Катя Розенберг

Владельцев Merlion не отпускает СИЗО

Пресненский райсуд Москвы продлил еще на 2,5 месяца содержание под стражей акционеров крупнейшего IT-провайдера Merlion Алексея Абрамова, Владислава Мангутова, а также начальника службы безопасности компании Бориса Левина, находящихся под арестом с октября 2020 года. Их обвиняют в покушении на убийство бывшего гендиректора компании Вячеслава Симоненко, с которым в 2015 году у них возникли финансовые разногласия. Любопытно, что в ходатайстве Главного следственного управления (ГСУ) Следственного комитета России (СКР) по Москве не упоминался еще один обвиняемый — акционер Merlion Олег Карчев, которого в конце января следствие пыталось перевести на домашний арест, но суд в этом отказал.

Мотивируя продление ареста, представитель столичного ГСУ СКР заявил, что причин для изменения меры пресечения Алексею Абрамову, Владиславу Мангутову и Борису Левину, находящимся под стражей, нет. А вот для продления имеются. В частности, потому, что следствию необходимо провести как минимум две очные ставки, в том числе между начальником службы безопасности Борисом Левиным и потерпевшим Вячеславом Симоненко. По мнению следствия, это особенно важно, поскольку именно Бориса Левина считают организатором покушения на потерпевшего Симоненко в сентябре 2015 года.

Как уже сообщал “Ъ”, детали этого происшествия стали известны, когда сотрудники ФСБ задержали весной 2020 года бывшего боевика из ДНР. Он рассказал, что в ночь на 5 сентября 2015 года вместе с приятелем (тот уже умер) закидал загородный дом Вячеслава Симоненко бутылками с зажигательной смесью в расчете на то, что предприниматель сгорит вместе с семьей. Но по случайности пламя быстро потушили — никто не погиб. Теперь следствие считает, что заказчиками этого преступления могли быть акционеры Merlion, которых арестовали по обвинению в покушении на убийство (ст. 30 и ч. 2 ст. 105 УК РФ) в октябре прошлого года.

Продолжая мотивацию ареста, следователь отметил, что отпускать акционеров нельзя, поскольку необходимо провести ситуационную экспертизу, допросить семерых свидетелей и сотрудников МЧС, прибывших по вызову на пожар в 2015 году. И как обычно, следователь сообщил суду, что в случае ослабления мер содержания подследственные могут скрыться, оказать давление на свидетелей, чем помешают расследованию. Он попросил суд продлить господам Абрамову, Мангутову и Левину срок стражи до 23 апреля, что вызвало недовольство защиты.

Адвокаты подследственных заявили, что представитель ГСУ СКР был голословен и не привел конкретных фактов наличия у подследственных намерений мешать следствию.

При этом обвиняемые пытались перевести обсуждение вопроса на личность потерпевшего. В частности, утверждали, что Вячеслав Симоненко фальсифицировал доказательства по делу, инсценировав попытку поджога собственного дома. Кроме того, адвокаты заявляли, что потерпевший сам склоняет свидетелей к даче ложных показаний, да еще пытается через СМИ оказывать давление на следствие. При этом уверяли судью, что их подзащитные ни в чем не виноваты, поэтому их дело должно быть прекращено. А пока этого не случилось, предложили судье перевести подзащитных на домашние аресты либо отпустить под залоги.

Чтобы убедить суд в невиновности подзащитных, адвокаты предложили приобщить к материалам дела показания Юлии Диевой, работавшей в 2014 году в ООО «Тайсу», которое оказывало службе безопасности Merlion услуги по проверке сотрудников на детекторе лжи (полиграфе). Из ее показаний следовало, что, проверив в 2014 году господина Симоненко, женщина сделала вывод о причастности его к хищениям из Merlion. Якобы он имел зарубежные счета, на которые поступали выведенные из компании средства. Кстати, именно эти счета впоследствии Борис Левин предъявил руководству компании, что и послужило причиной отказа Вячеславу Симоненко в возврате его акций в компании Tegrus общей стоимостью $4,5 млн.

Сам господин Симоненко на это заявил, что тоже проходил обследование на полиграфе, но не в частной компании, а в Главном управлении криминалистики СКР, где была подтверждена правдивость его показаний. А вот Борис Левин отказался пройти полиграф в ходе следствия. При этом потерпевший уверял, что у него не было зарубежных счетов.

Теперь господин Симоненко обратил внимание на то, что следствие не обратилось с ходатайством о продлении ареста Олегу Карчеву, у которого срок содержания под стражей истекает 6 февраля. Как уже сообщал “Ъ”, в конце января следователь безуспешно пытался перевести того на домашний арест, но Пресненский суд ему отказал. В этой связи Вячеслав Симоненко высказал предположение, что господина Карчева после 6 февраля могут отпустить на свободу.

Сославшись на то, что этот вопрос не имеет отношения к сути дела, председательствующая удовлетворила ходатайство следствия, продлив обвиняемым меру пресечения до 23 апреля. Адвокаты фигурантов намерены обжаловать решение суда.