Антон Черепенников — отец суверенного интернета

Антон Черепенников — член совета директоров «Мегафона» и создатель «ИКС холдинга», где собраны основные активы для исполнения закона Яровой, ­– участвовал и в реализации закона о «суверенном интернете», доказали VTimes. Он контролировал почти половину компании «Данные — Центр обработки и автоматизации» (ДЦОА), занимавшуюся тестовым запуском систем фильтрации трафика, отобранных для исполнения закона.

«Цитадель» рунета

Подтвердить связь Черепенникова с ДЦОА удалось с помощью сопроводительных документов к бухгалтерской отчетности компании «Цитадель» — одного из ключевых активов «ИКС холдинга». «Цитадель» — крупнейший производитель систем легального контроля и решений по информационной безопасности, указано на ее сайте. Она контролирует несколько IT-компаний, решения которых используют операторы связи для сбора и хранения информации о переговорах, сообщениях и трафике абонентов по закону Яровой.

«Цитадели» в марте 2019 г. принадлежало 49% ДЦОА, указано в документах. 87% «Цитадели» принадлежали Черепенникову, сейчас ее основной владелец — «ИКС холдинг», правда, пакет его меньше — 62%, указано в «СПАРК-Интерфаксе» (25% у ЗПИФа под управлением компании из группы ВТБ). Таким образом, эффективная доля Черепенникова в ДЦОА составляла 43%.

Проект по защите суверенности интернета

Главный и единственный известный госпроект ДЦОА — испытание оборудования для исполнения закона о суверенном интернете. О других ее проектах ничего не известно, сайт компании не работает.

Закон принят для того, чтобы российский сегмент интернета мог управляться автономно… Технологически для этого все готово, на законодательном уровне тоже 

— Дмитрий Медведев, зампред Совбеза, 1 февраля

Закон вступил в силу 1 ноября 2019 г. и, в частности, обязывает операторов связи установить некое спецоборудование. С его помощью специальный центр при Роскомнадзоре должен управлять маршрутизацией трафика на сетях — но только в случае возникновения угроз «целостности, устойчивости и безопасности» российского сегмента интернета.

Заодно это оборудование должно помочь Роскомнадзору фильтровать трафик, чтобы блокировать ресурсы с запрещенной информацией.

Были выбраны системы с технологией глубокой фильтрации трафика (DPI) — она позволяет анализировать и размечать пакеты данных по их особенностям. Такие системы и устанавливала ДЦОА — это выяснил РБК в сентябре 2019 г., но компания признала связь с проектом лишь спустя два месяца. ДЦОА участвовала в пилоте по суверенному интернету и внедряла операторам системы противодействия угрозам, заявил ее представитель «Коммерсанту». Представитель Минцифры перенаправил вопросы в ДЦОА и Роскомнадзор. Представитель Роскомнадзора не ответил на вопрос о роли ДЦОА в исполнении закона.

Владелец и кредитор

В 2019 г. компания получила 589 млн руб. выручки и 7,4 млн руб. прибыли, следует из ее отчета. Основную часть выручки, по отчету о движении денежных средств, компания потратила на платежи поставщикам и подрядчикам и зарплаты.

Сколько может стоить суверенный интернет

Изначально чиновники готовы были потратить на исполнение закона о суверенном интернете до 30 млрд руб. В 2019 г. они внесли эту сумму в нацпроект «Цифровая экономика». Из этих денег 20,8 млрд руб. предназначалось на закупку оборудования.

Структура Роскомнадзора, Государственный радиочастотный центр, потратила 690 млн руб. на тестирование систем на уральских сетях операторов, сообщил «Коммерсантъ» со ссылкой на сайт госзакупок в сентябре 2019 г. (VTimes не нашли этот контракт в базе госзакупок.)

VTimes нашли на февраль 2021 г. несколько закупок почти на 900 млн руб. для создания и развития «информационной системы мониторинга и управления сетью связи общего пользования», включая закупку программно-аппаратных комплексов для мониторинга и управления сетью связи общего пользования, а также для мониторинга трафика в интернете, дополнительные подсистемы и общую техподдержку. В одном из документов госзакупок указано, что исполнителем основного контракта на создание системы за 562 млн руб. являлся «Ростелеком».

Впрочем, прибыль подобных структур не всегда показательна. Компания Черепенникова была не только акционером ДЦОА, но и ее кредитором. В июне 2019 г. «Цитадель» дала ДЦОА займ на 281 млн руб. с погашением в ноябре того же года, другой существенной задолженности у компании не было, следует из их отчетностей.

При таких финансовых потоках и информации о профиле работы компании можно сделать следующие выводы об аффилированности ДЦОА и «Цитадели», говорит управляющий директор по валидации «Эксперт РА» Юрий Беликов. Если получатель займа ДЦОА известен как соисполнитель крупного госпроекта и другой операционной деятельности за ним не замечено, то можно предположить, что это проектная организация, созданная под конкретную задачу обслуживания одного госпроекта. В этом случае компания «Цитадель», которая владела долей ДЦОА и обеспечивала преимущественную часть ее фондирования, — это, скорее всего, холдинговая структура группы, которая обеспечивает финансирование отдельных проектов и созданных под них компаний группы.

Если «Цитадель» владела существенной долей заемщика и выступала его основным кредитором, продолжает Беликов, формально можно считать, что бенефициар «Цитадели» и финансово через долю, и экономически через займ участвовал в деятельности ДЦОА.

Более того, из этой зависимости получается, что бенефициар непосредственно инвестировал в госпроект, под который создавался заемщик, пока заемщик не получил возможность вернуть инвестиции за счет выручки с этого проекта— Юрий Беликов, управляющий директор по валидации «Эксперт РА»

А что сейчас

Остается ли «Цитадель» совладельцем ДЦОА, неизвестно, как и владелец 51% ДЦОА: в отчетности и других открытых источниках это не указано, обе компании отказались от комментариев. Так же поступил руководивший ДЦОА в 2019 г. Рашид Исмаилов, сославшись на то, что больше не работает в компании, сейчас он президент «Вымпелкома». Представители «Ростелекома», «Мегафона», «Вымпелкома», МТС, Tele2 и «Эр-телекома» отказались отвечать на вопросы об исполнении закона о суверенном интернете.

Если в пояснениях к отчетности «Цитадели» нет записи о передачи доли третьей стороне (а ее нет. – VTimes), можно утверждать, что «Цитадель» являлась владельцем доли ДЦОА по крайней мере до конца 2019 г., считает руководитель департамента внутреннего аудита и управления рисками ФБК Роман Кенигсберг.