Чекисты шантажировал Сафронова матерью

Следователь ФСБ Александр Чабан склонял бывшего журналиста Ивана Сафронова, обвиняемого в госизмене, к признанию вины в обмен на звонок маме.

Об этом «Открытым медиа» рассказал адвокат Сафронова Дмитрий Катчев. От этого предложения Сафронов отказался. 

«Следователь знает, как важно для Ивана общение с мамой, потому что до ареста он звонил маме 4−5 раз каждый день. Я не знаю никого, кто так часто общался бы со своими родителями», — говорит Катчев. Он подчеркнул, что каждую встречу с командой защитников Сафронов начинает с вопроса о матери. «Иван читал книгу Михаила Ходорковского, где есть письма к матери. И он сказал, что он его понимает и разделяет его позицию, что он должен выйти и его мама могла бы дождаться его здоровой, чтобы у него было время наверстать упущенное время. И он не сомневается, что так и будет», — передал Катчев детали разговора с Сафроновым в последнюю встречу с защитниками 16 июня. Сафронов не видел мать почти год — с 7 июля 2020 года, когда он был задержан. Его мать проходит свидетелем по этому делу, поэтому она не может увидеться с сыном.

Следователь по особо важным делам ФСБ, полковник юстиции Александр Чабан во время очередных следственных действий предложил Сафронову пойти на контакт со следствием взамен на возможность позвонить матери прямо из кабинета следователя. «Следователь сказал Ивану, что он мог бы потратить целый день на Сафронова, если он готов пойти на контакт со следствием. В качестве бонуса за открытую беседу он обещал разрешить позвонить маме прямо из кабинета и побеседовать с ней», — рассказал Катчев. Сафронов отказался продолжать разговор со следователем Чабаном в тот день. «Иван сказал, что вот это [звонок матери в обмен на сотрудничество] он следователю не простит», — отметил адвокат. 

По словам Катчева, это был единственный раз, когда следователю удалось эмоционально задеть журналиста. Предложение следователя о звонке в обмен на сотрудничество поступило уже после того, как в октябре 2020 года Чабан отказал Сафронову в просьбе позвонить матери и поздравить с юбилеем, уточняет другой его адвокат Евгений Смирнов. Тогда в своём отказе на звонок Чабан написал, что Сафронов во время разговора с матерью, всю жизнь проработавшей учительницей в школе, может «выполнить разведывательное задание иностранной спецслужбы». 

По мнению защитников Сафронова, его пытаются склонить к досудебному соглашению. «Предложение позвонить маме — попытка склонить к признанию вины: маленькими шажками втереться в доверие и заставить его поверить в то, что он и его будущее зависит от следователя. Если ты будешь слушаться нас, то у тебя есть шанс легко отделаться», — говорит адвокат Евгений Смирнов. Он уточняет, что Чабан с первых дней предпринимал подобные попытки, обещал любые бытовые поблажки. «Поначалу ему угрожали, что ему 20 лет светит. Теперь они решили просто надавить на больное», — поясняет Катчев. По его словам, примерно 80% уголовных дел о госизмене в следственном управлении ФСБ заканчиваются досудебными соглашениями. 

Сафронов находится под стражей с 7 июля 2020 года. На момент задержания он работал советником главы «Роскосмоса», но дело о госизмене касается годов, когда Сафронов был журналистом. Следствие считает, что в 2017 году он передал чешской разведке секретные данные о военно-техническом сотрудничестве России в Африке и деятельности вооруженных сил России на Ближнем Востоке. Иван Сафронов свою вину не признает. Журналисту до сих пор не разъяснили суть предъявленных обвинений. Адвокаты Сафронова ожидают, что к концу лета завершится следствие.

Одному из адвокатов Сафронова, основателю «Команды 29» Ивану Павлову 30 апреля предъявили обвинение в разглашении данных предварительного расследования по делу журналиста. Басманный суд избрал для него меру пресечения, ограничив в пользовании интернетом, телефоном и общении со свидетелями по его делу. Павлов продолжает защищать Сафронова.