Засада с арбалетом кончилась для активистки арестом

Суд отправил под домашний арест Ольгу Кузьмину, которая отказывалась спускаться с дерева, пока на севере Москвы не остановят стройку.

43-летняя Ольга Кузьмина последние несколько лет конфликтовала с московскими властями, добиваясь прекращения стройки около Бабушкинского парка — там возводят дом по программе реновации. Москвичка уверена, что стройка нанесет вред окружающей среде. Проиграв все суды, Кузьмина с неисправным арбалетом забралась на высокий тополь и отказалась спускаться, пока стройку не остановят. Активистку сняли силой. Она провела шесть суток в спецприемнике, а теперь суд отправил ее под домашний арест по уголовному делу — сидение с арбалетом на дереве следствие расценило как хулиганство с применением оружия.

Кроны деревьев отливают зеленым и желтым на фоне ясного неба. «Дорогие зрители RusNews, мы начинаем срочный эфир, — слышится голос оператора. — Вы видите перед собой дерево. Да, именно так, вы не ошиблись. Мы решили делать какие-то пейзажные зарисовки? Нет, если вы приглядитесь внимательно, вы увидите наверху сидящую девушку. Нужно приглядеться очень-очень хорошо».

Силуэт действительно виднеется среди раскидистых ветвей. Семичасовой стрим ютуб-канала RusNews был посвящен акции москвички Ольги Кузьминой: 9 августа девушка с арбалетом поднялась на высокий тополь в Бабушкинском парке культуры и отдыха на северо-востоке Москвы.

Она объявила, что не спустится до выполнения своих требований — прекращения строительства в рамках программы реновации нового дома на Шушенской улице. «Обратить [на нее] внимание очень и очень непросто», — признает автор трансляции, переключая камеру на безучастно идущих по парку людей. Он звонит Кузьминой под скрежет и стук со стройки через дорогу от тополя с активисткой.

Сидя на 20-метровой высоте, активистка берет трубку и говорит, что эта стройка незаконна: ради нее вырубили деревья, не указав их в плане, и на основании «подложных документов» возводят уже восьмой этаж. «Я требую, чтобы незаконная стройка была приостановлена, прекращена, запрещена, потому что она невозможна, документов на землю нет!» — возмущается она.

Кузьмина говорит, что все ее судебные тяжбы с московскими властями успехом не увенчались, поэтому она взобралась «со страховкой» на дерево.

Вскоре к дереву подходит полицейский. Активистка решительным жестом сбрасывает ему свои документы — прямо с дерева на землю. Собираются зеваки, территорию огораживают, подгоняют автозак и пожарную машину с лестницей. Первый контакт оказался неудачным, и спасатели спускаются ни с чем.

После них по лестнице поднимаются полицейские переговорщики, которые предлагают Кузьминой спуститься, о чем она тут же рассказывает по телефону оператору трансляции: «Мое дело было остановить стройку, они ее остановили — на сколько, я не знаю. Общественный порядок я нарушать не хочу, понятное дело. Чтобы меня арестовали, я тоже не хочу. Здесь сидеть сутками мне тоже не очень интересно, хотя я могу это сделать — ну, вот они мне предложили безопасно спуститься, чтобы вся полиция убралась. Я, конечно, не верю этому, но не знаю, не знаю…».

«Короче эта ******** [поехавшая] залезла туда, уже двое суток там сидит, — бойко пересказывает слова некоего соседа Кузьминой женщина во дворе. — Она забрала с собой еду на целую неделю, сказала, что будет сидеть, пока не прекратят стройку».

В итоге Кузьмина так и не стала сама слезать на землю: через семь часов после начала стрима к дереву снова подняли лестницу, пожарные в спецодежде стянули активистку с дерева и затащили ее в люльку под крики и треск ветвей. Полицейские ее задержали и доставили в ОВД по Лосиноостровскому району.

Борьба с реновацией приводит на дерево

О 43-летней Ольге Кузьминой известно очень мало. Полицейским она отказалась называть место работы, не говорят об этом и ее защитники, ссылаясь на то, что Кузьмина воспользовалась 51-й статьей. В районных пабликах женщину назвали экоактивисткой.

Последние пару лет она ведет борьбы со стройкой по адресу Шушенская улица, 7 — Кузьмина живет в одном из соседних домов. На сайте Бабушкинского районного суда можно найти с два десятка ее исков к ГБУ «Жилищник Лосинооостровского района», фонду реновации, комитету строительного надзора, комиссии по вопросам градостроительства и правительству Москвы. Во всех заявлениях она просит признать незаконным градостроительный план земельного участка, на котором возводят новый дом, поскольку это нарушает закон об охране окружающей среды и грозит уничтожением исторически сложившемуся ландшафту. Часть исков суд вернул, в удовлетворении остальных отказал.

Проект «Активатика» рассказывал о попытке жителей Шушенской улицы — в том числе Ольги Кузьминой — остановить вырубку деревьев на месте строительства. Жильцы говорили, что там, где по документам фонда реновации находится пустырь, на самом деле расположен зеленый массив, а поэтому строительство утверждено по поддельным документам.

Сама Кузьмина в марте объясняла, что чиновники совершили подлог топографической съемки: на ней не хватает 20 деревьев, а некоторые смещены на 7–10 метров от их реального положения, «чтобы нельзя было понять, что это зеленый массив».

«Мы не позволим изуродовать прекрасное удобное место, в котором мы живем, и снести наши экологически чистые удобные дома с видом на охраняемую законом озелененную территорию», — говорила активистка.

В управе Лосиноостровского района журналистам тогда ответили, что  «участок не включен в перечень особо охраняемых территорий города Москвы» и «не содержит ограничений по застройке».

«Меня доводят до самоубийства, это 110 УК РФ, отбирают родной дом, родные места по поддельным документам, отбирают все», — написала в ноябре 2020 года Кузьмина в группе «Москвичи против сноса (против закона о реновации)» в фейсбуке.

В своей смерти она попросила винить правительство Москвы, «выделившее участок зеленого массива по поддельным, просроченным документам», мэра Сергея Собянина, Москомархитектуру, Департамент городского имущества, Фонд реновации, местных полицейских, суды, прокуратуру и  всех, «кто голосовал за реновацию».

«Я сейчас далеко от родного дома, который уничтожают, — завершила Кузьмина свой пост. — Достану их с того света».

Пару раз активистку привлекали к административной ответственности: в марте 2018 года за повреждение чужого имущества — ее обвинили в том, что она сорвала поздравительный стенд и осветительные фонари с забора, огораживающего строительную площадку, и назначили 300 рублей штрафа; в июле 2020 года за мелкое хулиганство — Кузьмину обвинили в том, что она материлась в общественном месте, суд назначил ей пять суток ареста. Сама активистка в суде говорила, что не материлась — ее оговорили полицейские и сотрудники ГБУ «Жилищник», которым она пыталась помешать спиливать дерево.

После задержания 9 августа полицейские составили на Ольгу Кузьмину протоколы по двум административным статьям — о неповиновении требованиям полиции и нарушении правил участия в публичных акциях.

По версии полицейских, москвичка, «находясь на дереве на высоте 20-25 метров, угрожающей жизни ее и окружающих», держала в руках заряженный арбалет, направив его себе в грудь, и угрожала причинить себе вред, если к ней приблизятся полицейские или спасатели. Когда же ее принудительно снимали с дерева, Кузьмина оказывала «активное сопротивление».

Во втором протоколе сказано, что в Бабушкинском парке «состоялось публичное массовое мероприятие в форме пикетирования». Оно, как пишет участковый, выглядело так: «Участники мероприятия в количестве 2 (двух) человек, объединенные общей целью, организовали пикет, а именно 9 августа 2021 года гражданка Кузьмина Ольга Витальевна взобралась на дерево, расположенное на территории ПКиО Бабушкинский <…> в период времени с 09 часов 00 минут по 19 часов 53 минут, с целью выражения своего мнения в форме пикетирования, не согласованного с органами исполнительной власти города Москвы».

Действия Кузьминой «в составе другого участника представляют собой не что иное, как скрытую форму коллективного публичного мероприятия». В документе упомянут и запрет на проведение публичных мероприятий в связи с коронавирусом.

По словам сотрудничающего с «ОВД-Инфо» адвоката Сергея Тельнова, Кузьмина настаивает, что проводила одиночный пикет и никаких помощников у нее не было.

«В тот день, насколько я знаю, еще был задержан кандидат в депутаты Госдумы, его доставляли днем в тот же отдел полиции и на него был составлен протокол по части 5 [статьи 20.2]. Возможно, [версия о других участниках] связана как-то с ним, но она с ним вообще не знакома была и, собственно, никакого умысла на совместное участие не имела», — говорит защитник.

Около станции метро «Бабушкинская» тогда действительно задержали экоактивиста и кандидата в депутаты Антона Тарасова, который приехал туда, узнав об акции Кузьминой. Тарасов, как писал «ОВД-Инфо», «хотел ей чем-то помочь, но его задержали силовики».

Ночь Ольга Кузьмина провела в отделе полиции. 10 августа Бабушкинский районный суд Москвы арестовал ее на шесть суток, признав виновной в неповиновении требованиям полицейских. Второй протокол в суде так и не рассмотрели.

«Мне просто сказали в аппарате судьи, что второго материала нет, — говорит второй адвокат активистки Татьяна Соломина. — А почему не стали рассматривать, тоже объяснимо. Это юридическая коллизия, я ее донесла до судьи, и она не стала позориться. Дело в том, что согласно Пленуму Верховного суда 2018 нет состава правонарушения по 19.3, если по этому же эпизоду и событию был составлен протокол по 20.2 части 5. То есть это наш случай полностью. Этот протокол мы приобщили в суде, судья удовлетворила ходатайство, но доводам не вняла и осудила ее по 19.3 , хотя по уму это дело надо было прекратить. Но явно была установка дать ей сутки, а поскольку 5 часть не арестная, то это не получалось, поэтому рассмотрели 19.3, а тот позор не стали».

Уголовное дело за сломанный арбалет

Отбывать арест Кузьмину отправили в Центр временного содержания иностранных граждан в подмосковном Сахарово, куда зимой из-за нехватки мест в спецприемниках отвозили задержанных на митингах в поддержку Алексея Навального. Протестующие жаловались на плохие условия содержания.

А уже 10 августа следственный отдел ОМВД по Лосиноостровскому району возбудил против активистки уголовное дело по статье о хулиганстве с применением оружия (часть 2 статьи 213 УК). В постановлении следователя сказано, что женщина «вступила в предварительный преступный сговор с неустановленными следствием лицами, направленный на грубое нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу».

Для этого активистка «ввела в заблуждение» водителя автоподъемника, сказав, что ей нужно осмотреть дерево в Бабушкинском парке для обработки от насекомых. Когда автомобиль поднял Кузьмину на нужную высоту, она перелезла на дерево, обвязала себя веревкой и потребовала прекратить стройку, «тем самым противопоставляя себя обществу и демонстрируя явное пренебрежение к установленным нормам поведения и морали».

По словам адвоката Тельнова, потерпевшими признаны двое спасателей — сотрудник пожарно-спасательного центра Москвы Андрей Милованов и боец пожарно-спасательной части №59 Андрей Гаврин, которым Кузьмина, по версии следствия, пригрозила арбалетом. Угрозу спасатели «восприняли как реальную». В своих объяснениях они пишут одно и то же: гражданка предупредила, что будет обороняться, если они предпримут попытку спустить ее вниз, а в руках у нее был заряженный арбалет.

Как свидетеля допросили замдиректора Бабушкинского парка Алексея Рыбакова — в день задержания Кузьминой он написал в полицию заявление с просьбой привлечь ее к ответственности. На допросе чиновник рассказал, что он был у дерева, на котором сидела Кузьмина, но разговаривать с ней не стал, а вызвал полицию и распорядился перекрыть часть парка.

«Женщина могла нанести вред окружающим людям, которые находились в парке, а также мне, потому что, когда она достала арбалет, и я подумал, что она может им воспользоваться, так как арбалет был заряжен, — объяснял он. — Когда приехали сотрудники МЧС, и они начали к ней подниматься и уже были около нее, она достала арбалет и кричала: "Не подходите ко мне, я сейчас выстрелю"».

В постановлении о возбуждении дела следователь, ссылаясь на справку об исследовании оружия, указывает, что изъятый у Кузьминой арбалет предназначен «для спорта, отдыха и развлечения и холодным оружием (метательным) не является». При этом в документе не упоминается, что, согласно этому же исследованию, арбалет и стрела от него не пригодны для стрельбы из-за неисправности спускового механизма и деформации самой стрелы.

Вечером 10 августа полицейские провели обыск у матери Кузьминой, в квартире изъяли технику, флешки, фотографии с камер видеонаблюдения, шесть плакатов «с надписями», а также руководство по эксплуатации, коробку и стрелу от арбалета МК-ХВ 52-КІТ, чек на его покупку от 24 июля и коробку от оптического прицела Riflescope. Судя по описаниям в интернет-магазинах, МК-ХВ 52 — одна из популярных моделей блочных арбалетов тайваньского производителя Man Kung. Они предназначены для охоты и стрельбы ради развлечения, арбалет оснащен предохранителем от незапланированного выстрела.

По словам адвоката Тельнова, мать Кузьминой, как и ее дочь, от каких-либо показаний отказалась, воспользовавшись 51-й статьей.

Вечером 16 августа административный арест активистки истек, однако из спецприемника она так и не вышла — но из-за забора выехал автозак. Через пару часов стало известно, что Ольгу Кузьмину задержали на 48 часов и поместили в изолятор временного содержания УВД по Северному административному округу.

Днем 17 августа Бабушкинский районный суд отправил активистку под домашний арест до 9 октября.