Петля для Березовского и тюрьма для Ходорковского

Возможно ли в России совмещать крупный бизнес и большие политические амбиции?

Культовые герои бизнеса девяностых и начала нулевых, некогда самые богатые люди России —​​​​​​​ Михаил Ходорковский и Борис Березовский —​​​​​​​ пытались, но у них не получилось. Что пошло не так?

Крестный отец Кремля

По-настоящему большие деньги у Бориса Березовского, как и положено, появились в середине 90-х. В 1994 году основной доход растущей империи Березовского приносил государственный «АвтоВАЗ». Предприятие Березовского «ЛогоВАЗ» было крупнейшим автодилером, ежегодно реализующим 45 000 автомобилей «АвтоВАЗа», это примерно 10% от продаж внутри страны.

В то время как российская экономика распадалась, автомобильная промышленность продолжала расти, выпуская единственный продукт отечественного производства, который люди все еще охотно покупали. Спрос на «Ладу» и «Ниву» постоянно превышал предложение. Благодаря низким ценам на сырье и дешевой рабочей силе (в среднем рабочие получали всего $250 в месяц и обычно оплата задерживалась на несколько месяцев), казалось, что «АвтоВАЗ» должен приносить огромную прибыль.

На самом деле наличности не хватало, а долги постоянно росли. Причина была в коррупции системы сбыта. Сотни небольших компаний были созданы для продажи автомобилей «Лада» и запчастей. Все они были независимы, но при этом принадлежали разным представителям руководства «АвтоВАЗа». Президент компании Алексей Николаев в 1996 году, в интервью Полу Хлебникову, первому главному редактору российского Forbes, рассказывал, что продает машины в убыток: «В среднем мы получаем $3500 за машину. На самом деле затраты на производство выходят на 30% выше — $4600». Так как большинство автодилеров продавали «Ладу» за $7000 и дороже, они получали 50% прибыли. В десять раз больше, чем любой другой автодилер в США. И это если учитывать оплату за товар, которую завод не всегда получал.

На этом бизнесе Березовский и сколотил первые большие деньги. После «ЛогоВАЗа» были и другие известные компании. В 1995 году совместно с Романом Абрамовичем бизнесмен купил на залоговом аукционе «Сибнефть». Владел крупными долями в «Русале», «Аэрофлоте», ОРТ, ИД «Коммерсантъ». К началу 2000 года Березовский фактически контролировал телеканал ОРТ.

По мнению совладельца «Альфа-банка» Петра Авена, Борис Березовский и Владимир Гусинский были единственными олигархами в России «по определению», потому что олигархи, обычно, либо сами присутствуют во власти, либо оказывают решающее влияние на власть и принятие решений в своих личных интересах. Но влиять на Путина так же, как на Ельцина, у Березовского уже не получалось.

Есть легенда, что в мае 2000 года Березовский пришел к недавно избранному тогда Владимиру Путину. Незадолго до этого тот подписал указ о создании семи федеральных округов, положивший начало путинской вертикали. Березовский откровенно высказывал свое недовольство, пытался давить на президента и воздействовать на его политические решения. Но договариваться с кем-то у Путина к тому времени уже не было никакой необходимости. После — последовала известная история с уголовными делами «Аэрофлота», арестом и побегом менеджера авиакомпании и друга Бориса Березовского, Николая Глушкова, а также война за ОРТ.

Позже Березовский уехал в Лондон, но и там он старательно поддерживал образ главного врага Путина. Олигарх продолжал выстраивать карьеру богатейшего и влиятельнейшего предпринимателя. Например, $25 млн он потратил на самолет повышенной комфортности Bombardier Challenger, $10 млн — на покупку квартиры в престижном районе Белгравия, большие деньги также тратились на строительство 110-метровой океанской яхты. Как утверждал сам Березовский, деньги были для него вторичны. По словам приближенных к нему людей, политика всегда занимала его куда больше, чем бизнес. Еще в 2000 году Березовский организовал фонд, через который поддерживал политические и гражданские проекты в разных странах мира. Он также не отрицал, что спонсировал оранжевую революцию на Украине. Большой ошибкой Березовского в отношении бизнеса и политики была его непоследовательность в обращении с деньгами. Он никак не ожидал, что останется у «разбитого корыта».

Главную надежду на увеличение своего капитала Березовский возлагал на суд с Абрамовичем. В 2010 году он подал иск на $5,5 млрд, якобы недополученных от сделки по продаже «Сибнефти» и доли в «Русале» «Газпрому» и «Базэлу» соответственно. Исход дела известен — Борис Березовский проиграл суд и это стало поворотной точкой для олигарха.

Через несколько недель после проигрыша Березовский написал письмо Абрамовичу с просьбой простить и помочь вернуться в Россию, а еще позже подобное письмо он отправил Владимиру Путину.

Возможно, у Березовского мог быть шанс на триумфальное возвращение, но этого не случилось. В итоге бывшему олигарху пришлось распродавать собственные вещи, чтобы расплатиться с долгами. Политическая недальновидность лишила его возможности реинкарнировать свой бизнес и политическую карьеру. Он остался один и без миллиардов.

Взлет и падение Ходорковского

Сегодня Михаил Ходорковский — частный инвестор, общественный деятель, блогер, а еще в 2004 году, в первом российском рейтинге Forbes, он занимал верхнюю строчку с состоянием в $15,2 млрд. Нищее детство в коммуналке, образцовая юность студента-отличника и начинающего партийного работника. Ему повезло начать свою карьеру в то время, когда Михаил Горбачев реформировал Советский Союз. Под эгидой комсомола Ходорковский сначала ушел в бизнес — вместе с партнерами открыл частное кафе, — потом пропагандировал новые технологии советским заводам, занимался импортом портативных компьютеров и даже продавал французский бренди. К 1988-му Михаил Ходорковский уже имел доход 80 млн рублей в год ($130 млн по официальному курсу того времени, $10 млн по курсу черного рынка).

Когда денег стало больше, чем нужно, он с партнерами создали банк «Менатеп». Будучи одним из первых частных банков в России, «Менатеп» расширялся с головокружительной скоростью. В том числе и за счет оборота государственных денежных средств, например денег, выделенных для пострадавших от аварии на Чернобыльской АЭС. К 1990-му, за год до падения коммунизма, «Менатеп» осуществлял офшорные операции. При этом Ходорковский утверждает, что его банк не был причастен к распространенному тогда отмыванию миллиардов долларов Компартии в пользу анонимных офшорных счетов.

После распада СССР доходы «Менатепа» продолжали расти. Банк был уполномочен распоряжаться денежными средствами Министерства финансов, Государственной налоговой службы, правительства Москвы и монополией на экспорт российского оружия. В это же время торговые операции самого Ходорковского начали переходить на уровень международных перевозок товаров, состоялась крупная сделка «нефть-сахар» с Кубой.

Но именно с приобретением ЮКОСа Ходорковский добился настоящего успеха. Его шанс пришел в залоговых аукционах в 1995 году, когда правительство избавилось от своих контрольных пакетов акций в крупнейших российских нефтяных и металлургических компаниях в пользу группы связанных друг с другом финансовых компаний. Банк «Менатеп» стал ответственным за обработку заявки в аукционе ЮКОСа. Победителем оказалась компания, контролируемая Ходорковским и его партнерами. Конкурирующее, хоть и более щедрое предложение дисквалифицировали по техническим причинам. Ходорковский и его партнеры заплатили за контроль над 78% акций ЮКОСа $350 млн. Меньше чем через два года, когда акции ЮКОСа вышли на биржу, рыночная капитализация нефтяной компании составила $9 млрд, почти в 20 раз превысив изначальную стоимость. На пике капитализация компании оценивалась примерно в $40 млрд. В 2003 году начался процесс слияния ЮКОСа и «Сибнефти» Романа Абрамовича, но из-за «дела ЮКОСа» он не был доведен до конца.

Михаила Ходорковского арестовали в 2003 году, ЮКОС поделили между «Роснефтью» и «Газпромом». Предприниматель потерял большую часть своего состояния, на сегодняшний день Ходорковский занимает 192-ое место в рейтинге богатейших бизнесменов России. От $15 млрд у него осталось всего $600 млн.

Многие эксперты называют главной ошибкой Ходорковского его чрезмерное увлечение политикой. Будучи на пике своей карьеры, он создал лобби в Госдуме, спонсировал партии КПРФ, «Яблоко» и СПС и, по некоторым данным, поддерживал идею партийного правительства — когда правительство формируется парламентом и подконтрольно ему. Ходорковский отсидел 10 лет и два месяца. После выхода из тюрьмы он сказал: «Я не собираюсь заниматься политической деятельностью. Я собираюсь заниматься общественной деятельностью. Борьба за власть — это не мое». Сейчас у Ходорковского свой канал на YouTube, он регулярно дает интервью, его можно встретить практически на любом мероприятии созданного им политического клуба «Открытая Россия» в Лондоне. Возвращаться в Россию Ходорковский не планирует, по крайней мере, пока не будет иметь гарантий, что сможет в любой момент покинуть страну.