Бывшая Сечина и Каширские роднички

Черкалин так и не рассказал, откуда у него 6 миллиардов рублей

22 апреля Военный гарнизонный суд вынес приговор по делу бывшего начальника банковского отдела управления «К» ФСБ подполковника Кирилла Черкалина, обвиненного в мошенничестве и взяточничестве. Суд приговорил его к семи годам колонии строгого режима. С учетом времени, проведенного в СИЗО, Черкалин проведет в заключении пять лет. В суде выяснились подробности того, как устроены отношения ФСБ и российских банкиров и бизнесменов. Однако Черкалину предъявили только два эпизода на сумму «всего» 50 миллионов рублей, притом что только наличными у него изъяли 6,3 миллиарда рублей. Откуда эти миллиарды у бывшего подполковника ФСБ, суд так и не ответил.

Военный гарнизонный суд начал рассматривать дело Черкалина 5 апреля, спустя два года после его задержания 25 апреля 2019 года. Тогда у него и его бывших сослуживцев Андрея Васильева и Дмитрия Фролова изъяли рекордный объем наличных и имущества на сумму более 12 миллиардов рублей. 

«Блестящий, очень умный, прекрасно разбирается в теме… Это все ребята коммерческие, такое поколение», — так характеризовал Черкалина один из крупных банкиров. Собеседник «Медузы», близкий к следствию, говорил, что Черкалин, которому «каждый день заносили бабки», в конечном счете просто «утратил чувство реальности». 

Список изъятого у подполковника ФСБ впечатляет. На одном из заседаний судья Вадим Корчагин долго зачитывал список вещдоков: часы Vacheron Constantin, Rolex, Hublot, Breguet, Omega, 200 тысяч долларов, 27 миллионов рублей, 50 миллионов долларов, 1 миллион евро — и так в течение часа. В общей сложности только наличными у Черкалина изъяли больше шести миллиардов рублей — 800 миллионов рублей, 72 миллиона долларов и восемь миллионов евро. А также пять квартир, два загородных дома и множество более мелких вещей. 

При аресте источники «Коммерсанта» говорили, что накопить такие суммы Черкалин и его сослуживцы могли благодаря продаже служебной информации, получаемой из поднадзорных ЦБ и Минфина, а также с помощью обнальных операций и взяток. Но на суде Черкалину предъявили всего два эпизода, в сумме не более чем на 50 миллионов рублей.

Настоящие источники обогащения Черкалина могут стать известны из новых уголовных дел, в основу которых легли показания подполковника, данные в рамках досудебного соглашения. 

«Изобличить сотрудника ФСБ»

На первом заседании прокурор Милана Дигаева зачитала несколько ходатайств Черкалина о досудебном соглашении. В одном из таких ходатайств Черкалин обещал дать показания на бывших сослуживцев Фролова и Васильева и на бывших руководителей «Еврофинанс Моснарбанка» Владимира Столяренко и Александра Бондаренко. А еще Черкалин пообещал «изобличить» нескольких не названных в документе сотрудников ФСБ.

Правда, в другом зачитанном прокурором ходатайстве Черкалин прямо говорит, что готов дать показания на бывшего начальника — генерала Виктора Воронина, который до 2016 года возглавлял управление «К» ФСБ. Этот эпизод связан с коммерческим банком «Транспортный», лицензию у которого ЦБ отозвал в 2015 году.

«При заключении досудебного соглашения готов пояснить об участии в описанных событиях вокруг КБ „Транспортный“ моего бывшего начальника управления К ФСБ Виктора Воронина, который, зная о том, что КБ Транспортный ведет высокорисковую политику давал мне указания об оказании содействия деятельности указанного банка, кроме того он также давал мне подобные указания относительно других кредитных учреждений от которых по моим сведениям в подконтрольные Воронину кредитные учреждения поступали денежные средства», — говорится в этом ходатайстве Черкалина (здесь и далее сохранена орфография оригинальных документов, — прим. «Медузы»).

Далее прокурор уточнил, что Черкалин выполнил условия досудебного соглашения и рассказал о трех неизвестных следствию преступлениях, которые сейчас расследуются. Что это за преступления — пока не известно. 

В другом ходатайстве Черкалин обещает изобличить сотрудника ФСБ, который оказывал покровительство банку «Югра» и еще нескольким банкам (имя этого сотрудника он не называет). «Дыра» в банке «Югра», у которого была отозвана лицензия, составляла более 160 миллиардов рублей. 

Ранее экс-владелец рухнувшего банка «Югра» Алексей Хотин в своих показаниях следствию якобы рассказывал, что на протяжении трех лет платил Черкалину за покровительство (об этой версии писал РБК, но защита Хотина это опровергает и утверждает, что заявила на РБК в полицию).

Пока показания Черкалина легли в основу обвинений против еще одного из его бывших начальников — Дмитрия Фролова, заместителя главы управления «К». 

«Пускай записывается к главврачу»

За время, проведенное в СИЗО, Черкалин растерял прежний блеск: теперь это расплывшийся сорокалетний человек, отпустивший бороду и волосы ниже плеч. Из близких Черкалина на каждое заседание ходила только его сестра Анастасия, худощавая вежливая девушка в кедах Saint Laurent. На последних двух заседаниях была еще девушка Черкалина, представившаяся Елизаветой. 

А раньше Черкалин возглавлял банковский отдел управления «К» ФСБ, который должен заниматься контрразведывательным обеспечением банковской деятельности и бороться с коррупцией в Центральном банке. Вместо этого Черкалин помогал банкам обходить регулирование. 

Один из двух эпизодов, по которому предъявлено обвинение Черкалину, — получение взятки от бенефициара банка «Транспортный» Александра Мазанова. Черкалин получал деньги от «Транспортного» с 2013 по 2015 год, по 50 тысяч долларов в месяц за «общее покровительство». Из них 15 тысяч долларов он отдавал посреднику — экс-полковнику ФСБ Михаилу Горбатову. 

В показаниях Черкалин подробно рассказал, что он делал за эти деньги и с кем в ЦБ взаимодействовал.  

«У меня есть знакомый [Рубен] Амирьянц. В 2013 году он занимал должность главы департамента банковского надзора Банка России, — зачитала прокурор показания Черкалина. — [В отношении банка „Транспортный“] была вероятность принятия мер надзорного реагирования вплоть до отзыва лицензии. Амирьянц владел этой информацией в силу занимаемой должности и предоставил мне ее в здании ЦБ. Далее через имеющиеся возможности в Банке России, а именно через Амирьянца мной осуществлялся мониторинг обстановки вокруг КБ Транспортный». Информацию от Амирьянца Черкалин получал «неформально в устной форме». 

На вопрос «Медузы», не выходило ли такое взаимодействие с Черкалиным за рамки должностных обязанностей, в ЦБ не ответили.

Впрочем, как говорит собеседник «Медузы», знакомый с регламентом работы ЦБ, по закону о ФСБ сотрудники ЦБ должны оказывать им содействие, а Черкалин был к тому же руководителем профильного отдела. Но сотрудники ЦБ не обязаны предоставлять ФСБ всю имеющуюся у них информацию, и выходили ли они в общении с Черкалиным за рамки ограничений — не ясно.  

В 2015 году Амирьянц перешел на работу в Агентство страхования вкладов, где занимается ликвидацией банков. Черкалин признавался, что, хотя и понимал риски того, что кредиторы банка «Транспортный» потеряют свои деньги, оперативно-разыскных мероприятий не проводил.

Подполковник помогал банку экономить на резервах: когда ЦБ потребовал от «Транспортного» зарезервировать рискованные ссуды на 1,3 миллиарда рублей, Черкалин посоветовал банку сменить место регистрации, чтобы попасть во 2-е отделение ГУ ЦБ по Центральному округу, где у чекиста было «доверенное лицо». В итоге сумма резервов уменьшилась до 552 миллионов рублей, а Черкалин получил за это в качестве вознаграждения дополнительно 100 тысяч долларов. Что это было за «доверенное лицо» и велось ли в отношении него расследование, прокурор не пояснил.

Переписываясь с Горбатовым по поводу проблем КБ «Транспортный», Черкалин использовал своеобразные шифровки. «Под словами „серьезное заболевание, практически неизлечимо“ я имел в виду, что у банка могут отозвать лицензию, — говорится в показаниях Черкалина. — Пускай точно до 17:00 записывается к главврачу — я имел в виду, что до 17:00 необходимо записаться на прием к председателю к ЦБ [Эльвире Набиуллиной]». 

Всего, по данным следствия, за два года Черкалин получил от руководства этого банка 850 тысяч долларов. Но в мае 2015 года ЦБ все же отозвал лицензию у «Транспортного» и обнаружил в его капитале «дыру» на 25 миллиардов рублей. 

Таких «дырявых» банков за последние семь лет в России нашлось множество. Эльвира Набиуллина в конце 2020 года объявила о том, что Банк России закончил расчистку банковского сектора от недобросовестных и слабых игроков — на нее ЦБ потратил около семи триллионов рублей.

Чекисты в крокодиловых туфлях

Сюжет второго преступного эпизода, предъявленного Черкалину, был ранее известен по публикациям «Коммерсанта», основанным на источниках, близких к следствию. Но на суде прокурор озвучила и показания самого Черкалина.

Потерпевшие в этом деле — бизнесмен, основатель Avenue Group Сергей Гляделкин и его партнер, бывший чиновник московской мэрии Игорь Ткач. 

Как следует из показаний Черкалина, которые зачитал прокурор, в первый раз бизнесмены пришли к чекистам сами, чтобы сообщить о преступлении: у Гляделкина вымогал взятку тогдашний вице-мэр Москвы Александр Рябинин. 

«Гляделкин сказал, что Рябинин требует у него взятку за продление инвестконтракта, Васильев проводил комплекс оперативно-розыскных мероприятий в отношении Рябинина, и информация Гляделкина подтвердилась», — говорил Черкалин в показаниях. 

Гляделкина познакомили с чекистами его тогдашние партнеры — банкиры Владимир Столяренко и Александр Бондаренко, рассказал корреспонденту «Медузы» сам Гляделкин. Оба работали в наполовину государственном «Еврофинанс Моснарбанке»: Столяренко — президентом, а Бондаренко — первым вице-президентом. Их банк кредитовал стройки Гляделкина, а они сами через аффилированных лиц владели долями в его инвестпроектах. 

На встречу с бизнесменом пришли Черкалин и Фролов — последний был в туфлях и куртке из крокодиловой кожи и видом напоминал сутенера, вспоминает Гляделкин. Они представились адвокатами. Гляделкин сказал «адвокатам», что готов написать официальное заявление на Рябинина. То, что на самом деле он общался с сотрудниками ФСБ, он узнал потом — когда они взяли его дело в разработку.  

Пока чекисты разрабатывали Рябинина, они продолжали общаться и с Гляделкиным — проводили рабочие встречи и инструктаж. В итоге на Рябинина завели уголовное дело, он был признан виновным в хищении и получил три года условно и штраф в размере миллиона рублей. 

Но для Гляделкина история не закончилась. Уже знакомые ему сотрудники ФСБ Черкалин и Васильев начали запугивать его тем, что заявление на вице-мэра выйдет Гляделкину боком: он лишится контрактов с Москвой, а то и сам станет обвиняемым в провокации взятки. Делали они это по просьбе своего начальника Фролова в интересах банкиров Столяренко и Бондаренко, с целью убедить Гляделкина переписать все построенные дома на банкиров, признался на суде Черкалин.

«В конце января 2011 к нам обратился Фролов, сказав, что его попросили Столяренко и Бондаренко, и попросил нас убедить Гляделкина отдать долю в компании „Юрпромконсалтинг“. Я и Васильев согласились принять участие в преступлении», — говорится в показаниях подполковника. 

За пару встреч Фролов, Васильев и Черкалин убедили Гляделкина и Ткача отдать права на его долю (49%) в компании «Юрпромконсалтинг». Этой компании принадлежало несколько многоэтажных домов в столичном районе Левобережный, а также инвестправа на более чем 200 тысяч квадратных метров жилой недвижимости, около шести тысяч квадратных метров нежилой и более 600 машино-мест.

Как уточняет Гляделкин в разговоре с «Медузой», на самом деле под давлением он переписал на банкиров гораздо больше — шесть компаний с активами на сумму 1,5 миллиарда долларов. Эти хищения еще расследуются. Чекисты обещали вернуть долю Гляделкина после приговора в отношении Рябинина и говорили, что «как сотрудники ФСБ будут гарантами передачи доли». 

Следующие восемь лет Гляделкин регулярно общался с Фроловым и Васильевым, пытаясь получить деньги за свою долю, и даже обращался в арбитражный суд, но все безрезультатно. 

Ни Черкалин, ни Васильев денег за свое участие в этом эпизоде не получили, но надеялись, что это поможет им в продвижении по службе, пояснял Черкалин. Зато три миллиона евро получила жена Фролова Ольга, рассказал «Медузе» собеседник, близкий к следствию. Через месяц после того, как Столяренко и Бондаренко получили доли Гляделкина в строительных проектах, офшор Ольги Фроловой Mirenstone Ltd получил от Столяренко и Бондаренко три миллиона евро. Эти деньги Фролов потратил на покупку виллы в Италии на берегу озера Маджоре — за что его в итоге и уволили из ФСБ «в связи с утратой доверия». Адвокат Фролова Андрей Андрусенко не ответил на вопрос «Медузы».

Теперь Гляделкин и Ткач просили суд взыскать с Черкалина 638 миллионов рублей прямого ущерба и почти 20 миллиардов рублей упущенной выгоды.

Впрочем, к самому Черкалину они были настроены почти благожелательно: на суде Гляделкин говорил, что Черкалин действовал под давлением Фролова, в распределении похищенных средств участия не принимал, содействовал следствию. И что все это может быть основанием для смягчения приговора — а Ткач просил проявить к Черкалину снисхождение «исходя из чистосердечного признания и гуманных соображений».

Откуда взялись миллиарды

Дело Черкалина в итоге уложилось в пять заседаний: поскольку он признал вину, дело рассматривалось в особом порядке, без изучения доказательств. 

Прокурор просил для Черкалина 11 лет лишения свободы со штрафом 34 миллиона рублей, запретом занимать определенные должности в правоохранительных органах, и лишением воинского звания. Судья Корчагин дал Черкалину семь лет строгого режима, а штрафовать не стал. Правда, по приговору суда Черкалин должен компенсировать прямой ущерб Гляделкину и Ткачу — в сумме на 638 миллионов рублей.

Но компенсировать Черкалину не из чего, сказал после заседания его адвокат Владимир Михайлов: конфискованные у него деньги обращены в доход государства. И самое интересное — происхождение этих 6,3 миллиарда рублей по-прежнему не выяснено. Хотя Черкалин в своем досудебном соглашении и обещал раскрыть происхождение найденных у него денег, но в суде это объяснение так и не прозвучало. 

Взятки КБ «Транспортный» — это всего не больше 50 миллионов рублей по тогдашнему курсу, а за мошенничество с долей в «Юрпромконсалтинге» Черкалин денег не получил, рассчитывая только на продвижение по службе. Возможно, объяснение этому есть в других уголовных делах, которые сейчас расследуются по показаниям Черкалина. 

Собеседник «Медузы», знакомый с ходом следствия, считает, что на самом деле банковская линия мало интересна следствию, потому что причина ареста Черкалина в том, что он «зарвался» и начал конфликтовать с новым начальником — Иваном Ткачевым, который разрабатывал Черкалина еще на своем прежнем месте работы, в управлении собственной безопасности ФСБ. 

В ближайшие месяцы в суде будет рассматриваться дело бывших сослуживцев Черкалина Васильева и Фролова. Васильев, по словам собеседника, знакомого с ходом следствия, признал вину, дал показания на Фролова и с лета 2020 года находится под домашним арестом. Адвокат Васильева Александр Гофштейн от комментариев отказался. Фролов — единственный из всех — свою вину не признает.

«Черкалин явно наговорил много и про всех, вопрос в том, как это будет использоваться дальше, — говорит собеседник „Медузы“, близкий к ФСБ. — Если будет раскручиваться линия с происхождением денег, то должны опрашивать тех, кто давал эти взятки — в том числе, видимо, банкиров. Спрятать эти показания вряд ли возможно, потому что с ними знакомы и прокуратура, и Следственный комитет».