Ильдару Халикову не помешала бы порка

Евгению Осокину выставили на прилавок миллиард

Арбитражный суд Нижегородской области вынес решение о привлечении к субсидиарной ответственности контролирующих лиц должника на рекордную сумму. В рамках банкротства бывшего нижегородского ритейлера ООО «Стандарт» с его учредителей Евгения Осокина и Аллы Зубковой вместе с бывшим директором решено взыскать более миллиарда рублей. ­Несколько лет назад Евгений Осокин прославился бизнес-войной со скандальным бизнесменом Андреем Климентьевым, с которым он неудачно попытался вести совместный бизнес. Структуры отбывающего тюремный срок Климентьева в числе других кредиторов поддерживали иск к собственникам «Стандарта». Суд также наложил обеспечительный арест на имущество ответчиков в пределах суммы требований.

Арбитражный суд Нижегородской области в рамках дела о банкротстве ООО «Стандарт» решил привлечь его контролирующих лиц к субсидиарной ответственности на 1,112 млрд руб. Сумма взыскания убытков в пользу должника стала рекордной среди региональных банкротных дел. К ответственности суд привлек совладельцев «Стандарта» Евгения Осокина и его супругу Аллу Зубкову, а также бывшего генерального директора компании Татьяну Зайцеву. Предприниматели с 2009 года развивали в Нижнем Новгороде торговую сеть супермаркетов Seven. В 2016 году она прекратила свое существование, не заплатив за продукцию множеству поставщиков, в том числе из других регионов.

Основным кредитором должника является ООО «Антариум» с правом требования порядка 460 млн руб., однако эта организация сама в процедуре банкротства.

Решение по иску конкурсного управляющего Олега Попова еще не опубликовано. Как рассказали представители ООО «Альянс» (один из кредиторов — компания Андрея Климентьева), судья усмотрел недобросовестность владельцев и менеджмента «Стандарта» в том, что они единовременно прекратили работу всей торговой сети и начали банкротиться по заявлению аффилированного юрлица, несмотря на имеющуюся в бухгалтерской отчетности прибыль. «Андрей Климентьев в начале этой истории призывал всех обманутых поставщиков объединиться и отстаивать свои права в суде. Однако, учитывая длительные судебные процессы, некоторые кредиторы потеряли к этому интерес, не веря в успех», — сообщил представитель кредитора.

Предприниматель Евгений Осокин был недоступен для комментариев, но участники процесса уверены, что он и остальные ответчики будут обжаловать судебное решение о взыскании миллиарда.

Напомним, Андрей Климентьев и Евгений Осокин несколько лет назад пробовали стать партнерами в совместном бизнесе, но затем долго расходились, выставляя друг другу многомиллионные претензии. Господин Осокин считал, что Андрей Климентьев его крупно обманул, продав намолоченное зерно совместной агрофирмы «Сеченовская нива». Андрей Климентьев, заявив, что партнер не платит за арендованные площади в универсаме «Нижегородский», заварил входы и обесточил торговый зал магазина Seven, в результате чего Евгений Осокин долго не мог забрать товары, а часть продуктов просто протухла. Когда в марте 2019 года Андрея Климентьева арестовали за попытку мошенничества с подложным договором займа, он не раз публично обвинял бывшего партнера в том, что тот «заказал» в полиции его уголовное дело, Евгений Осокин это опровергал. В апреле 2020 года Андрей Климентьев был признан виновным и осужден на ­четы­ре ­года.

Добавим, что арбитражный суд по ходатайству конкурсного управляющего также наложил обеспечительный арест на имущество ответчиков из «Стандарта» в пределах 1,1 млрд руб.

Андрей Климентьев, отбывающий срок в исправительной колонии, порадовался этому судебному решению. «Это весело. Им придется оплатить все счета кредиторам. Обидно, что кредиторов было только трое — где были все остальные? Ну все, выиграли суд, арестовали имущество, теперь они будут продавать долги по дешевке, нельзя допустить этого и — победа»,— написано на его странице в соцсети. Очевидно, теперь судебные приставы будут искать и описывать имущество Евгения Осокина, его жены и экс-директора, которое может пойти в счет удовлетворения требований кредиторов. Впрочем, часть этих требований ранее была предусмотрительно выкуплена самими ответчиками в ходе банкротства торговой компании.