Авраам Руссо спел Исмаилову отходную

В Пресненском суде столицы повторно началось рассмотрение дела о похищении певца Авраама Руссо в 2004 году. Изменений по сравнению с первым процессом оказалось два. Один из главных обвиняемых, экс-гендиректор ресторана «Прага» Заур Марданов, застрял во Франции из-за пандемии, и разбирательство с ним решили проводить отдельно по возвращении фигуранта. Кроме того, изменились показания потерпевшего: в частности, он вспомнил одного из подсудимых среди похитителей, хотя ранее говорил, что тот непричастен к преступлению.

Первое заседание по существу по делу о похищении певца началось без задержек и поначалу неожиданностей не предвещало. Никто не опоздал, а двое подсудимых — ветеран боевых действий Владимир Гусаков, исполнявший роль телохранителя при бывшем владельце Черкизовского рынка Тельмане Исмаилове, и бизнесмен Эльяр Дамиров — приехали заранее. Потерпевший, известный в свое время исполнитель Авраам Руссо, специально прилетевший из США, держался подчеркнуто строго и был одет во все черное, включая лакированные туфли. Не хватало только основного обвиняемого, племянника господина Исмаилова Заура Марданова, но его отсутствие неожиданностью не было. Как ранее сообщал “Ъ”, адвокаты заранее уведомили суд, что их клиент не может вылететь из Франции в связи с пандемией, поэтому было принято нестандартное решение об участии подсудимого в процессе с помощью видеосвязи. Однако, как только заседание началось, эта идея была отвергнута. Представитель прокуратуры заявил, что авиасообщение между Францией и Россией не прервано, поэтому господин Марданов при желании мог бы прилететь, а коли этого не сделал — значит, скрывается от правосудия. В связи с этим гособвинитель потребовал заочно арестовать обвиняемого. Взяв паузу, суд принял другое решение — выделить дело господина Марданова в отдельное производство и рассмотреть его после возвращения фигуранта. Если же тот не явится, то будет решаться вопрос об аресте, международном розыске и экстрадиции.

После этого было зачитано обвинительное заключение. За время, прошедшее с первого процесса, оно не изменилось.

По версии следствия, в 2004 году у Тельмана Исмаилова, который привез Авраама Руссо в Москву и поначалу финансировал его концертную деятельность, произошел с подопечным конфликт из-за того, что певец решил отделиться и начать собственную карьеру. Бизнесмен, говорится в деле, решил проучить господина Руссо.

По версии СКР, господин Исмаилов поручил осуществление идеи своему племяннику Зауру Марданову, а тот взял в помощники Владимира Гусакова и Эльяра Дамирова. Вечером 31 января 2004 года, говорится в деле, Тельман Исмаилов пригласил певца поужинать в принадлежащий ему ресторан «Прага» на Арбате. В служебном кабинете господина Исмаилова, по материалам дела, у певца отобрали телефон и избили его. После этого от исполнителя потребовали отменить все концерты и выступать лишь для владельца Черкизовского рынка и его гостей. А для того чтобы сделать господина Руссо более уступчивым, его отвезли в загородный дом господина Исмаилова в подмосковной Апрелевке, откуда на следующий день, когда певец согласился на выдвинутые ему требования, его отвезли в Москву и отпустили. При этом, судя по материалам дела, певцу выдали несколько тысяч долларов, хотя формально никакого нового соглашения он не подписывал. 14 лет спустя исполнитель обратился в правоохранительные органы.

На первом процессе потерпевший версию следствия подтвердил. Однако на этот раз его показания оказались несколько иными. В частности, он сообщил, что он видел Эльяра Дамирова среди похитителей в Апрелевке, хотя ранее говорил, что тот непричастен к преступлению. На вопрос адвоката, почему потерпевший изменил показания, тот не смог четко ответить. Затем, отвечая на вопрос адвоката Сергея Юроша, представляющего интересы господина Гусакова, почему певец обратился в СКР через полтора десятилетия после описываемых событий, хотя в деле есть неотправленное заявление господина Руссо, датированное 2004 годом, потерпевший сообщил, что боялся все эти годы и что даже сейчас ему угрожают. Потом он неожиданно добавил, что его раздражает улыбка адвоката.

Стоит отметить, что Владимир Гусаков и его защита настаивают, что тот не мог принимать участия в похищении, так как в те дни находился в Новгородской области, где с приятелями отмечал завершение строительства своего дома. Не признают вины и остальные фигуранты.

Пресненский суд, напомним, в конце 2019 года освободил всех обвиняемых от уголовной ответственности, сославшись на примечание к ст. 126 УК РФ (похищение человека), которое допускает подобное решение в случае, если похитители добровольно отпустили свою жертву. К тому времени вышел и срок давности по делу. Однако это решение было отменено в апелляционной инстанции.