От хабаровского «Торэкса» натерпелись в Британии

Закончено расследование уголовного дела краевого преступного сообщества.

Как стало известно “Ъ”, СКР объединил в оргпреступное сообщество почти всех бизнесменов и чиновников, имевших отношение к группе компаний «Торэкс» из Хабаровского края. По версии следствия, ОПС руководили заместитель главы краевого правительства Юрий Золочевский и юрист Николай Шухов, представлявший интересы экс-губернатора края Сергея Фургала. Сам господин Фургал в деле фигурирует, но в число обвиняемых не попал. Из обвинений же следует, что за полтора года существования сообщества его участники похитили банковские кредиты на миллиарды рублей, а ущерб мог стать еще больше, если бы их преступную деятельность не пресекли правоохранители.

По данным источников “Ъ”, на днях руководитель следственно-оперативной группы СКР, старший следователь при председателе комитета Роман Мухачёв предъявил обвинения по соответствующей ст. 210 УК РФ (организация преступного сообщества или участие в нем) фигурантам уголовного дела о финансовых махинациях в ГК «Торэкс» — крупнейшей на Дальнем Востоке коммерческой структуре, состоящей примерно из полусотни предприятий по сбору, хранению и переплавке металлолома.

Как следует из этих документов, ОПС «Торэкс», созданное в конце 2018 года, состояло из трех «обособленных и структурированных подразделений».
Первым руководили директор входящего в ГК сталеплавильного завода «Амурсталь» в Комсомольске-на-Амуре Сергей Кузнецов и его заместитель по безопасности Дмитрий Козлов. В их обязанности входило «изготовление фиктивных документов» для получения предприятиями группы «заведомо невозвратных» кредитов. Второе подразделение, ответственное за бухгалтерское сопровождение махинаций, возглавили, по версии следствия, главный бухгалтер ГК Галина Алейникова и финансовый директор группы Владимир Кармашков. И, наконец, третий, «административный» отдел ОПС был отдан в распоряжение Юрия Золочевского, занимавшего до июля прошлого года пост первого заместителя председателя правительства Хабаровского края по экономике и инвестициям. Чиновник, как полагает СКР, «планировал преступления и осуществлял взаимодействие группировки с государственными и кредитными организациями».

Совладелец ГК «Торэкс» Николай Мистрюков и не занимавший официальных должностей в группе юрист Роман Шухов, по версии следствия, представляли в ОПС интересы теперь уже бывшего губернатора Сергея Фургала. Причем господин Шухов одновременно осуществлял и «оперативное руководство текущей деятельностью» всего сообщества.

При этом сам господин Фургал, как отметил полковник Мухачёв, «занимал публичные политические должности», поэтому в криминально-коммерческой деятельности ОПС принимал личное участие лишь эпизодически.

Он, например, добился «неограниченного финансирования» входивших в «Торэкс» коммерческих структур через хабаровское и московское отделения АО «МСП-банк». По версии следствия, используя «авторитет и значимость занимаемых им должностей», господин Фургал убедил председателя правления банка Дмитрия Голованова в том, что «устранит любые препятствия», которые помешают заемщикам вернуть взятые в банке кредиты. В СКР считают, что организаторам ОПС так и не удалось вовлечь в него банкира Голованова, однако тот согласился «поспособствовать извлечению ими выгоды и стал злоупотреблять своими полномочиями вопреки интересам банка». Дело банкира Голованова выделено в отдельное производство.

Так, например, в феврале 2019 года входящее в ГК ООО «Строитель» представило в МСП-банк фиктивный контракт на экспорт партии металла крупнейшему в Южной Корее сталелитейному заводу POSCO International Corporation. Под этот договор гендиректор «Строителя» Геннадий Савочкин, согласившийся, по версии следствия, поучаствовать в афере «из корыстных побуждений», получил кредит в 567 млн руб. Часть денег участники ОПС вернули банку «для маскировки своих преступных действий», а 376 млн руб., как полагает СКР, похитили, «направив на хозяйственные нужды других предприятий группы».

Летом того же года похожее «сотрудничество» с Posco начала еще одна компания из группы — ООО «Скрап Фар Ист». Ей удалось получить в московском отделении того же МСП 942 млн руб., из которых 483 млн руб., по версии следствия, были похищены.

В самом конце 2019 года, как полагает СКР, в сферу деятельности ОПС была включена крупная строительная фирма ООО «Дальневосточный монолит», не входящая в ГК «Торэкс», но находящаяся, по версии следствия, в зависимости от нее. Как следует из обвинений, «корыстно заинтересованный» гендиректор «Монолита» Евгений Аверьянов с помощью руководителей ОПС получил в МСП-банке кредит в 500 млн руб., на которые в течение года обещал покупать металлопродукцию завода «Амурсталь». Коммерсант сразу перевел всю сумму на счет завода, однако уже через две недели потребовал вернуть деньги. Заключение договора совпало по времени с арестом одного из акционеров ГК, Николая Мистрюкова, и сменой руководства завода «Амурсталь», поэтому гендиректор «Монолита», по его словам, решил отменить уже совершенный авансовый платеж. 195 млн руб. ему удалось получить обратно, но произведенный возврат СКР посчитал мошеннической операцией. По мнению следствия, все подозрительные манипуляции с кредитными деньгами были совершены опять же с целью «распылить» их между предприятиями группы и похитить.

В начале 2020 года участники ОПС, как полагает следствие, «ввели в заблуждение» руководство крупной топливной корпорации из Великобритании Global Metcorp Ltd. Обвиняемые, по версии следствия, пообещали англичанам партию металлопроката с «Амурстали», изготовили фиктивные железнодорожные накладные о доставке металла из Комсомольска-на-Амуре в морской порт Ванино и отправили заказчикам вместе с инвойсами на оплату, после чего те перечислили заводу $8 млн 730 тыс. (523 млн руб.). Все эти деньги, как полагает СКР, опять же растворились в масштабной хозяйственной деятельности группы.

Организаторы ОПС, по версии следствия, попытались вовлечь в процесс извлечения криминальных доходов даже арбитражный суд Хабаровского края.

Эта схема, как полагает СКР, стала использоваться в 2020 году, после того как арестованный в ноябре 2019 года в рамках уголовного дела о заказных убийствах Николай Мистрюков продал свои акции ГК «Торэкс». Несмотря на смену акционеров «Амурстали», разбросанные по всему Дальнему Востоку предприятия—сборщики сырья для завода остались под контролем руководителей ОПС. С учетом происшедших перемен они попытались вывести активы группы из «центра» в Комсомольске-на-Амуре на периферию с помощью арбитража.

Как утверждает СКР, весной 2020 года поставщики и партнеры завода буквально завалили предприятие исками. Первым обратился в арбитраж глава «Дальневосточного монолита» Аверьянов с требованием вернуть ему оставшуюся на заводе часть аванса в 305 млн руб. Затем «Строитель» заявил о долге перед ним «Амурстали» за поставленный ранее металл в размере 653 млн руб., и, наконец, в июне прошлого года с аналогичным требованием на 298 млн руб. в арбитраж вышла «Скрап Фар Ист». Интересно, что обвиняемым, по мнению следствия, как минимум трижды удалось «ввести в заблуждение» опытнейших судей краевого арбитража — те приняли иски, начали их рассматривать, а возможно, и удовлетворили бы, если бы «8 июля 2020 года преступную деятельность группировки не пресекли сотрудники правоохранительных органов». В этот день, напомним, был задержан по подозрению в организации двух убийств и покушения 15-летней давности губернатор Хабаровского края Сергей Фургал. Обвинений по делу ОПС ему не предъявлялось.

Представитель ГК «Торэкс», попросивший не упоминать его должность и фамилию, пояснил “Ъ”, что фигуранты дела ОПС не признают вину и считают все перечисленные СКР эпизоды хищений обычной хозяйственной деятельностью нескольких компаний, объединенных в корпорацию. «Кредитные средства, о которых идет речь, не выводились из оборота и не расхищались руководителями группы, а распределялись между входящими в нее предприятиями,— пояснил собеседник “Ъ”.— Арбитражные споры между партнерами тоже являются обычным делом в любом производственном объединении». По его данным, директора всех трех упомянутых в обвинениях фирм-заемщиков выполняли взятые на себя обязательства перед банком, пока не оказались под арестом, а вся группа «Торэкс» в 2019 году выплатила около 4 млрд руб. налогов. Губернатор Фургал, по словам представителя ГК, действительно обсуждал с руководством МСП-банка вопросы кредитования, но «хлопотал» при этом не за «Торэкс», а за финансирование промышленности края в целом.

Между тем сам СКР все эпизоды предполагаемой преступной деятельности квалифицировал как особо крупное мошенничество, совершенное обычным способом либо в сфере кредитования (ч. 4 ст. 159 и ч. 4 ст. 159.1 УК РФ).

Незавершенные финансовые операции были названы следствием, соответственно, попытками мошенничества. Всех участников этих операций следствие сочло организаторами и членами ОПС. По мнению СКР, группа предполагаемых расхитителей была выстроена по строгому иерархическому принципу с распределением ролей, ее отличали сплоченность, единство поставленных целей и соблюдение конспирации. Предполагаемые участники ОПС, как считает следствие, «обладали глубокими экономическими и правовыми знаниями», а в доверительных отношениях состояли не только с руководителями крупных коммерческих структур, но и органов госвласти.