Илья Михальчук

Росгвардия устроила ростовским рынкам маски-шоу

Официальная причина блокирования — требование УФСБ России по Ростовской области провести проверку. С 27 апреля порядка 20 тысяч человек в Ростове лишены работы. Пострадавших может быть больше: рынки снабжали товаром и обеспечивали работой мелких предпринимателей не только Ростовской области, но и соседнего Краснодарского края, а также непризнанных республик «ЛНР» и «ДНР». Сотни фур, груженых фруктами и овощами, застряли на подступах к Ростову, и это грозит скачком цен на продовольствие далеко за пределами региона.

Спецоперация началась в минувший вторник, около 10 часов утра. Предприниматели, открыв павильоны, занимались обычной работой. В это время ко всем въездам на рынок подъехали грузовики с бетонными блоками, одни полицейские занялись координацией их укладки, другие — пошли по рядам.

— Всех попросили покинуть территорию. У каждого сотрудника была своя отговорка: одни искали «любопытных», вторые искали мигрантов, третьи приехали «в казино поиграть», четвертые — «к проституткам» и т. д. Всех выгоняли, записывали фамилию, имя, номер машины, создали огромную пробку. Людей запугивали, нагоняли страх, — рассказывает предприниматель Ростислав Гребенюков, который три года торгует на «Атланте» напольными покрытиями.

У всех похожие рассказы:

— У меня попросили документы на кассовые аппараты, договор на аренду земли.

— А ко мне подошли, говорят, что у вас за люк такой у входа? А я знаю? Отвечаю, это у администрации рынка надо спрашивать. Коммуникации их же.

— А мы на оптовом торгуем запчастями, на «Алмазе». По вторникам. Разложили товар, контролеры прошли, по 3500 собрали. И сразу — бац! — Росгвардия побежала. Такое впечателение, что ждали прям!

Заблокировав въезды-выезды с рынка, полицейские, по официальной версии, занялись поиском нелегальных мигрантов, подпольных казино и наркопритонов.

«Алмаз», «Атлант-Юг», «Атлант-Сити», «Классик» — это 15 га торговых павильонов и галерей. В 90-е все здесь начиналось как автомобильный рынок, но со временем он превратился в город-рынок, где можно купить все: от пучка укропа до квадроцикла. Площадь крытых павильонов — 800 кв. метров. На территории организовано дорожное движение, стоят знаки, ходят маршрутные автобусы, вместо светофоров — круговые перекрестки.

«При движении по рынку «Атлант» преимущество имеет пешеход», — гласит люминисцентная надпись у въезда. Слово «Атлант» уже кто-то стер. Со вторника, 27 апреля, на рынок проехать могут только владельцы павильонов, покупатели — пешком. По сути, это означает, что рынок не работает.

В его блокировании, по оценкам СМИ, принимало участие от 3500 до 5000 сотрудников полиции, свезенных в Ростов в том числе и из других регионов России.

Официальной версии причины блокировки до сих пор нет. Спустя трое суток после «начала операции» в пресс-службе ГУ МВД России по Ростовской области говорят, что «уточняют информацию».

«В полицию поступил сигнал, что на рынках организована торговля наркотиками и оружием, проституция и работают нелегальные мигранты. Было принято решение проверить, на законных ли основаниях работают эти рынки. Проверку провели в рамках уголовного дела, возбужденного в отношении главы Аксайского района Виталия Борзенко и нескольких предпринимателей», — так описывал ситуацию «Интерфакс» в первый день акции со ссылкой на свои источники в правоохранительных органах.

В тот же день все арендаторы получили бумажки без печатей, подписей и других официальных признаков, написанные от первого, никому не известного лица: «Сообщаю вам, что осуществление деятельности (предпринимательской и иной) на земельном участке в соответствии с заключенным вами договором аренды (участка/торгового места) в ближайшее время будет запрещено, — говорится в письмах, под которыми стоит только номер ряда и торгового места получателя. — При таких обстоятельствах заключенные с вами договоры на право аренды земельных участков (торговых мест) будут прекращены в установленном законом порядке».

Администрация рынков на связь не выходит и происходящее никак не комментирует.

В администрации Аксайского района, на территории которого находится рынок, не скрывают, что блокирование связано с уголовным делом бывшего главы района Виталия Борзенко, арестованного 13 апреля. Дело в отношении Борзенко, который 27 лет возглавлял Аксайский район, возбуждено сразу по четырем статьям: ст. 210 УК РФ «Организация преступного сообщества или участие в нем»; 159 УК РФ «Мошенничество»; 285 УК РФ «Злоупотребление должностными полномочиями»; 174.1 УК РФ «Отмывание денег». Вместе с ним задержан сын известного ростовского предпринимателя Карима Бабаева. До недавнего времени земли, где расположены все пять рынков, контролировала семья Бабаевых. Главу семейства считают сообщником Борзенко. Но арестовать Карима Бабаева не успели: вместе со старшим сыном он скрылся за границей, предположительно, в Азербайджане.

По версии правохранителей, Борзенко сначала помог Бабаеву незаконно получить в собственность 15 га земли близ федеральной трассы М-4 «Дон». Потом они превратили эти земли в источник колоссальной прибыли, которая, как предполагают силовики, оседала в том числе в карманах заслуженного единоросса Виталия Борзенко.

О масштабах прибыли можно только догадываться.

— Хотите знать, сколько я теряю в день из-за этой блокировки? Миллион. Долларов, — говорит предприниматель Мир Абуль Касим, по совместительству — глава афганской диаспоры Ростова.

Афганцы арендуют почти треть земли на «Атланте» и «Алмазе». У всех — договоры аренды на 10 лет, зарегистрированные в юстиции. На основании этих договоров они и строили свои павильоны. «Игрушки», «Сантехника», «Шторы», «Фитинги» — 15 гектаров выбора. Говорят, построить такой павильон сейчас стоит не менее 15 млн рублей. В случае если рынок закроют, никто из предпринимателей не сможет получить компенсацию, потому что, по версии ростовских властей, все 20 лет рынки… работали незаконно.

— Правоохранительными и надзорными органами ведутся проверочные мероприятия на торговых площадках Аксайского района, — заявила 28 апреля глава департамента потребительского рынка Ростовской области Ирина Теларова. — Стоит отметить, что только одна из данных площадок — «Классик» — имеет статус розничного рынка, и сегодня ожидается возобновление ее полной деятельности. Торговые площадки «Атлант-Сити», «Атлант-Юг», «Алмаз» и «Строительный», «Овощной» не имеют статуса рынка.

— Вы понимаете, что я — пропала? — «дымит» пластиковой сигаретой молодая женщина, представившаяся Илоной.

Мы беседуем на площадке посреди рынка «Атлант», куда утром 28 апреля пришли торговцы в надежде получить объяснения по поводу случившегося. Их павильоны стоят на землях, назначение которых — организация торговой деятельности; их договоры аренды признаны всеми органами власти, включая налоговые. Но без решения суда все это сейчас названо незаконным.

— По сути, это просто большое скопление магазинов на земле, на которой можно торговать. Опять же: если мы нарушили что-то — зафиксируйте этот факт, подайте на нас в суд, объясните, что и когда мы нарушили. Ведь этого ничего нет! Вы просто пришли, перегородили блоками въезд и сейчас обрекаете меня на разорение и голодную смерть! — кричит какому-то невидимому врагу мужчина в толпе. За спинами его лица не видно.

Илона продолжает:

— Я заплатила за аренду магазина и уже два дня не торгую. Это раз. А куда я дену партию товара из Турции на 500 тысяч, которая идет? Мне детей нечем кормить будет. Я не знаю, что делать

Когда выясняется, что власти области уже подыскали для предпринимателей 9000 торговых мест на других розничных рынках Ростова, ситуация накаляется.

— Каких торговых мест?! — кричит на журналистов невысокий азиат на чистейшем русском языке. — У меня торговая площадь — 800 кв. метров, сантехника. Куда мне это девать? На торговое место два на два метра? Кто мне заплатит за мой павильон?! Откуда мне взять деньги на новый?!

В отличие от вещевых «Атланта» и «Алмаза», на «Овощном» собрание собирать не стали. Сначала крепкие азербайджанские парни попытались убрать бетонные блоки сами. Чем страшно напугали молодого полицейского, эти блоки охранявшего. В какой-то момент ему пришлось отсутпать от разъяренной толпы, хватаясь за кобуру. Таких стычек за три дня было несколько. Отчаяние торговцев объяснимо: на подступах к Ростову застряли сотни фур со скоропортящимся товаром, а это миллионы рублей убытка.

«Овощной» находится по другую сторону трассы. В любой день недели — гигантское скопление фур, легковушек, микроавтобусов, в которых овощи-фрукты меняют на деньги.

Мехмат торгует на «Овощном» 27 лет. Накануне облавы он завез на территорию рынка фуру с 12 тоннами капусты в надежде продать ее по 12 рублей за килограмм. В овощных палатках в спальных районах Ростова она сейчас стоит 25 руб. За въезд на территорию рынка, говорит, заплатил 1800 рублей; столько же — за право торговать. Полицейские, которые перегородили дорогу, объяснили: на рынок никакая фура больше не заедет. После очередной стычки разрешили въезд легковушкам и небольшим грузовикам — дали возможность торговцам распродать уже завезенный товар.

— Сейчас продаю по 8 рублей. Вы не хотите мешок купить? — спрашивает Мехмат.

Его коллега Ибрагим Османов распродает остатки палет с египетскими апельсинами. В месяц, говорит, привозит в Ростов 15–20 фур по 18 тонн каждая. После налета полиции пришлось три фуры развернуть на полпути и отправить обратно в Новороссийск — там товар разберут другие «трейдеры» и отправят по другим городам.

— А я аренду 46 тысяч за месяц заплатил. На каждой машине я потерял 60 тысяч. Что мне сейчас делать? Куда уходить? — не понимает мужчина. — Мы же это не украли. Я честно купил, продал, получил деньги. Зачем с нами так?

Один из местных «трейдеров» соглашается провести экскурсию по осиротевшему рынку. Ряды открытых фур: ряд — картофель, ряд — лук, между ними прячутся аутсайдеры вроде свеклы или корней петрушки. Ветер гонит по проходам озябшую женщину с подносом — она несет кому-то чай с чабрецом. Мы проходим мимо куч мусора.

— При Бабаевых такого быть не могло, — возмущенно тычет Ибрагим пальцем в коробки из-под клубники, гнилые апельсины и мокрый картон. — Администрация бы раз подошла, сказала бы: «Ах, как не хорошо!» — и никто бы не посмел.

По словам «экскурсовода», закрытие «Овощного» — это катастрофа.

— «Овощной» — это не рынок, это огромный хаб, куда стекается сельхозпродукция со всего юга страны, включая импорт через Новороссийский порт, — рассказывает он. — Сюда свозят продукцию из Египта, Турции, Узбекистана, Азербайджана. Сейчас везут клубнику из Краснодарского края, потом пойдут фрукты и так далее. Здесь фуры разгружаются и формируются заказы для других городов: вся Ростовская область, часть Воронежской, прилегающие районы Краснодарского края, на Волгоград возим, Ставрополь. Из Ростова люди приезжают газелями, загружают — ящик того, ящик того — для своих маленьких магазинов; все рынки Ростова работают отсюда. Какие фермеры? Фермер работает с 5 утра до 10 вечера, ему некогда продавать. У него все скупают перекупщики и привозят сюда. А отсюда формируются партии — и на Москву тоже, и на Питер. И вот сейчас это все не работает.

Разгром такого крупного логистического центра, пусть и похожего больше на стихийную стоянку дальнобойщиков, неизбежно приведет к росту цен на овощи и фрукты в ближайшие дни, считает Ибрагим.

— В сезон на базу ежедневно заходят до полутора тысяч фур — вы представляете себе этот объем? Сейчас в экстренном порядке машины перенаправляют на другие площадки, туда подъедут заказчики на небольших машинах, развезут это все. Но главная проблема — новые партии сейчас никто не заказывает, потому что их негде принимать, негде их состыковывать с покупателями из других регионов. Эти логистические цепочки формировались десятилетиями, сейчас система нарушена. На перезаключение новых договоров понадобится не меньше месяца, за это время в магазинах неизбежно возникнет дефицит свежих овощей и фруктов. Пострадают фермеры, у которых неизбежно возникнут сложности со сбытом. Это тысячи людей по всему югу России, которые наладили производство сельхозпродукции под возможности этого хаба: здесь построены тысячи квадратных метров холодильников. В таком бизнесе время — важный ресурс, это не тапки и не унитазы, которые можно распродавать годами.

На третьи сутки блокировки «Овощного» цены на фрукты и овощи в Ростове поднялись: если до акции силовиков огурцы в магазинах у дома можно было купить за 150–160 рублей, то к концу недели ценник перемахнул за отметку в 200 рублей. Продавцы не скрывают, что ждут перебоев с поставками и готовят покупателей к худшему.

Первыми масштабы катастрофы осознали в администрации Ростова-на-Дону и пошли на экстренные шаги: открыли ярмарку на… взлетно-посадочной полосе старого аэропорта.

— Уже в ближайшие дни оптовая и розничная торговля овощами и фруктами начнется на данной площадке в ярмарочном формате на совершенно законных основаниях. Дата открытия площадки будет сообщена дополнительно. Каких-либо изменений цен на плодоовощную продукцию ожидать не стоит, — 29 апреля заявил сити-менеджер Ростова, бывший полицейский Алексей Логвиненко, и пообещал, что в таком формате ярмарка сможет работать как минимум до конца года.

На «Овощном» это решение называют временным, эффективность — нулевой, а перспективы — ничтожными.

— Для возобновления работы в режиме хаба необходимы холодильники, и речь не о рифрежераторах, а о складах, где продукция может храниться несколько дней в ожидании отправки. На «ярмарке» это сделать невозможно, в противном случае мы откроем еще один «незаконный» рынок, теперь уже на взлетно-посадочной полосе, — рассказывает один из бывших торговцев «Овощного».

И намекает на «национальный вопрос».

— Основные логистические цепочки — связи между производителем и оптовым покупателем — завязаны на «трейдерах» «Овощного». Это в основном представители азербайджанской общины. Новый хаб возникнет там, куда согласятся прийти азербайджанцы. Произошедшее они воспринимают как атаку на общину, многие уже перенаправляют потоки на Краснодар: там есть подходящая площадка. Для Ростова это будет означать потерю нескольких тысяч рабочих мест.

Пока официальная причина этих потерь — решение о проведении проверки, датированное 22 апреля и подписанное первым зампрокурора Ростовской области Кириллом Осипчуком. Как следует из документа, УФСБ России по Ростовской области передало надзорному ведомству информацию о нарушении «земельного, градостроительного, налогового, санитарно-эпидемиологического законодательства и требований пожарной безопасности».

Этого решения хватило, чтобы поставить крест на источнике дохода тысяч семей Ростова и Ростовской области.

В то, что предпринимателям после «проверки» удастся вернуться на свои места, похоже, не верят даже в прокуратуре.

В пятницу появилась третья после «незаконного размещения» и «подозрений в незаконной деятельности» версия блокирования рынков. Ее озвучил замгубернатора Ростовской области Виктор Гончаров.

— На торговую площадку «Овощной» в Аксайском районе наложены обеспечительные меры в виде запрета осуществлять на спорном объекте торговую деятельность, — сказал Гончаров, посетив новое место дислокации «Овощного» в старом аэропорту. По данным источника в правительстве, решение было принято Аксайским районным судом.