Герман Греф напечатает «сберкоины»

До конца весны в России может появиться «сберкоин». Это не русский ответ биткоину, как может показаться, а цифровой финансовый актив Германа Грефа. Ну и что тут, казалось бы, интересного: глава «Сбера» вообще исповедует карго-культ, и если большие дяди в Америке пошли в крипту, то и он отставать не будет. 

Однако в данном случае речь идет о чем-то большем, чем о попытке поймать дешевый хайп. Ведь для того, чтобы «сберкоин» в России получил легальный статус, потребовалось принятие целого федерального закона «О цифровых финансовых активах». В своей нынешней редакции он запрещает использование в России криптовалют как средства платежа. Но, тем не менее, вводит их в легальное юридическое поле. Чем это грозит национальной безопасности в сфере финансов и какую выгоду видит тут для себя Герман Греф, разбирались наши журналисты.   

О том, что регулирование криптовалют и прочих цифровых активов должно быть в первую очередь направлено на защиту интересов государства и граждан, прямо заявил Президент Владимир Путин: «Криптовалюты в некоторых странах становятся полноценным платежным средством, инвестиционным активом. Вместе с тем использование криптовалют несет и серьезные риски. Прежде всего это возможность отмывания капитала, полученного преступным путем, ухода от налогов и финансирование терроризма и, конечно, распространение мошеннических схем, жертвами которых могут стать рядовые граждане».  

Использование криптовалют для незаконного оборота наркотиков или оружия встречается практически во всех странах мира, и Россия тут не исключение. Специфика нашей страны в том, что тот же биткоин становится еще и инструментом финансирования запрещенной политической  деятельности. В частности, хорошо известно, что именно в криптовалюте солидные суммы получали «штабы Навального» и «Фонд по борьбе с коррупцией», признанный иностранным агентом.  

Впрочем, с этим разберутся компетентные органы. Но есть и еще один риск, о котором также говорил Владимир Путин: «В случае сбоя системы или надувания «пузырей», как сейчас модно говорить, по ним не будет юридически ответственного субъекта. Это такая серьезная вещь, которую мы должны иметь в виду, обсуждая эту тему».

И вот это гораздо ближе к тому, во что может превратиться «сберкоин».  Герман Греф был одним из немногих представителей российского политического класса, кто сходу занял позицию на легализацию криптовалют в России. «В мире эти технологии получают колоссальное развитие. У нас пока не очень понятно, из каких соображений пытаются вообще фактически закрыть этот бизнес», — заявил Греф на Международном экономическом форуме в Давосе еще в 2014 году. И не просто заявил, а еще и написал соответствующие письма в администрацию президента, Центробанк и Минфин. По сути, с этой инициативы и началась законодательная работа по легализации криптовалют в России. На сегодня она вовсе не закончена, но продвинулась достаточно далеко. 

Конечно, у Германа Грефа нет права законодательной инициативы, поэтому законопроект «О цифровых финансовых активах» был внесен «группой депутатов и сенаторов» — конечно, это наиболее компетентные в проблематике криптовалют люди в стране. А почему закон писали не в Минфине и не в ЦБ? Сказать сложно, но отметим, что у Германа Грефа напряженные отношения с руководителями этих ведомств. 

Попытка ввести жесткое регулирование операций с цифровыми финансовыми активами вплоть до введения уголовной ответственности была предпринята весной прошлого года, когда в госдуму был внесен соответствующий законопроект. Против него ожидаемо выступили многочисленные «эксперты», которые в основном оказались владельцами криптобирж. Тут удивляться нечему: их лавочки могли попросту прикрыть. 

Удивительно, но солидарность с позицией подобных персонажей продемонстрировал и «Сбер». Банк заявил, что приостанавливает все свои криптовалютные проекты из-за жесткой позиции регулятора.  

Тактика, очень похожая на шантаж, себя оправдала. Поправки не прошли, а финальная версия документа, которая стала законом, скорее легализует криптовалюты, хоть и ограничивает возможности их обращения по российскому праву. Статья 14 ФЗ запрещает принимать криптовалюту в России в качестве оплаты, но само определение, данное в законе, гласит, что цифровая валюта может являться средством платежа и инвестицией. Ну это как если бы в новой редакции Конституции написали, что вообще-то браки бывают однополыми, но вот в России они запрещены, извините. 

Так что легко предположить: следующим этапом в играх лоббистов станет борьба за исключение поправки о запрете криптовалютам быть средством платежа. Понятно, что это займет время. А Греф времени не теряет. 

И «сберкоин» тут только часть игры. В ноябре прошлого года Герман Греф заявил, что «Сбер» заканчивает разработку собственной блокчейн-платформы. И что на этой платформе можно будет оперировать не только «сберкоинами», но и покупать всякие «зеленые» бумаги. «Зеленые» не в смысле близости к корпоративным цветам банка, а к модной нынче экологической тематике. Ну то есть если компания признана «зеленой», то есть ориентированной на заботу об окружающей среде, то ее акции, облигации и даже производные на кредиты тоже будут «кошерными». 

«Сберкоин» на этом фоне выгляди просто одним из инструментов, позволяющим вести расчеты на этой самой блокчейн-платформе. Ну то есть квартиру на «сберкоины» вы не можете купить. И чашку кофе – тоже. А вот пакет каких-нибудь акций – вполне. При этом понятно, что список доступных инструментов будет определять владелец блокчейна, то есть Греф. 

И самое главное тут, что все операции будет контролировать тоже он. А не Центробанк и не Росфинмониторинг. Такова природа цифровых финансовых активов. 

Кстати, никаких мощных альтернативных блокчейн-проектов в России на сегодняшний день не заявлено. Это значит, что Греф претендует на роль монополиста. И монополиста, по факту неподконтрольного монетарным властям. Если у него и есть конкурент, то это ЦБ, давно заявлявший о намерении создать «цифровой рубль». Однако заявления остались на бумаге, в то время как Греф по сути готовит официальный релиз.  

Время в этой гонке очень важно. И даже если (и когда) ЦБ свой проект реализует, рынок уже привыкнет работать по правилам Грефа. А «Сбер» получит не только краткосрочную ликвидность для реализации любых своих проектов. Он получит главное преимущество в сегодняшнем мире – большие данные о любых сделках. 

Ведь «Сбер» помимо прочего располагает еще и мощнейшей в стране системой дата-цен тров, необходимых для обработки огромных массивов информации. А это критическая инфраструктура для блокчейн-экономики. 

Какими будут последующие схемы, можно только гадать. Но факт в том, что создается параллельная система денежного оборота. И ни Центральный банк, ни Росфинмониторинг, ни даже компетентные органы не смогут так просто видеть движение «зеленых» средств. И все те риски, которые минимизировала выстроенная за долгие годы система контроля над финансовым сектором, включая риски параллельного финансирования политической деятельности, снова окажутся актуальными.