Бывшая Сечина и Каширские роднички

Игорь Трунов обнаружил в адвокатских палатах семейные кланы

Как стало известно “Ъ”, Хамовнический райсуд Москвы принял к рассмотрению иск адвоката Игоря Трунова к Федеральной палате адвокатов России (ФПА). В нем известный защитник, лидер общественной организации Союз адвокатов России (САР) требует предоставить ему бухгалтерскую отчетность палаты и допустить его на предстоящий съезд ФПА, где истец планирует публично высказать свои претензии к руководителям палаты. Ответчики к претензиям не относятся всерьез, полагая, что истец и его САР имеют не больше прав на участие в съезде адвокатов, чем филателисты или защитники животных.

Как пояснил “Ъ” Игорь Трунов, его САР имеет отделения во всех субъектах федерации, по численности адвокатов превосходит почти каждую из 85 региональных палат страны, а поэтому имеет право на полноценное участие в жизни адвокатского сообщества. Тем не менее руководство ФПА не разрешило господину Трунову и его соратникам поучаствовать во Всероссийском съезде адвокатов, запланированном в апреле. Не позволили оппозиционеру и ознакомиться с финансовой документацией федеральной палаты, на основании которой он мог бы подготовить свой доклад на форуме. Это и послужило поводом для обращения в Хамовнический райсуд Москвы. Иск адвоката был принят к рассмотрению, однако дата начала процесса пока не назначена. Сам господин Трунов надеется, что решение будет принято до апреля и на съезд ему все же удастся попасть.

Там адвокат планирует в первую очередь высказать свои претензии к руководителям федеральной и региональных палат.

По версии господина Трунова, многие региональные палаты превратились в «семейные кланы», которые «срослись» с чиновниками на местах и стали, по сути, «придатками» правоохранительной системы.

«Эти люди, имеющие статус действующих адвокатов, давно забыли, где находятся суды и следственные изоляторы,— пояснил “Ъ” защитник Трунов.— Они получают зарплаты и стали, по сути, высокооплачиваемыми чиновниками от адвокатуры». При этом, как считает оппозиционер, необходимая ротация кадров в палатах «замерзла», поскольку делегировать новых членов в советы этих организаций по закону об адвокатуре может только их действующий руководитель. Все остальные участники лишь одобряют либо голосуют против его решения. Избранные таким образом члены совета по понятным причинам оставляют на должности «старого» главу региональной палаты и обеспечивают его участие в ФПА, где действует та же самая избирательная схема.

Таким образом, для рядовых членов адвокатского сообщества доступ в «элитные клубы» регионального и федерального уровня, по мнению господина Трунова, надежно закрыт. Им остается только платить взносы на содержание руководства.

При этом внутренняя бухгалтерия палат, как полагает заявитель, является тайной за семью печатями.

Неведомы для сообщества, по его словам, остаются, например, размер зарплаты руководителей палат и их заместителей или стоимость аренды особняка в районе Старого Арбата, который занимает ФПА.

Вице-президент ФПА Геннадий Шаров, в свою очередь, пояснил “Ъ”, что федеральная палата действительно «старается дистанцироваться» от САР, лидер которой пытается подменить собой органы адвокатского самоуправления и навязать профессиональному сообществу свои «покровительство и защиту». По словам господина Шарова, САР Игоря Трунова вообще не может считаться даже общественной адвокатской организацией, поскольку по уставу является движением, не имеющим списочного состава и постоянно зарегистрированных членов. В ней помимо профессиональных юристов числятся некие «иные лица».

Геннадий Шаров рассказал, что адвокаты имеют право создавать общественные организации и даже объединяться в них, например, с филателистами, пчеловодами или защитниками животных.

Однако такая организация по закону уже не считается адвокатской, поэтому и взаимодействовать с ней профессиональное сообщество не считает нужным.
Кроме того, по словам господина Шарова, формат предстоящего Всероссийского съезда адвокатов до сих пор не определен из-за действующих карантинных мер. «Скорее всего, от приглашения гостей на этот раз нам вообще придется отказаться»,— сказал вице-президент.

Вопрос ознакомления «протестантов» с бухгалтерскими документами палат, как пояснил господин Шаров, уже обсуждался в судах различных уровней, но жалобщики получили в них «отказы практически по всем позициям». Дело в том, что объем и порядок предоставления отчетности адвокатских образований был строго регламентирован на прошедших ранее съездах и закреплен в поправках к закону об адвокатуре. Он будет корректироваться на предстоящем съезде, однако и сегодня сведения, касающиеся сметы и порядка расходования средств палат, публикуются на их официальных сайтах, а «казну ФПА» регулярно проверяют. «Но не все кому не лень,— отметил вице-президент,— а члены ревизионной комиссии. Это люди, облеченные доверием адвокатского сообщества и избранные на съезде в соответствии с предусмотренной законом процедурой».

При этом, например, размеры зарплат президента и вице-президента ФПА, по словам господина Шарова, определяются советом палаты, но на сайте не публикуются. «Гласность не должна выходить за определенные пределы»,— пояснил он.

Касаясь вопроса подозрительной, с точки зрения адвоката Трунова, аренды особняка в Сивцевом Вражке, вице-президент Шаров сообщил, что его палате, как организации федерального значения, действительно дважды предлагали занять бесплатные офисы в Москве.
Однако оба помещения оказались на окраинах города и имели довольно затрапезный вид. «Например, в контору на Юго-Западе я с трудом смог протиснуться из-за нависающей над входной дверью балки»,— пояснил Геннадий Шаров. ФПА, таким образом, осталась в своем старом офисе, который, по словам собеседника “Ъ”, арендуется по «соразмерным для исторического центра Москвы расценкам».