечная? Нет, спорткомитет…

Вообще-то подконтрольный спорткомитету «Центр подготовки спортивных сборных команд» – очень интересное заведение. За последние 5 лет оно выступило заказчиком в госконтрактах на сумму почти 4 млрд. рублей, что для Санкт-Петербурга является довольно внушительной суммой. Только за прошедший год, при руководстве спорткомитетом Антона Шантыря, через «Центр» прошло более 1 млрд. рублей. И это в условиях пандемии, когда огромное количество соревнований и тренировочных процессов не проводилось по карантинным соображениям. Не напоминает ли это самую обыкновенную «прачечную», как на языке сотрудников ОБЭП МВД называют фирмы для «отмывания» бюджетных средств с целью их хищения?

Например, в 2020 году «Центр» заключил для своих нужд два госконтракта: № 57814348015190000950000 от 27.02.2020 года на 134.593 млн. рублей и № 57814348015200000620000 от 18.08.2020 года на 155.405 млн. рублей на «оказание услуг по бронированию, оформлению, переоформлению, возврату и доставке проездных документов (авиа и железнодорожных билетов), в том числе для перевозки групп пассажиров». Эти суммы и контракты, заключённые в ситуации, когда, в связи с пандемией, перемещения людей по всему миру носили крайне ограниченный характер, а многие спортивные мероприятия были перенесены на другие сроки, по нашему мнению, в комментариях не нуждаются.

Или следующий факт. В конце сезона 2020 года школой им. Тюкалова, к которой мы ещё вернёмся, были приобретены плавучие причальные сооружения (понтон), но, оказалось, что они не подходят для подхода гребных лодок и не соответствуют техническому заданию. Спортсмены так и остались без возможности выходить на воду (он предназначен, скорее, для швартовки маломерных судов и яхт), в результате чего были сорваны многие соревнования и контрольные заплывы. Да и государственные средства в размере 2.856 млн. рублей были потрачены (контракт № 2781300865820000041). Кто будет за это отвечать, в сложившейся обстановке, совершенно непонятно. А, как говорят, «под ёлочку, 30 декабря 2020 года «Центр подготовки спортивных сборных команд» разместил заявку на «поставку комплекса причальных сооружений для швартовки (стоянки) парусных и моторных судов для проведения международных, всероссийских и городских соревнований по парусному спорту». Не в этом ли заключается причина увольнения двумя днями раньше Александра Дмитровского с должности генерального директора «Центра». Он, вероятно, отказался от этой затеи Антона Шантыря, попахивающей откровенным криминалом.

Техническое задание в этой заявке абсолютно точно такое же, как и на изготовление предыдущего понтона, приобретённого для школы им. Тюкалова, только цена «немного подросла», до 55.441 млн. руб. И, почему-то, создаётся впечатление, что 20 января 2021 года, при подведении итогов конкурса победителем окажется тот же самый поставщик.

В условиях недостатка бюджетных средств руководство Санкт-Петербурга предпринимает все возможные усилия, чтобы изыскать деньги на борьбу с пандемией. А данная закупка, мягко говоря, выглядит странной, так как не является ни целевым, ни эффективным расходованием средств городского бюджета.

Можно упомянуть и несколько контрактов по «оказанию медицинских услуг по скорой медицинский помощи», суммы которых, заметим, совсем не маленькие – 12.474 млн., 77.18 млн. и 13.197 млн. руб. Но, думается, в этом надо разбираться правоохранительным органам.

Ломать – не строить

К чему приводит «эффективная» кадровая политика Антона Шантыря, можно увидеть на примере одной из лучших спортивных школ города.

Ещё в июне минувшего года, в газете «Коммерсант» была опубликована статья «Тренеры топят за отставки», в которой изложено, что «сотрудники петербургской школы высшего спортивного мастерства по водным видам спорта имени Тюкалова обратились к министру спорта России Олегу Матыцину с требованием принять меры в отношении руководства, которое, по их мнению, некомпетентно». Не будем повторяться, и рассказывать о том, как лихорадит эту школу после назначения её руководителем Елены Морозовой. Отметим от себя, похоже, что новый директор управление школой видит в криках, угрозах, запугиваниях и увольнениях. За недолгое время её руководства были уволены по «собственному желанию» начальники объектов, начальник отдела кадров, экономист, заместитель директора по спорту, заведующая спортивного отдела, медсестра. Выслушивают угрозы с принуждением уволиться другие сотрудники. А освободившие места занимают «необходимые» люди, с зарплатами выше уволенных работников и, в большинстве своём, бывшие работники спорткомплекса «Юбилейный». Того самого, которым Антон Шантырь руководил до прихода в руководство спорткомитета.

Занимаясь устройством, судя по всему, не чуждых ей людей, директор Елена Морозова целый сезон не смогла организовать тренировочный процесс на гребной базе «Знамя», где был закрыт выход на воду. Ведь гораздо проще ограничить, запретить и закрыть, а тренерам и спортсменам предложить ездить тренироваться в Петродворец на базу, не приспособленную для гребных видов спорта. Видя такое отношение, безразличие к спортивным результатам и непрофессионализм, многие спортсмены изъявляют желание перейти в другие школы, а почти 15 лучших спортсменов хотят покинуть регион, не видя перспективы своего развития в Санкт-Петербурге.

16 декабря 2020 года в спорткомитете были подведены итоги и вручены Кубки за звание лучшей спортивной школы. Победителем смотра-конкурса по спортивной подготовке по итогам 2019 года (награждение было ранее перенесено из-за карантинных мер) в номинации «Профессиональные образовательные учреждения «Училища олимпийского резерва», спортивные школы олимпийского резерва «Школы высшего спортивного мастерства», с вручением кубка, стала в шестой раз подряд «Школа высшего спортивного мастерства по водным видам спорта им. Ю.С. Тюкалова». Но, видимо, спортивные результаты сегодня никому не нужны. Во всяком случае, именно так поступил Антон Шантырь, сменив директора лучшей спортивной школы города на бывшего завхоза, уволенного из Выборгской школы, не имеющей спортивного образования, но представленной коллективу как «это мой человек».

«Знамя» может пойти под застройку

Мало того! У Антона Шантыря возникла идея разделить эту лучшую школу города на две, выделив гребной клуб «Знамя» в отдельное государственное бюджетное учреждение спортивная школа «Знамя».

В адресной инвестиционной программе (АИП) города на 2021-2023 годы включено проектирование реконструкции гребного клуба «Знамя», поэтому отделять клуб в отдельную школу нецелесообразно с экономической и профессиональной точки зрения. При отделении потребуется новый аппарат руководителей, что повлечет дополнительные средства из бюджета. Спортсмены и тренеры при закрытии объекта на реконструкцию будут вынуждены тренироваться на арендуемых объектах, что опять повлечет дополнительные бюджетные средства, а сотрудники вынуждены будут уйти в неоплачиваемый отпуск или уволиться. Это неизбежно приведет к потере кадров и уменьшению количества занимающихся. В то же время, если, как указано в вышеприведённом документе, объём финансирования спорткомитета сохранится прежним, то деньги на содержание административно-управленческого аппарата и технического персонала новой школы будут попросту отняты у других подведомственных учреждений.

Уж больно заманчивое место занимает гребной клуб «Знамя» на Крестовском острове в Санкт-Петербурге, как очень привлекательный участок для строительства элитного жилья. Выделив его в отдельную школу, можно будет с легкостью обосновать ненужность такой большой территории для маленькой школы и реализовать «непрофильные активы» в виде земельного участка под превосходным поводом «пополнения средств городского бюджета». Или же элегантно пригласить инвестора под какой-нибудь шикарный проект, где в конечном итоге у «Знамени», наверняка, останется небольшой офисный центр и малюсенький закуток для гребли.
С точки зрения профессионального подхода, школа имени Тюкалова, успешно работающая много лет и подтвердившая это своими результатами и победами, не требует реорганизации. Процесс налажен, спортсмены могут использовать любой объект школы для качественной подготовки.

К слову, в 2017 году в этом же Петроградском районе было создано Санкт-Петербургское ГБУ «Спортивная школа олимпийского резерва по парусному спорту «Крестовский остров».

Вообще-то стремление увеличить количество гребных школ для конкуренции, должно осуществляться путем открытия новых школ в разных районах города, а не разделением уже существующей и хорошо работающей школы. Тогда и соперничество будет происходить между спортсменами на водных дорожках, а не между спортивными объектами, финансируемыми, к тому же, из одного бюджета.

Но, по всей видимости, у руководителя спорткомитета свой, особый, взгляд на спортивную состязательность. Не обусловлен ли этот «особый взгляд» тем, что уж больно заманчивое место занимает гребной клуб «Знамя» на Крестовском острове в Санкт-Петербурге, как очень привлекательный участок для строительства элитного жилья. Выделив его в отдельную школу, можно будет с легкостью обосновать ненужность такой большой территории для маленькой школы и реализовать «непрофильные активы» в виде земельного участка под превосходным поводом «пополнения средств городского бюджета». Или же элегантно пригласить инвестора под какой-нибудь шикарный проект, где в конечном итоге у «Знамени», наверняка, останется небольшой офисный центр и малюсенький закуток для гребли. Иначе объяснить, зачем спорткомитету нужны две спортивных школы с одним профилем в одном Петроградском районе города и, более того, на одном Крестовском острове, более чем затруднительно. Видимо у господина Шантыря другие планы, никак не связанные со спортивными результатами, а также эффективностью и целесообразностью в управлении.

Один год в кризисных условиях может значить очень много. За это время можно сохранить то, что создано и достигнуто трудами множества людей, для которых спортивная честь города и страны не пустой звук, а смысл всей их жизни. А можно всё это развалить, или, как в народе выражаются, «раздербанить», да ещё и, похоже, запустить руку в карман городского бюджета. Что мы в деятельности Антона Шантыря, скорее всего, и наблюдаем.