Daimler попал в России на запчасти

ФАС выиграла суд у компании по параллельному импорту.

Автоконцерн Daimler и производитель гидравлического оборудования KYB не смогли оспорить в суде претензии ФАС из-за невыдачи другим компаниям разрешений на импорт запчастей их марок. Решение суда усилит позицию ФАС, которая много лет добивается разрешения параллельного импорта запчастей. Автопром с таким подходом не согласен: по мнению автоконцернов, независимые импортеры ввозят запчасти ненадлежащего качества и не вполне легально.

Арбитражный суд Москвы отказал автоконцерну Daimler и производителю гидравлического оборудования KYB по искам, в которых они пытались оспорить предписания и постановления ФАС, касающиеся импорта запчастей. В 2020 году комиссия ФАС рассмотрела два дела по жалобам ООО «ТМР импорт» и ООО «АВТОлогистика» на KYB Corporation и Daimler AG, признав действия последних актом недобросовестной конкуренции.

Независимые импортеры предпринимали попытки получить разрешения у производителей на ввоз приобретенных за рубежом оригинальных автомобильных запчастей, маркированных товарными знаками правообладателей, однако их обращения не были рассмотрены»,— говорят в ФАС.

Там считают, что это приводит к ограничению конкуренции, а также позволяет официальным импортерам «манипулировать ценами и ассортиментом, тем самым ограничивая выбор потребителей». Служба выдала Daimler и KYB предписания принять регламенты рассмотрения подобных обращений независимых импортеров, и теперь суд встал на сторону регулятора.

Из текста решения ФАС по KYB следует, что компания, исходя из действующего законодательства, не считает себя обязанной рассматривать обращения о выдаче разрешений на ввоз товаров. Отсутствие намерения выдавать разрешение KYB мотивирует «необходимостью предотвращения негативных последствий для потребителей и рынка в долгосрочной перспективе», поскольку предоставление согласия «не гарантирует, что заявители будут придерживаться добросовестного поведения». Также в KYB ссылались на репутацию заявителей, «которые неоднократно ввозили на территорию РФ амортизаторы, переупакованные в неоригинальную упаковку».

В Daimler намерены обжаловать решение суда. Там говорят, что компания не устанавливает ограничений на продажу товаров, маркированных товарными знаками Daimler AG, и есть ряд компаний, которые ввозят такие товары, получив подтверждение от правообладателя. Но легализация параллельного импорта создает угрозу безопасности и здоровью потребителя, негативно влияет на развитие рынка и локализацию производства, говорят в концерне: «Параллельные импортеры не будут отвечать за качество товара, в том числе предоставлять гарантийную и постгарантийную поддержку». В KYB “Ъ” не ответили.

Этот спор — часть давнего противостояния ФАС и бизнеса по вопросу легализации параллельного импорта, то есть ввоза товаров без согласия правообладателя.

Так, по словам главы комитета по автокомпонентам АЕБ Алексея Беляева, параллельный импорт при поставках на конвейер не несет негативных последствий, но риски возможны при поставках на вторичный рынок: могут поставляться контрафактные запчасти, а также не соответствующие техническим требованиям и регламентам ЕАЭС. По оценке BrandMonitor, емкость рынка контрафактных автозапчастей в 2020 году составила не менее 27 млрд руб. (около 2,4% от всего рынка, см. “Ъ” от 1 марта). Более того, подчеркивают в АЕБ, такой подход крайне негативно скажется на локализации производства автокомпонентов в РФ. В Минпромторге подтвердили “Ъ”, что по-прежнему считают: риски легализации параллельного импорта уменьшают инвестиционную привлекательность рынка РФ.

Собеседник “Ъ” среди дилеров говорит, что независимые игроки часто завозят запчасти, например из ОАЭ, и «при ввозе в РФ те оказываются дешевле». Поставки идут в основном из арабских стран, подтверждает другой источник “Ъ”: там «на условиях личных договоренностей» местные компании покупают запчасти напрямую у завода, тогда как поставки официальному импортеру в РФ могут идти через европейский офис; также на цену влияют низкие налоги в ОАЭ и «нередко растаможивание под видом сена, болтов и гаек». При этом он обращает внимание, что на арабские рынки поставляются запчасти, не предназначенные для эксплуатации в погодных условиях России.

Максим Решетников, глава Минэкономики, о разрешении параллельного импорта, 1 декабря 2020 годаМаксим Решетников, глава Минэкономики, о разрешении параллельного импорта, 1 декабря 2020 года
С одной стороны, это возможность в том числе и снижения цен на товары, которые ввозятся. С другой стороны, есть вопросы защиты авторских прав и подтверждения соответствия тем требованиям, которые есть

Собеседники “Ъ” в авторитейле поясняют, что по соглашению с импортером они могут получать запчасти только у официального поставщика. То есть данный спор касается только поставок запчастей независимым сервисам технического обслуживания. Однако адвокат Forward Legal Ольга Зеленская не исключает, что в будущем «независимые» импортеры оспорят эксклюзивный характер соглашений между автоконцернами и их официальными дилерами, используя доводы о нарушении антимонопольного законодательства. Госпожа Зеленская не видит в действиях KYB и Daimler признаков ограничения конкуренции: «Более того, полагаю, решения ФАС и арбитражного суда посягают на свободу договора, навязывают KYB и Daimler контрагентов, а также нарушают их исключительные права на товарные знаки. Фактически принятые решения принуждают автоконцерны предоставлять право использования их товарного знака непроверенным лицам».

Председатель коллегии адвокатов А1 Александр Заблоцкис отмечает: ФАС и суд прямо указали, что автоконцерны должны разработать регламент выбора импортера. «После его введения нельзя исключать, что будут обнаружены объективные факторы, в силу которых импорт осуществляет текущий “официальный поставщик”»,— говорит он. Если же конкуренция действительно была ограничена, то мы можем увидеть появление нескольких «официальных поставщиков» и возможное снижение цены, полагает юрист.