Максим Ченгаев

Глава гордумы Южно-Сахалинска по-простому не парится

Как глава городской думы Южно-Сахалинска Сергей Дмитриев послал японского инвестора в баню и оказался в центре коррупционного скандала.

Почти 10 лет Сергей Дмитриев занимает в Южно-Сахалинске пост главы представительного органа власти – срок вполне достаточный для того, чтобы прославиться делами во благо родного города. Однако жителям островного региона при упоминании его имени в первую очередь приходят на ум сеть магазинов «Кондитерская лавка» и скандал международного масштаба, связанный со строительством на Сахалине первого в России онсэна*.

Надо признать, что Дмитриев всегда отличался особой тягой к реализации специфических бизнес-проектов. Но ни один из них так и не стал успешным, а большинство и вовсе носит откровенно криминальный характер. Для определения подобных схем сахалинцами даже используется специальный термин – «схема Дмитриева».

Поработав в начале 90-х в ОБХСС всего три года, Сергей Дмитриев поменял государственную службу на предпринимательство. То говорили, что он мог быть причастен к чёрному рынку топлива, то обвиняли в организации мутных схем по импорту иностранных товаров на Сахалин. Но всё это дела давние, и слухи эти можно было бы просто списать на лихие времена.

Однако этим дело не закончилось, и уже в начале 2000-х Дмитриев задумал построить в центре Южно-Сахалинска гостиницу. Действовал с присущими ему пафосом и размахом – привлёк в проект известных в городе людей (и их деньги), но не довёл дело до конца. Никакой выгоды от проекта инвесторы не получили, но сам Дмитриев, по всей видимости, неплохо заработал на самом процессе. Позже этот подход и ляжет в основу «схемы Дмитриева».

После этих, мягко говоря, неудачных попыток в бизнесе Дмитриев, по понятным причинам, решает вернуться на государственную службу. Должность председателя городской думы – это не только административный ресурс, но и возможность продолжать претворять в жизнь свои авантюры, нередко, по всей видимости, эксплуатируя государственные ресурсы. Это объясняет, почему именно с председательством Дмитриева связан период роста его бизнеса по продаже кондитерских изделий собственного производства.

Вопрос – как сочетается откровенное участие в бизнес-проектах с работой на высокой государственной должности и куда смотрят контролирующие органы – остаётся открытым.

Хрестоматийным примером так называемой схемы Дмитриева стало строительство в Южно-Сахалинске спа-комплекса в духе традиционной японской бани под вывеской «Хонока Сахалин». Успешный объект туристической инфраструктуры мог бы не только приносить доход, но и украсить город. В результате вышло как всегда. Столица острова получила долгострой-заброшку, региональные власти – головную боль, а инвесторы – убытки. Зато Сергей Дмитриев и не собирается «париться» по этому поводу.

Обещать – не значит жениться

В 2016 году Дмитриев снова взялся реализовывать свои таланты в строительстве. Как раз в то время на Сахалине открылась территория опережающего развития (ТОР) «Горный воздух», и острову, как никогда, нужны были инвестиционные проекты, чтобы ТОР не прослыла пустым звуком.

На волне этих событий Дмитриев решил строить в Южно-Сахалинске традиционную японскую баню. Засветиться в роли проводника иностранных инвестиций для местного чиновника весьма выгодно. Мало того, что прорисовываются карьерные перспективы, так ещё и сам проект, снискав одобрение «наверху», может оказаться весьма прибыльным делом. Очевидно, что Сергей Дмитриев попытался извлечь из ситуации максимум.

О строительстве онсэна он договорился с японской компанией «Марусин Ивадэра», владеющей сетью традиционных бань «Хонока» на Хоккайдо. Компания согласилась стать инвестором строительства на Сахалине.

Стоит признать, что в пиаре проекта на первом этапе Дмитриев преуспел. «Российско-японский инвестиционный проект по строительству бальнеологического комплекса стоимостью 490,9 млн рублей был презентован на III Восточном экономическом форуме во Владивостоке. Также презентация проекта была проведена в ходе представления перспективных проектов Сахалинской области в Совете Федерации Федерального собрания Российской Федерации в июне 2018 года», – сообщается на сайте Минвостокразвития. О проекте писали СМИ, о нём говорил даже Синдзо Абэ – казалось бы, что ещё нужно для того, чтобы внести в жизнь рядовых сахалинцев частичку японской жизни и культуры?

Как выяснится позже, дело за малым – построить.

Коммерческие дела депутата

О том, как начинался этот проект, нам рассказала живущая в Японии Александра К. В 2016 году её в качестве русскоговорящего ассистента привлекла компания «Марусин Ивадэра». Помимо прочего Александра должна была переводить устные переговоры с Дмитриевым, которые касались проекта «Хонока Сахалин».

– Дмитриев начал с выражений, которые сложно воспринимать иначе, как прямые угрозы. Он заявил, что если я проболтаюсь, то руки у него длинные, – вспоминает девушка. По её словам, Дмитриев опасался огласки своего участия в подготовке проекта – на тот момент он назывался председателем городской думы Южно-Сахалинска.

Здесь следует уточнить, что закон РФ «Об общих принципах организации местного самоуправления» прямо запрещает муниципальным депутатам, работающим на постоянной основе, заниматься предпринимательской деятельностью. Запрещено как лично, так и через доверенных лиц, а также в любой форме участвовать в управлении коммерческими организациями. Это относится именно к тем депутатам, которые получают зарплату в думе, уточняет юрист Виталий Мысовский. Сергей Дмитриев на посту председателя думы работал на постоянной основе и получал за это из бюджета порядка 4 млн рублей в год, что отражено в его декларации. Так что причастность к коммерческим проектам вполне могла бы стать поводом для его отставки.

Видя угрозу в догадках переводчика о том, что, состоя на госслужбе, он вовсю занимается бизнесом, Дмитриев при этом не видел абсолютно ничего предосудительного в том, что в 2016 году – период председательства в гордуме – он являлся единственным бенефициаром ЗАО «Максима» – владельца 25-процентной доли компании «Хонока Сахалин». Должность гендиректора компании «Хонока Сахалин» занимал родной сын Дмитриева. Сразу после того, как Дмитриев в сентябре 2016 года покинул кресло председателя, ЗАО «Максима» было выведено из состава участников компании «Хонока Сахалин», и её место занял сам Дмитриев с долей в 30%.

Сегодня все активы и операционные потоки бизнеса Дмитриева формально записаны на его дочь. Это было сделано сразу после того, как стало явным, что Дмитриев понял: проект строительства японской бани начал медленно «идти ко дну». Цель проста: судя по всему, Дмитриеву необходимо было избавиться от обязательств поручителя компании «Хонока Сахалин» по кредиту в размере 230 млн рублей, выданному Сбербанком. Есть мнение, что, загнав предприятие в долги, Дмитриев на сегодня самостоятельно по этим долгам не заплатил ни копейки.

Интересно, что формальная владелица бизнеса Дмитриева – его 24-летняя дочь Анастасия – является гражданкой США, там же учится и проживает. Российское образование Дмитриев считает недостойным своего ребёнка. Очевидно, что самостоятельно управлять бизнесом из-за океана его дочь не может, и эта формальность ещё один явный кирпичик «схемы Дмитриева». То, что заработанные в России деньги тратятся в США, – факт. Ещё большего внимания заслуживает то, что налоги от ведения бизнеса в России дочь Дмитриева должна уплачивать в американскую казну.

Цинично в этой ситуации то, что даже правоохранительные органы сначала на неё закрыли глаза. Но сегодня количество правонарушений достигло уже критического предела. Поэтому активные движения правоохранителей вокруг его бизнес-структур теперь не кажутся случайными и хаотичными.

Следите за руками

Ещё один эпизод, который запомнился ассистенту Александре: «В феврале 2017 года вместе с представителями компании «Марусин Ивадэра» я была в Южно-Сахалинске. Как-то вечером накануне того дня, когда была запланирована длительная встреча в офисе господина Дмитриева, директор «Марусин Ивадэра», взволнованный, позвонил мне в номер и сказал, что нам нужно с ним завтра до начала рабочего дня обсудить очень важную вещь».

Далее наша собеседница рассказывает следующее: «Во время завтрака директор японской компании сообщил мне, что он вообще сомневается, есть ли у господина Дмитриева деньги. Спрашивал меня, есть ли возможность как-то проверить это. Также он сказал, что подозрительно странно, что все взносы в «Хоноку Сахалин» Дмитриев делает через некоторое время после того, как получит перевод от японской стороны. «У меня такое ощущение, что Сергей делает взносы моими собственными деньгами», – сказал тогда японец».

Теперь мы можем сказать, что опасения японца по этому поводу были ненапрасны. Как депутат, Дмитриев обязан декларировать свой доход. И в этих декларациях мелькают суммы в пределах 5–7 млн рублей в год. На сегодня размер затрат на строительство спа-центра составляет почти 700 млн рублей. То есть на долю Дмитриева приходилось более 200 миллионов. Откуда было взяться таким сбережениям?

В 2019 году уже новое руководство компании «Хонока Сахалин», которому досталось это незавидное наследство, изучая движение денежных средств предприятия, задалось тем же вопросом, что и директор компании «Марусин Ивадэра». Вопрос о том, сколько своих денег вложил в проект Дмитриев, остаётся открытым. Но теперь это задачка для следственных органов.

Возвращение в думу

Надо сказать, что, покинув в 2016 году пост председателя городской думы, Дмитриев стал не только одним из учредителей компании «Хонока Сахалин», но и её управляющим.

Первоначально открытие японской бани оценивалось в размере не более 490 млн рублей – сюда входило не только строительство, но и все затраты, связанные с запуском предприятия, включая необходимое оборудование; 230 млн рублей предполагалось получить в кредит, остальное – за счёт собственных вложений инвесторов. Предприятие должно было открыть свои двери для посетителей уже в начале 2019 года.

Начав такое масштабное строительство даже без сметы, Дмитриев, конечно же, не уложился в бюджет. Кредитные средства были полностью потрачены менее чем за полгода. И к началу 2019 года инвесторы начали понимать, что бюджет уже исчерпан, но до готовности к открытию ещё очень далеко – объект даже не введён в эксплуатацию. Дмитриев не терял оптимизма и обещал инвесторам, что ещё немного – и объект будет достроен. Явно, чтобы пустить пыль в глаза, он закупил для предприятия предметы интерьера, декор, даже пижамы – на это было потрачено около 50 млн руб­лей. Однако на достройку объекта денег не хватило, и уже два года, как эти вещи уныло пылятся в здании недостроя.

Теперь вопрос можно поставить даже так: планировал ли Сергей Дмитриев вводить в строй спа-комплекс? Все совершённые им действия свидетельствуют о том, что на самом деле в работе была всё та же «схема Дмитриева» – нажиться на процессе, а там – будь что будет. За счёт средств инвесторов Дмитриев смело платил себе вознаграждение, летал бизнес-классом – на поверку часто не по делам предприятия – и даже проверял лакокрасочное покрытие своего личного автомобиля. К сожалению, такое управление не придвинуло проект ни на шаг к завершению.

Как бы там ни было, но Сергей Дмитриев, к сожалению, уже не будет решать все эти проблемы. В 2019 году он бросил незадавшийся проект и вернулся в думу, где тотчас же снова был избран председателем. Прикрывшись должностью и тем, что по закону он не может принимать участия в коммерческой деятельности, Дмитриев отстранился не только от управления проектом, но и от имеющихся у него как инвестора обязательств – по кредиту и текущему содержанию недостроя, не говоря о расходах на завершение строительства.

Примечательно, что всё это происходит в тот самый момент, когда Москва анонсировала создание на Курилах привлекательных условий для японских инвесторов. Поверят ли японцы в благие намерения российских властей после такого эпизода? Тем более что проект спа-комплекса завалил не какой-то безымянный пройдоха, а глава городской думы.

Показательно, что вся эта мутная история нисколько не отразилась на политической карьере Сергея Дмитриева. Пока в отдельно взятой городской думе Южно-Сахалинска коррупция «цветёт пышным цветом», контролирующие органы за этим просто молчаливо наблюдают. Как говорится, всем всё понятно, но все молчат.

Мало того, что Дмитриев восстановился в должности председателя, так, по слухам, он вполне серьёзно планирует в следующем году избраться в областную думу – там и бюджеты больше, и вопросы масштабнее. И по этому поводу уже возникают вопросы как к местным функционерам от «Единой России», так и к правительству Сахалинской области. Ведь кандидатура главы городской думы наверняка проходила согласование по партийной линии. Какой сигнал был дан как японцам, так и местному бизнесу триумфальным возвращением без преувеличения токсичного для инвесторов Дмитриева во власть? И не противоречат ли такие кадровые решения политике Москвы в отношении Курил?

Чтобы все вопросы, поставленные этим расследованием, не стали риторическими, наша редакция направила запросы в компетентные органы с просьбой дать правовую оценку изложенным в статье фактам.

Мы продолжаем следить за международным скандалом на Сахалине и деятельностью связанных с ним отдельных должностных лиц, в частности Сергея Дмитриева. Продолжение следует.

Справка

*Онсэн – японское название горячих источников и сопутствующей им инфраструктуры, расположенной вблизи источника.