Генпрокурор заинтересовался волгоградским СИЗО

Генеральный прокурор РФ Игорь Краснов приказал объявить замечание заместителю прокурора Волгоградской области Николаю Ерешкину из-за ненадлежащего надзора за соблюдением закона в исправительных учреждениях региона. В октябре прошлого года в СИЗО-1 Волгограда покончили с собой двое арестованных, как показала проверка Генпрокуратуры, в следственном изоляторе выявлены многочисленные нарушения. В ноябре прошлого года из-за этого уже было внесено представление директору ФСИН России Александру Калашникову. Занимающийся защитой прав заключенных общественник признает, что надзорный орган не контролирует происходящее в учреждениях пенитенциарной системы.

Генеральный прокурор РФ Игорь Краснов приказал объявить замечание заместителю прокурора Волгоградской области Николаю Ерешкину, с 2010 года ответственному за соблюдение законности в исправительных учреждениях региона. Как следует из документа, подписанного генпрокурором России еще 8 февраля, основанием для привлечения к дисциплинарной ответственности старшего советника юстиции Ерешкина стали выводы Генпрокуратуры о ненадлежащем исполнении служебных обязанностей по организации надзора за соблюдением законов при исполнении уголовных наказаний, а также «ослаблении контроля за работой подчиненных» со стороны сотрудника волгоградской прокуратуры.

Осенью прошлого года Генеральная прокуратура РФ проводила проверку исполнения законодательства в учреждениях ФСИН Волгоградской области. Поводом к ревизии стала серия суицидов в ФКУ СИЗО-1 регионального УФСИН. По информации надзорного органа, 14 октября прошлого года покончил с собой арестованный Самохин, на следующий день — заключенный Резцов. Проверку по серии ЧП назначила Генпрокуратура РФ, которая выяснила, что состояние прокурорского надзора в прокуратуре Волгоградской области «не в полной мере обеспечивает соблюдение законности в учреждениях и территориальном органе ФСИН России».

В частности, как показала проверка, в следственном изоляторе установлены факты несоблюдения законодательства, регламентирующего условия содержания, в том числе материально-бытовое и медико-санитарное обеспечение, осужденных привлекали к труду, плохо велась психологическая работа с обвиняемыми.
Кроме того, как отметили в прокуратуре, причины суицидов, совершенных с 2018 по 2020 год пятью обвиняемыми, не анализировались, с чем они были связаны, никто не выяснял. «Подобный подход к работе не способствовал обеспечению личной безопасности заключенных под стражу лиц»,— пришла к выводу Генпрокуратура.

Серьезные нарушения были выявлены и со стороны областного органа уголовно-исправительной системы. В частности, как выяснили сотрудники надзорного органа, волгоградское управление ФСИН не проводило целевые проверки в подразделениях, в которых совершается много самоубийств. В Генпрокуратуре пришли к выводу, что «отдельные нарушения, оставаясь вне поля зрения надзирающих прокуроров, приобрели длящийся характер».

В ноябре прошлого года Генпрокуратура внесла представление директору ФСИН России Александру Калашникову об устранении выявленных нарушений. В итоге 15 сотрудников волгоградского управления ФСИН были привлечены к дисциплинарной ответственности.

Получить комментарии УФСИН по Волгоградской области “Ъ” не удалось: в пресс-службе управления не отвечали на звонки. В пресс-службе региональной прокуратуры сказали, что не знают о дисциплинарном взыскании заместителю прокурора области, и попросили прислать официальный запрос, на который пока не ответили.

Руководитель Волгоградской региональной общественной организация социальной и правовой защиты осужденных и заключенных под стражу Игорь Нагавкин говорит, что нарушений условий содержания заключенных действительно очень много и надзорные органы не обращают на них внимание.

В следственном изоляторе в камерах мох и сырость, плодится туберкулез. Но прокуратуре наплевать на то, как содержатся заключенные»,— говорит правозащитник.

«Сотрудники ФСИН вообще не обращают внимания на это, так как они не считают арестованных за людей. Нарушения вплоть до того, что подследственным запрещают выдавать пищу в их собственную посуду, хотя это разрешено законодательством. Жалобы на нарушения никуда не доходят»,— добавляет господин Нагавкин.