Шпигель не взятку давал, а жертвовал на психов

Вслед за обвиняемым во взяточничестве экс-губернатором Пензенской области Иваном Белозерцевым и четырьмя его подельниками Басманный суд Москвы во вторник отправил в СИЗО предполагаемого взяткодателя — тяжелобольного главу группы фармацевтических компаний «Биотэк» Бориса Шпигеля. Следствие считает, что именно он с января по сентябрь 2020 года передал через посредников главе региона 31 млн руб. за покровительство его компании при заключении контрактов на поставку лекарств. При этом господин Белозерцев и предприниматель объяснили происхождение денег и предметов, которые следствие считает взяткой.

В понедельник судья не смог вынести решение по ходатайству ГСУ СКР о заключении Бориса Шпигеля под стражу до 20 мая из-за плохого состояния здоровья обвиняемого. Конвоиры тогда буквально занесли обвиняемого в зал, а в ходе слушаний господину Шпигелю пришлось вызвать скорую. Врачи, установив, что у обвиняемого резко упало давление, сделали ему укол и поставили капельницу, оставшись у суда дежурить до окончания заседания. Затем они отвезли Бориса Шпигеля в городскую больницу №36, где ему была оказана помощь.

Тем временем остальных фигурантов дела после арестов доставили не в СИЗО, а в ИВС на Петровку, 38, где их во вторник посетила член ОНК Марина Литвинович. Она рассказала “Ъ”, что встретила там Ивана Белозерцева (во вторник был отправлен в отставку в связи с утратой доверия), когда конвоир выводил экс-губернатора из душа. «Сейчас он содержится в одиночной камере, поскольку в изоляторе не могут подобрать ему соседей с подходящими уголовными статьями,— сообщила “Ъ” госпожа Литвинович.— В целом он не жалуется, но до сих пор носит одежду, в которой был задержан в воскресенье, поскольку передач пока не получал».

При этом правозащитница отметила, что бывший пензенский губернатор виновным себя не признает. «Он очень удивлен тем, что оказался под следствием, поскольку до сих пор к нему и его деятельности претензий не было»,— отметила госпожа Литвинович.

По словам бывшего главы региона, автомобиль Mercedes, который ему вменяют в качестве взятки, находился в лизинге у компании господина Шпигеля и для перевозки господина Белозерцева и членов его семьи не использовался. Часы Breguet он действительно получил от господина Шпигеля, но, по его словам, узнав, что они стоят более 5 млн руб. (ст. 557 Гражданского кодекса запрещает дарение чиновникам подарков стоимостью более 3 тыс. руб. за исключением случаев, связанных с протокольными мероприятиями; такие подарки в случае получения должны передаваться Росимуществу), хотел вернуть их дарителю, но не успел это сделать «из-за карантина», а потом предприниматель улетел на лечение в Израиль. О происхождении же изъятых у него 500 млн руб. экс-губернатор предпочел не распространяться. В свою очередь, еще один предполагаемый взяткодатель, директор входящего в ГК «Биотэк» ОАО «Фармация» Антон Колосков, пожаловался правозащитнице, что при задержании ему не разрешили взять с собой лекарства, из-за чего в ИВС у него случился приступ и пришлось вызвать врачей.

По словам госпожи Литвинович, посещать в больнице Бориса Шпигеля она не стала, тем более что вскоре предпринимателя снова доставили в Басманный райсуд.

В ходе разбирательства адвокаты господина Шпигеля снова заявили, что их подзащитный не может быть отправлен под стражу, поскольку следователь не представил убедительных доказательств его причастности к даче взяток. А некие прослушки их разговоров, по версии защиты, не могут являться основанием для возбуждения уголовного дела, поскольку не были проверены в ходе следственных мероприятий.

При этом Борис Шпигель подтвердил, что направлял тогдашнему губернатору 20 млн руб., но это были деньги на строительство психоневрологического санатория в Пензенской области, где планировалось восстанавливать пациентов, перенесших инсульты и другие заболевания.

Обратили внимание суда адвокаты и на здоровье подзащитного. В частности, представили суду эпикриз из 36-й больницы, которым были подтверждены диагноз «острая сердечная недостаточность (коллапс)» и даже онкологическое заболевание. «Последнее стало полной неожиданностью для Бориса Исааковича (Шпигеля.— “Ъ”), что, разумеется, не прибавило ему оптимизма»,— сообщила “Ъ” адвокат Виктория Бурковская. При этом заметила, что вместе с коллегами указала представителю СКР на то, что в интересах дела было бы определить Бориса Шпигеля под домашний арест либо ограничение действий, поскольку в заключении он будет болеть и лечиться, а и не участвовать в следственных действиях.

На эти и другие доводы следователь лишь заявил, что раз из больницы Бориса Шпигеля выписали, значит, он выздоровел и может быть отправлен в СИЗО. Судья не стал с этим спорить и удовлетворил ходатайство об аресте. Защита собирается его обжаловать.