Илья Михальчук

Раппопорт в «доме пива»

Раппопорт в «доме пива»

Зачем экс-топ-менеджер «Лукойла» Александр Раппопорт заходит на логистическую недвижимость, и почему крупнейший продавец зерна может скрывать свои бизнес активы?

Как сообщает корреспондент УтроNews, ООО «СДМ ТК-2», связанное с Александром Раппопортом, приобрел склад «Пивдома» в Подмосковье.

Компания выиграла аукциона по продаже трех земельных участков на 15,5 га и складского комплекса общей площадью 82 142 кв. м на Липкинском шоссе на севере Подмосковья.

Игроки рынка указывают на везение бизнесмена: при стартовой цене 2,99 млрд руб. «СДМ ТК-2» согласился заплатить за эти объекты 4,64 млрд руб.

Сам логистический комплекс ранее принадлежал компании «Пивдом», которая в середине 2000-х считалась одним из крупнейших дистрибуторов пива в Московском регионе.

Александр Раппопорт считается одним из самых закрытых бизнесменов, который якобы тщательно скрывает свои активы и предпочитает оформлять их на других лиц. Быть может, дело в его методах работы?

Обуть партнера

Широкой аудитории имя Александра Раппопорта стало известно в ходе громкого судебного процесса в Высоком суде Лондона, когда компания Ramilos Trading Limited подала иск к финансовому директору группы «Полипластик» Валентину Буяновскому о предоставлении информации.

Александр Раппопорт и Алексей Смирнов были на тот момент руководителями ЗАО «ЛУКОЙЛ-Нефтехим» (ЛНХ) и контролировали офшор Ramilos Trading Limited в период с 2005 по 2016 год.

В иске Смирнова и Раппопорта указывали, что возникли подозрения в масштабных злоупотреблениях со стороны управляющих партнеров группы «Полипластик», якобы им не выплачивали дивиденды по неизвестной для них причине.

Кроме того, бизнесмены обвиняли своих оппонентов в выводе средств через операции со связанными компаниями на нерыночных условиях — покупку импортного сырья, оплату процентов по кредитам и другим сделкам.

Однако доказать это не удалось, ответчик представил суду материалы, показывающие, что в Группе «Полипластик» с 2007 года организована прозрачная система учета и контроля, аудируемая «большой четверкой» по международным стандартам финансовой отчетности (МСФО), сообщала пресс-служба «Полипластика».

Права на «Полипластик» они заявили в связи с тем, что Ramilos Trading Limited владела 50% акций кипрского холдинга APG Polyplastic Group Ltd, которому принадлежит 96,5% российского ООО «Группа «Полипластик».

Другие 50% акций APG принадлежали кипрской компании Strongfield Marketing Ltd, которой владели пять управляющих партнеров Группы, писали «Национальные интересы», отмечая, что в 2011 году Смирнов и Раппопорт отказались внести свою часть капитальных вложений пропорционально инвестициям Strongfield Marketing Ltd или пересмотреть доли в APG соразмерно инвестициям, что привело к конфликту партнеров.

Год спустя стороны подписали акционерное соглашение, в соответствии с которым они договорились вывести Группу на биржу до конца 2014 года. «При этом Ramilos Trading Ltd подписал кредитный договор и принял на себя обязательства вернуть Strongfield Marketing Ltd из текущих дивидендных выплат и доходов от продажи своей доли в APG половину суммы инвестиций Strongfield Marketing Ltd в развитие совместного бизнеса, но в июле 2012 года Смирнов и Раппопорт отказались возвращать кредит из дивидендов и заблокировали тем самым их выплату.

Они также отказались раскрыть уполномоченным банкам также достоверные сведения о себе, представив в качестве бенефициаров Ramilos Trading Ltd различных номиналов и цепочку офшорных трастов во главе с публичной материнской компанией. Такие действия инвестиционные банки расценили как сомнительные и подготовку Группы к IPO заблокировали.

В конечном счете, в исковых требованиях было отказано по всем основаниям, сообщал ИА «Национальные интересы», суд также постановил отказать истцу в возможности апелляции и обязал возместить расходы ответчика.

Ультиматум от «Лукойла»

Бывшие партнеры обвинили Раппопорта и Смирнова в шантаже и рейдерстве. Как пишет «Форбс», основатели «Полипластика» Буяновский, Гориловский обвиняли Смирнов и Раппопорт в том, что те их вынудили продать половину компании в обмен на договор поставки с «Лукойл-Нефтехимом».

Алексей Смирнов до прихода в «Лукойл-Нефтехим» возглавлял ЗАО «Торговый дом Нефтяной», входившее в концерн «Нефтяной» предпринимателя Игоря Линшица, где Александр Раппопорт занимался закупками нефти.

В 1997 году «Торговый дом «Нефтяной» и «Лукойл» учредили «Лукойл-Нефтехим». Смирнов был генеральным директором, а Раппопорт — коммерческим. В 1998 году «Лукойл-Нефтехим» стал контролирующим собственником «Ставропольполимера».

«Полипластик» закупал у «Лукойл-Нефтехима» весь трубный полиэтилен.

К 2004 году «Полипластик», объединявший уже три завода, потреблял практически все сырье, поставляемое «Лукойл-Нефтехимом». Именно тогда Смирнов и Раппопорт якобы предложили владельцам «Полипластика» поделиться бизнесом. Фактически Смиронов и Раппопорт отжали бизнес, предъявив жесткие требования. Ультиматум был следующий: 50% в бизнесе в обмен на сырье, либо Смирнов и Раппопорт договорятся о партнерстве с конкурентами Буяновского.

Покупка 50% «Полипластика» обошлась Ramilos в $14,3 млн, хотя основатели вложили в бизнес $72 млн. Скидки владельцы Ramilos добились посредством методов, которые походили на шантаж и угрозы: они заявили, что перекроют поставки сырья.
Не удивительно, что подобные методы ведения бизнеса, которые якобы использует тандем Смирнов-Раппопорт, помогают им преуспевать и в других отраслях российской экономики.

Зерно – вторая нефть

Интересы Раппопорта, как говорят на рынке, распространяются и на агропромышленный комплекс. Крупнейший оптовый продавец зерна ООО «Зерно-трейд» также связан с именем Александра Раппопорта, сообщает портал «ГородN», отмечая, что «Зерно-трейд» на удивление быстро стал лидером донской экономики по приросту выручки. Отгрузки компании на внешние рынки выросли на 45%. В сжатые сроки компания вошла в федеральную десятку крупнейших экспортеров.

Известно, что рынком зерна ранее заинтересовался ВТБ, который контролирует около 75% перевалочных мощностей на Черном море, свыше трети железнодорожных перевозок зерна. Он скупил 33,2% в терминале «Новороссийский комбинат хлебопродуктов» (НКХП), 100% Новороссийского зернового терминала.

Также у ВТБ 50% минус 1 акция в Объединенной зерновой компании (ОЗК; контролируется государством), 50% плюс 1 акция «Рустранскома» (владелец крупнейшего оператора зерновозов), 75% в одном из крупнейших зерновых трейдеров – «Мирогрупп ресурсы». В перспективе ВТБ собирается стать одним из крупнейших торговцев зерновыми.

Интересная деталь. Банк ВТБ встречается на пути Раппопорта не только в зерновом бизнесе. Склад на Липкинском шоссе и земля под логистическим комплексом компании «Пивдом», который выкупил ООО «СДМ ТК-2», находятся в залоге у банка ВТБ.

Что же касается «Зерно-трейд», то в 2018 году экспортер зерна сменил владельца.

Сергея Потапова сменил новый глава – Валерий Гайворонский. Он числится как учредитель «Зерно-Трейд». Компания зарегистрирована в Таганроге 14 июля 2014 года с уставным капиталом 10 000 руб.

По данным «Руспрофайла», в настоящее время генеральным директором «Зерно-Трейд» является Алексей Едуш. Информация о смене владельца «Зерно-Трейда» появилась в ЕГРЮЛ, и 100% долей в уставном капитале общества принадлежит Валерию Гайворонскому.

По информации «СПАРК-Интерфакса», Валерию Гайворонскому принадлежит несколько компаний, зарегистрированных в Москве. Среди них ООО «БП», специализирующееся на розничной торговле моторным топливом в специализированных магазинах, ООО «Стрит Девелопмент» (управление недвижимым имуществом).

Кроме того, г-н Гайворонский является совладельцем волгоградского ООО «ЦЗК», специализирующегося на оптовой торговле зерном. Данных о выручке ООО «БП» в публичном доступе нет, две остальные компании — сравнительно небольшие, выручка «Стрит Девелопмент» в 2017 году составила 21,8 млн рублей, выручка ЦЗК — 53 млн рублей.

Чем объясняется успех компаний Раппопорта в зерновом бизнесе? «Зерно-трейд» вытеснила из топ-5 экспортеров компания вытеснила международного трейдера Louis Dreyfus.

По данным Grainbusiness, Раппопорт через кипрскую Orsett Trading владеет зерновым терминалом «Таганрогский судоремонтный завод» (ТСРЗ) и через этот терминал «Зерно-трейд» поставил на экспорт почти половину зерна.

По словам самого гендиректора компании Едуша, ТСРЗ входит в одну группу с «Зерно-трейдом». Ранее терминал принадлежал холдингу Valars Group Кирилла Подольского и его партнеров. Эта компания входила в топ-3 крупнейших экспортеров зерна.

Бывший гендиректор «Зерно-трейда» Сергей Потапов объяснял агентству Bloomberg в 2018 г. успехи компании тем, что она имеет развитую цепочку поставок, включающую зерновой терминал и швейцарского трейдера.

Принято считать, что «Зерно-трейду» удалось эффективно выстроить продажи и стать одним из крупнейших экспортеров благодаря команде из Valars Group, люди из которой сейчас руководят трейдером.

Со стороны все выглядит чинно. Бывший топ-менеджер решил вложить деньги в торговлю зерном, тем более, что бизнес прибыльный. Еще подумал приобрести логистическую недвижимость на пике онлайн-торговли. Казалось бы, что в этом криминального?

С другой стороны, скандальные манипуляции с бывшими партнерами, основателями группы «Полипластик» и обвинения в шантаже и рейдерстве вряд ли добавляют господину Раппопорту очков в политических кругах. Так что же заставляет бизнесмена скрывать свою причастность ко многим активам, и скрываться за подставными лицами, если его деятельность прозрачна и не вызывает никаких сомнений?