Россияне должны курить больше, чтобы пополнить бюджет

Акцизы на табак решено повысить на 20% вместо запланированных ранее 4%. В последние десятилетия налоговое давление на курильщиков объяснялось рекомендациями ВОЗ: мол, дополнительные расходы будут сдерживать пагубную привычку. Но теперь в Минфине говорят прямо: опережающий рост акциза потребовался, чтобы пополнить бюджет. Таким образом, для государства выгодно, чтобы россияне курили больше.

Если так, то мотивация действий власти на табачном рынке меняется у нас на глазах. Как тут не вспомнить времена Петра Первого, когда ради пополнения казны в стране насаждалось курение заокеанской травы. Похоже, что вместо того чтобы давить «дымного змея», его решено доить.

Никотиновая удавка

Первым звонком стал недавний пересмотр Минздравом антитабачной концепции. В 2019 году в документ была внесена небольшая, но значительная правка. Если изначально предполагалось, что к 2035 году число курильщиков сократится до 5% от населения, то теперь цель обозначена не столь амбициозная – всего 21%. Показательно, что, по данным того же Росстата, на которые опирается Минздрав, в 2019 году к курящим себя относили всего 22,5% россиян. Получается, что до целевого показателя уже рукой подать, разница на уровне погрешности измерения. Но эта же оптимистическая цифра позволяет чиновникам сделать и другой вывод: если цель и так почти достигнута, зачем затевать серьёзные госпрограммы по искоренению никотиновой зависимости и тратить на это деньги? Будет неудивительно, если так в итоге и решат.

Однако же беда в том, что отчёты Росстата нельзя считать истиной в последней инстанции. Исследования проходят в форме опросов на улице. Многие ли в такой ситуации, особенно подростки, будут честно рассказывать о своих пагубных привычках? Претензии к данным государственных статистиков вполне обоснованны. Другие авторитетные исследователи также проводили опросы, и их результаты оказывались не столь оптимистичными. К примеру, ВЦИОМ оценивал долю курящих россиян в 2019 году в 30%. А по наблюдениям Левада-центра* (внесён Минюстом в список иностранных агентов), с 2017 по 2020 год число курильщиков в РФ сократилось с 38 до 33% населения. Если принять во внимание эти показатели, то даже заявленный Минздравом как цель 21% выглядит пока что недостижимо. Куда уж нам до первоначальных 5%!

Тем более что недавно появилась новая информация: с начала пандемии коронавируса люди стали курить больше. Так, в России только легальные продажи сигарет в 2020 году выросли на 6%, а стиков для электронных сигарет – на 34%. Тенденция тревожная. Очевидно, что нужно придумывать новые способы, чтобы одолеть никотиновую напасть. Сейчас в качестве самой действенной антитабачной меры преподносится повышение акцизов – именно это, кстати, ВОЗ рекомендует в качестве самого эффективного способа. Да, «лекарство» это мощное, но оно имеет побочный эффект. Под шум антитабачной кампании на никотиновую иглу подсаживается государственный бюджет.

После кризисного для России 2014 года правительство увеличило темп ежегодного повышения акцизов. Если в 2010 году действовала ставка 250 рублей на тысячу сигарет, то в 2014-м – 1040 рублей, а с апреля 2021 года будет 2359 рублей. Плюс появится 16-процентная надбавка к розничной цене. По итогам прошлого года акцизы на табак и электронные сигареты принесли в казну около 600 млрд рублей. В этом году, как сообщили в Минфине, за счёт повышения табачных акцизов прибавка составит 70 миллиардов. Если представить, что народ в одночасье бросит курить, бюджет потеряет 670 миллиардов. Сумма значительная. Для сравнения: на физкультуру и спорт казна в год тратит примерно 55–65 миллиардов. Если считать чисто математически, то государству курильщики сейчас ой как нужны. Стоит ли ждать в таком случае агрессивных мер по искоренению табачной зависимости?

Курите больше

Другой побочный эффект неграмотного повышения акцизов – рост чёрного рынка табака. Доля нелегальных сигарет в России возросла с 0,3% в 2012 году до 7% в 2020 году (исследование Nielsen). На эту цифру любят кивать табачники – мол, вот почему государству надо сдерживать рост акцизов, иначе рынок займёт контрафакт. Хотя резоннее предположить, что беспокоятся они больше не о состоянии казны, а о своих доходах, которыми теперь приходится делиться с «табачными пиратами». При этом за кадром остаётся тот факт, что значительную долю серого рынка составляет продукция, произведённая на легальных фабриках, но неучтённая должным образом (с поддельными акцизными марками или вообще без них).

Безусловно, есть и стопроцентная контрабанда, ввозимая в РФ из Белоруссии, а также Абхазии и непризнанных республик Донбасса. Поставка её превратилась в целый бизнес – в прошлом году у контрабандистов было изъято 14,3 млн пачек сигарет, возбуждено 125 уголовных дел. Однако до сих пор ещё не был задержан ни один крупный организатор канала поставки, отчего не без оснований можно предположить, что за контрабандой стоят чиновники и силовики, контролирующие контрабандистов. Само собой, что им выгоднее, чтобы граждане курили побольше.

В экспертных кругах поговаривают, что и региональным властям не очень-то хочется пресекать контрабанду. Ведь акцизы полностью идут в федеральный бюджет и на благополучии регионов никак не сказываются, в то же время табачная мафия готова щедро оплачивать «крышу». К тому же доступные дешёвые сигареты позволяют хоть как-то сдерживать социальное напряжение в провинциальных городках с обнищавшим населением.

Таким образом, от действий государства с переменным успехом выигрывает то табачная мафия, то легальные производители. На фоне этой игры истинная цель антитабачной кампании уходит на второй план.

До конца прошлого года внутри Евразийского экономического союза (ЕАЭС) можно было без ограничений по количеству возить сигареты для личного потребления. Сейчас эту лавочку прикрыли: для себя можно везти только 10 пачек. Но ударит такое нововведение только по «низовой» контрабанде. Настоящие дельцы переправляют сигареты фурами. Оформляют их как официальный транзит из Белоруссии, например, в Казахстан. Это даёт возможность не покупать ни белорусские, ни российские акцизные марки и проезжать через таможню без опаски. Однако разгружают машину где-нибудь в российской глубинке, откуда товар расходится дальше мелкими партиями. Уже подсчитано: одна переправленная через границу фура принесёт контрабандистам миллион долларов.

Ввезённые контрабандой белорусские сигареты продаются на рынках примерно по 60 рублей за пачку. Для легальной продукции такая цена просто невозможна, поскольку сейчас только акцизы в России составляют 65 рублей с пачки. В западных регионах РФ контрабандная белорусская продукция удовлетворяет около 20% спроса курильщиков (подсчёт вёлся по выброшенным в мусор пустым пачкам).

Кто на этом зарабатывает? Помимо контрабандистов главными бенефициарами схемы являются белорусские производители табачных изделий, которые смогли нарастить мощности, обслуживая чёрный рынок. В стране всего три фабрики, которые выпускают сигареты под собственными и полученными по лицензии международными брендами. Одной из них владеют структуры близкого Александру Лукашенко предпринимателя Алексея Олексина. Кроме того, он же контролирует распределение и сбыт всей табачной продукции в стране. Таким образом, проблема могла бы решиться просто. Потери российского бюджета на акцизах из-за чёрного рынка табака в 2019 году оценивались в 100 млрд рублей. По идее, Москве давно стоило бы если не заставить Лукашенко повысить акцизы до российского уровня, то хотя бы ввести квоты на транзитный провоз белорусских сигарет через Россию. Однако вместо этого Батька, наоборот, успешно выбивает у Москвы поблажки для своих табачников. Ситуация начинает выглядеть так, будто Россия торгует здоровьем собственного народа ради Лукашенко и его друзей.