Кресло министра МВД Дагестана дорогого стоит

Мосгорсуд признал, что полковник пытался устроиться министром за 6 миллионов долларов.

Бывшему начальнику управления собственной безопасности МВД Дагестана Магомеду Хизриеву, осужденному за попытку дать взятку в $6 млн «неустановленным лицам» за свое назначение министром внутренних дел республики, в апелляционной инстанции удалось добиться сокращения наказания, составлявшего 9-летний срок, на три месяца. Послабления получили и другие участники скандальной истории. Однако штрафы на общую сумму около 700 млн руб. им все равно предстоит выплатить.

Из-за большого количества осужденных на рассмотрение их апелляционных жалоб в Мосгорсуде ушло два дня. При этом часть подсудимых, включая Магомеда Хизриева, была доставлена в суд, а другие участвовали в заседании в режиме видеоконференции. Сами жалобы были поданы по итогам рассмотрения уголовного дела в Тверском суде Москвы, который в октябре прошлого года признал полковника полиции Магомеда Хизриева и безработную Луизу Мержоеву виновными в покушении на дачу взятки (ст. 30 и ст. 291 УК РФ) и в посредничестве во взяточничестве (ст. 291.1 УК РФ) соответственно. При этом господин Хизриев получил девять лет колонии строгого режима с лишением звания и штрафом в размере 335 млн руб., а Луиза Мержоева была приговорена к 11 годам колонии общего режима со штрафом в 350 млн руб. По тому же делу, но уже за мошенничество, были осуждены Александр Головин (на 9 лет) и Оксана Кожевникова, которой исполнение 4-летнего наказания отложили до достижения ее ребенком 14-летнего возраста, Иван Марчук и Александр Чижков, получившие по 7,5 года колонии строгого режима. Алексею Сыздыкову назначили 4,5 года колонии общего режима, а меньше всех — 2 года и 4 месяца — получил «решальщик» Гор Чудопалов, которого освободили в зале суда в связи с фактическим отбытием под арестом назначенного ему наказания.

Как уже сообщал “Ъ”, в данном деле было два эпизода, связанных с попытками назначения на высокие должности. В первом случае речь шла о покушении на дачу взятки «неустановленным лицам» Магомедом Хизриевым, добивавшимся поста министра внутренних дел Дагестана. А во втором — о желании предпринимателя из Ставропольского края Сергея Захарченко занять пост заместителя полпреда президента в Южном федеральном округе. Но если последний, заплативший посредникам в качестве аванса порядка 30 млн руб., был признан потерпевшим по делу, то полковник Хизриев, реально передавший «решальщикам» всего 1 млн руб., стал обвиняемым. Причем оба соискателя должностей обращались для решения своих вопросов к Луизе Мержоевой, которая для этого и подыскала остальных сообщников. Замыкалась же цепочка на господине Чудопалове, который и рассказал правоохранителям о коррупционных предложениях.

Особое недовольство приговором выражал Магомед Хизриев, который ни на следствии, ни в суде не признал своей вины.

Его адвокат Аида Касимова утверждала в апелляционной инстанции, что ее подзащитный не желал претендовать на пост министра, поскольку прекрасно знал, что с 2015 года был исключен из кадрового резерва министерства. В связи с этим ему не приходилось рассчитывать на положительное решение главы МВД Владимира Колокольцева, а тем более на соответствующий указ президента Владимира Путина. В деле, отмечала адвокат, нет никаких указаний на высоких должностных лиц, которым полковник якобы собирался передать взятку. По словам госпожи Касимовой, следствие, вменившее в вину ее подзащитному покушение на дачу взятки в размере $6 млн, так и не привело доказательств, что он располагал подобной суммой. При обыске в доме ее клиента оперативники не нашли свидетельств того, что бывший полковник МВД Дагестана жил не по средствам. Зато, утверждала госпожа Касимова, в Тверском суде было «бесспорно установлено», что 1 млн руб., переданный в июне 2017 года Магомедом Хизриевым Гору Чудопалову, был не взяткой, а платой за очистку интернета от негативной информации о полковнике. Однако данное поручение обвиняемым Чудопаловым исполнено так и не было, поэтому Магомед Хизриев добился от него возвращения этих средств. А то, что Магомед Хизриев не хотел занимать должность министра, подтверждается его разговорами с тем же Гором Чудопаловым, где в присутствии «иных лиц» полковник просил помочь ему в устройстве в «Газпром», ВТБ или с реализацией проектов в нефтяном бизнесе.

«Мой подзащитный физически далеко не здоровый человек. На протяжении двух лет до задержания он находился на лечении,— заявила в суде госпожа Касимова.— Ему были проведены сложнейшие операции, после чего следовали долгие реабилитации. Поэтому он искал себе работу на гражданке, о чем знало, наверное, все руководство МВД Дагестана».

Другие фигуранты дела также отрицали причастность к какой-либо коррупционной деятельности. Они просили либо оправдания, либо возвращения уголовного дела на новое рассмотрение. Им возражала прокурор, которая попросила оставить приговор Тверского суда без изменения, а жалобы защиты без удовлетворения.

В итоге судебная тройка лишь незначительно снизила сроки заключения осужденным.

В частности, Магомеду Хизриеву — на три месяца, а большинству его подельников — от полугода до трех месяцев. Наибольшее смягчение приговора получила Луиза Мержоева, которой срок заключения сократили с 11 до 10 лет. При этом назначенные штрафы суд не пересмотрел.

После оглашения решения апелляционной инстанции осужденные заявили, что судьи «их не услышали». Адвокаты готовятся обратиться с жалобами в кассационный суд.