Альтернативный БАМ для Чемезова

Что получит от новой трассы Альберт Авдолян.

Многие бизнес-проекты Альберта Авдоляна были связаны с «Ростехом» и Сергеем Чемезовым. Не исключение и его нынешний угольный бизнес. Однако новая идея Авдоляна – строительство альтернативы БАМу и Транссибу впечатляет ещё больше.

В мае правительство утвердило план модернизации БАМа и Транссиба до 2024 года. Будет построено без малого 2 тыс. километров полотна, на что уйдёт около 780 млрд рублей. Уже в этом году должно быть проложено 670 километров пути. По большей части смысл работ заключается в том, чтобы проложить вторую колею по соседству с имеющейся. Это позволит увеличить пропускную способность дороги примерно в 1,5 раза. При этом вполне официально проговаривается: дорогу расширяют ради увеличения экспорта угля из Сибири и Дальнего Востока.

Сейчас главный вопрос заключается в том, как и кто будет осваивать астрономическую сумму, выделенную из ФНБ на строительство дублёра БАМа. Уже объявлено, что основным исполнителем работ выступят Железнодорожные войска. Однако не исключено, что какие-то частные структуры также смогут откусить ощутимый кусок бюджета. И кое-кто уже вовсю предпринимает усилия для того, чтобы в будущем сорвать куш.

В пользу «угольных королей»

Главными бенефициарами расширения БАМа помимо подрядчиков станут угольные магнаты. Уже сейчас угольщики получают значительные преференции – они пользуются льготным тарифом на железнодорожные перевозки, который примерно в 2 раза ниже среднего. Получается, что другие грузоотправители переплачивают за доставку своих товаров, чтобы «угольные короли» могли на комфортных условиях вывозить свой товар за рубеж.

Такой подход долгое время было принято обосновывать социальными факторами: мол, экспортные доходы нужны, чтобы поддерживать угольные предприятия Кузбасса, а вместе с ними и социальную инфраструктуру. Однако в последние годы экономика региона сползает с «угольной иглы» в том числе благодаря помощи из федерального центра. Сейчас действует госпрограмма диверсификации экономики Коми и Кемеровской области, которая предусматривает инвестиции в размере 500 млрд в предприятия, не связанные с угольной промышленностью. Получается, что государство одной рукой пытается как-то снизить роль в экономике неэкологичного и опасного для людей угольного производства, а другой – даёт угольным магнатам льготы.

Понятно, что угольщики получают поблажки во многом благодаря лоббистским ресурсам. Однако, постоянно прибедняясь и намекая на угрозу социального взрыва, они умудряются зарабатывать на дотационном бизнесе огромные деньги. Правда, у производителей энергетических углей есть некоторые поводы для беспокойства. Потребление этого топлива в мире сокращается на волне борьбы за экологичность. А вот поставщики металлургических коксующихся углей, судя по всему, ещё долго будут в шоколаде – азиатские сталелитейщики обещают обеспечить стабильный спрос. С учётом этого можно сказать, что среди российских «угольных королей» наибольшее преимущество имеет Альберт Авдолян, контролирующий Эльгинское месторождение коксующихся углей – крупнейшее в России и одно из крупнейших в мире. Причём сделал он это не без помощи госбанков, и вряд ли без участия главы «Ростеха» Сергея Чемезова.

Империя из обломков

Примечательно, что свою угольную империю Авдолян сколотил всего-то за пару лет, а до того его нельзя было назвать успешным бизнесменом. Например, Авдолян был совладельцем сотового оператора «Скартел», который работал под брендом Yota. Известно, что этот проект пользовался покровительством Сергея Чемезова, а потому не исключено, что Авдолян выступал здесь только в роли вероятного фронтье. Причём, даже несмотря на такого мощного лоббиста, компанию в итоге пришлось продать «Мегафону». Покупка же другого актива – завода по производству удобрений на Ставрополье – превратилась в затяжной скандал. В июле по этому поводу даже вышло определение Верховного суда, которое, по сути, заблокировало схему, по всей видимости, использовавшуюся структурами Авдоляна. Если коротко, то заключалась она в том, что завод, интенсивно работая, вечно оставался в долгах перед кредиторами, а прибыль формировалась у других юрлиц, выводящих нас на империю Авдоляна.

Но вот на угольном фронте Авдоляну сопутствовала удача. Его компания «А-проперти» с 2018 года успешно сгребает под себя аппетитные угольные активы. То самое Эльгинское месторождение до 2016 года принадлежало «Мечелу» Игоря Зюзина, однако затем перешло его кредитору Газпромбанку. В 2020 году 95% месторождения получила «А-проперти» (5% досталось «Ростеху»). Есть данные, что сделку профинансировал тот же Газпромбанк вместе с Россельхозбанком.

Также к угольной империи Авдоляна теперь стоит причислить бывшие активы Дмитрия Босова, погибшего в прошлом году при загадочных обстоятельствах (он вроде бы покончил с собой в своём доме на Рублёвке). Это Сугодинско-Огоджинское месторождение угля в Амурской области и перевалочные мощности в порту Вера. Правда, лично Авдолян здесь в качестве собственника не фигурирует – акции записаны на связанных с ним людей. Зато совладельцем опять выступает госкорпорация «Ростех». Оценивают эту схему по-разному. То ли Сергей Чемезов решил поддержать старого товарища, то ли Авдолян выступил (в который раз?) вероятным фронтье Чемезова, а «Ростех» вошёл в капитал для контроля.

Выход к океану

От расширения БАМа «А-проперти» наверняка получит определённый профит. Ведь ещё «Мечел» построил железнодорожную ветку длиной 321 километр от Эльгинского месторождения к БАМу (Эльга – Улак) для вывоза угля на экспорт. Но вот на днях прогремела новость: Авдолян предложил за свой счёт построить третью ветку! По сути, речь идёт о том, чтобы соединить Эльгу с побережьем Охотского моря. Это будет не БАМ и не Транссиб, а ещё одна новая ветка выше.

И что же из этого следует? А то, что такой маршрут может использоваться не только для вывоза в порт угля, добытого на Эльгинском месторождении. Сюда же, к примеру, могут быть перенаправлены и другие грузы с Транссиба. Тот же уголь из Кузбасса, лес, солярка – да что угодно. Всё, что может быть отправлено на экспорт или использовано в бассейне Охотского моря. Протяжённость новой ветки вместе с уже существующей Эльга – Улак составит около 800 километров. По сути, частная железная дорога свяжет побережье Охотского моря с Амурской областью и Приморским краем. Таким образом Авдолян будет контролировать транспортную инфраструктуру огромного приморского региона. Перспективы открываются – аж дух захватывает!

Причём, судя по тону сообщений «сверху», федеральный центр склоняется к тому, чтобы дать на это добро. Но остаётся ещё одна интрига – как пойдёт ход реконструкции БАМа и Транссиба? Дело в том, что строители, выбирая для первоочередной реконструкции те или иные участки, могут подыграть проекту или, наоборот, ставить ему палки в колёса. Хотя мощь его лоббистского ресурса такова, что бороться с ним решатся немногие.

Крупные экспортёры угля на восточном направлении

СУЭК. Основана Андреем Мельниченко (личное состояние 12,5 млрд долл.) в 2001 году. Объединяет активы в регионах Сибири и Дальнего Востока. Входит в пятёрку крупнейших поставщиков угля на мировой рынок. Чистая прибыль за 2020 год составила 200 млн долларов.

Русский уголь. Принадлежит семье Михаила Гуцериева (личное состояние, по оценке Forbes, 2,5 млрд долларов). Добывает в основном энергетические угли.

Востсибуголь. Компания входит в холдинг En+ Олега Дерипаски (личное состояние, по оценке Forbes, 3,8 млрд долларов).