Рустам Тарико

«Мечел» задумался о банкротстве

В Швейцарии начинается рассмотрение крупнейшего за последние годы арбитражного иска к ПАО «Мечел». 

Атаку на компанию предприняла крупная британская структура, имеющая опыт в делах о банкротстве. Иск подан на фоне структурных долговых проблем «Мечела», заставляющих сомневаться в его способности продолжить работу на рынке.

1 сентября 2021 года в мировом суде Цюриха седьмого и восьмого районов стартуют арбитражные переговоры, на которые в качестве участников приглашены представители британской фирмы Moorgate Industries UK Limited, швейцарского подразделения компании «Мечел» – Mechel International Holdings GmbH – и российского общества с ограниченной ответственностью NK Invest.

В опубликованной в коммерческом регистре Цюриха повестке по делу GV.2020.00157 не указано, кто из перечисленных лиц является истцом или ответчиком. В документе говорится, что суть спора заключается в требовании возмещения убытков, возникших вследствие неисполнения обязательств. Но суть претензий и их исковая стоимость не уточняются. Получить необходимую информацию и оценить важность этого дела для российского метхолдинга можно, изучив другие отчётные документы ПАО «Мечел».

В частности, в отчёте компании за 2020 год по форме 20-F, опубликованном в марте 2021 года на сайте комиссии по ценным бумагам и биржам США, содержится информация, что Moorgate Industries UK Limited ещё в январе 2019 года направила в суд швейцарского кантона Цуг иск к российской компании о взыскании задолженности в размере 77 млн долларов США.

В апреле 2019 года фирма Mechel Trading подала в суд Цуга возражение на исковое заявление, в котором потребовала, чтобы разбирательство было ограничено вопросом юрисдикции.

В начале 2021 года суд должен был принять окончательное решение о своих полномочиях по рассмотрению спора. После этого информация о дальнейшем рассмотрении дела не публиковалась. Учитывая, что, по данным швейцарского реестра, Mechel Trading – другое название Mechel International Holdings GmbH, речь может идти об одном и том же деле, которое наконец-то будет рассмотрено по существу.

Оппонент структуры «Мечела» в судебном процессе – непростая организация, имеющая опыт в арбитражных делах о банкротстве. В наибольшей степени её прославил выигранный в 2020 году процесс против индийского бизнесмена Прамода Миттала (Pramod Mittal), бывшего председателя Ispat Industries Limited (ныне – JSW Ispat Steel, одна из крупнейших сталелитейных компаний Индии). Миттал – младший брат одного из самых богатых предпринимателей Великобритании. В жёлтых зарубежных таблоидах часто появлялись статьи о его любви к жизни на широкую ногу. В частности, о свадьбе дочери сталелитейного магната в Барселоне, на которую было израсходовано 82 млн долларов.

Невзирая на солидное состояние, Прамод Миттал задолжал Moorgate Industries UK Limited чуть менее 140 млн фунтов стерлингов. Задолженность возникла в результате арбитражного решения, вынесенного по иску против боснийской фирмы, долги которой были гарантированы Митталом и компанией, зарегистрированной на острове Мэн. Миттал заключил с Moorgate мировое соглашение, в соответствии с которым он производил выплаты по уменьшенной судом сумме долга. После того как он не смог произвести очередной платёж в оговорённый срок, британская компания инициировала процедуру банкротства.

О том, что стартующий между «Мечелом» и Moorgate Industries UK Limited процесс может стать столь же сложным и резонансным, свидетельствует участие в нём российского ООО «НК Инвест».

По указанному в повестке в швейцарский суд адресу, помимо него, в разные годы были зарегистрированы несколько структур «Мечела»: ООО «Мечел-Сервис», ООО «Торговый Дом Мечел-Майнинг».

ООО «НК Инвест» также неоднократно упоминалось в СМИ как участник спорных процессов о банкротстве в интересах «Мечела». Например, в 2016 году Ростовский электрометаллургический завод (РЭМЗ) бизнесмена Вадима Варшавского пытался привлечь это предприятие к субсидиарной ответственности по долгам Златоустовского металлургического завода (ЗМЗ). Представители истца утверждали, что «НК Инвест», будучи структурой «Мечела», в 2010–2012 годах заключил ряд сделок, которые привели ЗМЗ к банкротству в 2013 году. В «Мечеле» в ответ на это утверждали, что активами ЗМЗ никогда не владели и отношения к «НК Инвест» не имеют.

Дальнейшая судьба ПАО «Мечел» в случае проигрыша швейцарского арбитражного процесса вызывает серьёзные вопросы. По действующему биржевому курсу 77 млн долларов США составляют 5,66 млрд рублей. Это значительно выше объёма прибыли, приходящейся на акционеров группы предприятий по итогам 2020 года, составившей всего 808 млн рублей. По итогам первого квартала текущего года этот показатель вырос до 7,9 млрд рублей, но прогнозы аналитиков по его дальнейшей динамике разнятся.

Чистый долг группы компаний на 31 марта 2021 года сократился на 7,5 млрд рублей в сравнении с аналогичным показателем на конец 2020 года и составил 318,1 млрд рублей. Это изменение обусловлено в основном погашением задолженности в 5,1 млрд рублей – преимущественно реструктурированных в 2020 году кредитов Газпромбанка и ВТБ.

В пользу пессимистического сценария развития событий говорит отчёт компании по итогам 2020 года, опубликованный 18 марта 2021 года на сайте комиссии по ценным бумагам и биржам США в качестве иностранного эмитента по форме 20-F.

В частности, в разделе «Риски, связанные с нашим финансовым положением и финансовой отчётностью», говорится следующее:

«Есть существенные сомнения в нашей способности продолжать свою деятельность в обозримом будущем. Несмотря на успешную реструктуризацию с участием банка ВТБ и Газпромбанка в 2020 году, у нас всё ещё есть значительная задолженность, которую мы не можем погасить без рефинансирования или реструктуризации, и наша способность сделать это зависит от продолжающихся переговоров с нашими кредиторами, и есть существенные сомнения в нашей способности продолжать свою деятельность».

Далее в отчёте эмитент не исключает, что может прибегнуть к процедуре собственного банкротства:

«Наше будущее зависит от нашей способности успешно рефинансировать или реструктурировать оставшуюся задолженность или иным образом решить эти вопросы. Если мы не сделаем этого по какой-либо причине, мы не сможем продолжать непрерывно свою деятельность и будем вынуждены обратиться за помощью в соответствии с применимыми процедурами банкротства или несостоятельности, и в этом случае наши акции и АДА потеряют всю или значительную часть их ценности. ˂…˃ Низкая ликвидность и дефицит оборотного капитала могут привести к трудностям с выплатой долга, дефолтам, принудительному обеспечению безопасности и, в конечном итоге, к банкротству».

Эксперты, специализирующиеся на сопровождении бизнеса и частных клиентов по всем вопросам российского и международного права и налогообложения, не склонны драматизировать ситуацию. Адвокат Дмитрий Земеров предполагает, что группа компаний «Мечел» «в очередной раз перекредитуется и продолжит свою деятельность».

– Эта компания была и будет одной из системообразующих для отечественной экономики. Уверен, что ВТБ и Газпромбанк максимально и заблаговременно побеспокоились об обеспеченности выданных ими кредитов, – говорит он.

«Можно предположить, что в качестве такого залога были предоставлены ценные бумаги. Поэтому единственное, что теоретически может произойти с ПАО “Мечел”, – изменение в структуре акционеров».

Дмитрий Земеров | адвокат

Дмитрий Земеров отметил, что столь крупных арбитражных дел по искам иностранных компаний против российских в зарубежных судах давно не рассматривалось. По мнению эксперта, в случае принятия швейцарским судом невыгодного для «Мечела» и российской экономики решения может сработать установленный отечественным законодательством иммунитет для исполнения подобных решений.

«Мечел» объединяет более 20 промышленных предприятий. Это производители угля, железной руды, стали, проката, ферросплавов, тепловой и электрической энергии. Все организации работают в единой производственной цепочке – от добычи сырья до выпуска продукции с высокой добавленной стоимостью. 51,54 процента акционерного капитала компании принадлежит бизнесмену Игорю Зюзину и членам его семьи.

«Октагон» направил запрос в пресс-службу ПАО «Мечел» с просьбой предоставить комментарий. На момент публикации статьи ответ на запрос редакции не поступил.