Рустам Тарико

Западные СМИ о ситуации в Афганистане: «Унизительный» акт для Байдена и «Талибан-лайт»

Западные СМИ о ситуации в Афганистане: «Унизительный» акт для Байдена и «Талибан-лайт»

Захват Кабула и ситуацию в Афганистане активно освещают западные СМИ. Издания рассказывают об истории зарождения движения Талибан и последствиях возвращения талибов к власти.

CNN

Как пишет CNN, «идеология Талибана изначально выросла в среде студентов — «талибов» — исламских школ, (живших) преимущественно в изгнании в Пакистане, где беженцы искали убежище от провального советского вторжения в их страну в 1979 году. Подпитываемые деньгами из стран Персидского залива и при поддержке покровителей из рядов пакистанских спецслужб, талибы кристаллизовали свою версию ислама в пуристский культ.

На фоне Афганистана, раздираемого лидерами отдельных боевых группировок, коррупцией и враждой, многие в Кандагаре рассматривали этот культ как суровую альтернативу «закону и порядку», а также всем ужасам, в которых они жили».

Автор отмечает, что талибы поднялись из глубинки в 1994 году, за два года смогли прорваться через большую часть страны и захватить власть. И сейчас, через 25 лет, это удалось им снова.

«Их возвращение к власти — кошмарная перспектива для женщин. Когда они правили в прошлый раз, девушкам запрещалось посещать школу. Они были закутаны в бурки, приговорены к жизни дома и считались собственностью мужчин. Ультраконсервативная интерпретация того, как жили пуштуны в прошлом, впоследствии была сметена расцветом женского образования», — сказано в статье.

В Кабуле женщины могли открывать свой бизнес, участвовать в политической жизни, даже входить в состав провинциальных правительств и руководить министерствами.

По мнению автора, теперь, приблизившись к полной власти, руководство талибов может избрать подход «Талибан-лайт».

«Почти наверняка они не станут предлагать поддержку боевикам Исламского государства, которые в значительной степени заменили Аль-Каиду в качестве ведущего глобального «бренда», стоящего за международным исламистским терроризмом. За последние пять лет талибы успешно пресекли большинство попыток своих соперников из среды ИГИЛ укрепить позиции», — говорится в публикации.

Также отмечается, что пока у власти было прозападное правительство, руководители его разведслужб разыгрывали карту «угрозы Аль-Каиды». При этом нет практически никаких свидетельств, что талибы оказывали ей активную поддержку.

«Есть немало оснований предполагать, что возрождение Аль-Каиды при Талибане маловероятно (поскольку нет ни особых преимуществ в продвижении международного терроризма, ни его идеологической поддержки внутри самого движения Талибан) — хотя в недавнем докладе ООН предупреждалось, что эти две группировки остаются «тесно связанными».

Талибан возвращается ко власти. Но они знают, что во многом обязаны этим тому, что столь многие сейчас вновь завернули тюрбаны — которые затем можно снова развернуть», — пишет автор.

Spiegel

Издание Spiegel напоминает, что после вывода из Афганистана последних немецких войска,политики в Берлине называли «это концом эпохи, завершением смертельной зарубежной миссии, которая началась, когда Германия присоединилась к США после террористических атак 11 сентября 2001 года».

Однако внезапно ситуация в Афганистане стала меняться с поразительной скоростью.

«Теперь правительство Германии сталкивается с чрезвычайно деликатным вопросом: какую ответственность несет Берлин перед Афганистаном и его народом после двух десятилетий военного вмешательства? … И столкнется ли Германия с новой волной беженцев, подобной той, что наблюдалась во время гражданской войны в Сирии? Поскольку в Германии набирает обороты предвыборная кампания накануне всеобщих выборов этой осенью, похоже, что Афганистан может стать их важной темой», — говорится в публикации.

The New York Times

«Редко кого из верховных главнокомандующих США в современной истории можно было так быстро поймать на слове, как президента Байдена, который заявил чуть более пяти недель назад: «Ни при каких обстоятельствах вы не увидите, как людей снимают с крыши посольства Соединенных Штатов в Афганистане». Затем, копая себе яму еще глубже, он добавил: «Вероятность того, что Талибан захватит все и подчинит себе страну целиком, крайне мала».

В воскресенье в прямом телевизионном эфире развернулась борьба за эвакуацию американских гражданских лиц и сотрудников посольства из Кабула, хотя и не с крыши посольства США, а с посадочной площадки рядом со зданием — тот самый образ, которого Байден и его помощники сочли необходимым избежать во время недавних встреч в Овальном кабинете. …», — сказано в статье.

The New York Times пишет, что Байден войдет в историю как президент, который руководил давно назревавшим, унизительным финальным актом американского эксперимента в Афганистане. После семи месяцев, в течение которых американская администрация, казалось, демонстрировала столь необходимую компетентность — вакцинировала более 70% взрослого населения, сформировала предпосылки для заметного роста рабочих мест и добилась прогресса в двухпартийном законопроекте об инфраструктуре — весь этот имидж оказался разбит вдребезги перед лицом последних дней Америки в Афганистане.

Автор статьи указывает, что даже многие из союзников Байдена, которые считали его решение о выходе из войны правильным, — признают, что он совершил ряд серьезных ошибок при осуществлении вывода. «Единственный вопрос заключается в том, насколько они окажутся политически разрушительными, и будут ли американцы, приветствовавшие обещания Трампа и Байдена уйти из Афганистана на предвыборных митингах 2020 года, теперь пожимать плечами и говорить, что всему этому пора было положить конец — даже если он оказался так плох», — говорится в статье.

Отмечается, что Байден знал о рисках. Тем не менее, принимая в апреле решение назначить 11 сентября в качестве даты вывода войск США, американский президент и его помощники не смогли достаточно быстро вывезти из страны переводчиков и других лиц, помогавших американским войскам, и они погрязли в иммиграционной волоките.

«По их собственному признанию, помощники Байдена считали, что обладают роскошью 18 месяцев запаса по времени — или около того. Они полагались на оценки разведки, дико переоценившей возможности афганской армии, подразделения которой нередко распадались даже до того, как звучали выстрелы». — пишет The New York Times.