Бывшая Сечина и Каширские роднички

«По сути я живу по документам чужого человека»

«По сути я живу по документам чужого человека»

ЗАГС Екатеринбурга отказался сменить трансгендеру мужское имя на женское, хотя это законно.

Два года назад жительница Екатеринбурга Виктория (имя изменено по просьбе героини) окончательно поняла, что она женщина. Виктория родилась в мужском теле и носила мужское имя, но все эти годы чувствовала себя не комфортно в своем теле и социальной роли. В прошлом году Виктория решила поменять мужское имя в паспорте на женское, но столкнулась с препятствиями со стороны чиновников и врачей, которые уже год не дают ей пройти очередной этап перехода из одного пола в другой. Виктория рассказала Znak.com, как она осознала себя осознания личностью противоположного пола, и о том, почему у нее возникла проблема с законным правом поменять имя на то, какое ей нравится.  

«Я думала, что это не про меня» 

Виктория с самого детства не чувствовала себя мальчиком. По ее словам, первые признаки того, что она является девочкой, появились у нее в возрасте трех лет, а явные — в шесть лет. Она случайно увидела по телевизору фильм с эротической сценой и решила скопировать то, что происходило на экране со своим другом-сверстником, при этом ей хотелось играть роль девушки.

В школьные годы, под давлением одноклассников Виктория никак не показывала своих наклонностей, была тихим и даже забитым ребенком. Но в свободное время она переодевалась в девочку, таскала косметику и одежду у мамы. Будучи подростком, Виктория считала, что трансгендер или трансексуал — это не про нее и долгое время считала себя кроссдрессером, следила за жизнью таких персон и хотела быть похожей на них. Но несмотря на то, что многие из публичных персон позиционировали себя андрогинами (человек, наделенный признаками обоих полов), часто в итоге они меняли биологический пол на противоположный. 

 «Нет, я думала, что это не про меня, что никогда не решусь сменить пол.

Жизнь была как в тумане, во сне, я не жила, я существовала, отвлекая свое сознание компьютерными играми годами, чтобы не думать о том кто я, в том числе из-за отсутствия информации в открытых, доступных источниках», — рассказывает Виктория, добавив, что еще много лет после этого ограничивалась тайными переодеваниями. 

«У меня было три варианта: остаться мужчиной, стать женщиной, или в окно»

Первые отношения Виктории были с парнем, с которым она познакомилась на одном из форумов. Вторые отношения были с девушкой. По образованию девушка была психологом и, как она сама говорила Виктории, хотела ей помочь. Но помощь ее была довольно своеобразной. 

«Она была сторонницей конверсионной терапии (это психотерапевтические, медикаментозные и даже хирургические методы, которые направлены на „исправление“ гомосексуальности, транссексуальности — прим. Znak.com) и настаивала на том, чтобы я ходила „исправляться“. Но это, естественно, не помогло», — говорит Виктория.

В итоге они поженились, но лишь для того, чтобы успокоить родственников и помогать друг другу в быту. Но через несколько лет брак все равно распался из-за споров по поводу отличий Виктории от типичных мужчин.

Яромир Романов / Znak.com

К 2018 году Виктория все больше начала осознавать себя девушкой, несмотря на то, что в то время на людях выглядела как мужчина. 

«К этому времени у меня было только три варианта: либо уже полностью смириться со своим полом от рождения и остаться мужчиной, либо стать женщиной, либо в окно», — сказала девушка.

Она нашла помощь в Ресурсном центре для ЛГБТ в Екатеринбурге, встречалась там с такими же людьми, как и она, начала посещать платного психолога. Но деньги на него вскоре кончились. 

«У меня появилась потребность в том, чтобы меня называли по имени, которое я выбрала» 

Виктория говорит, что осознать себя не просто трансвеститом, а трасгендерной женщиной было страшно и тяжело, но, в итоге она решилась открыться и начать плавный переход. Она уже несколько лет периодически принимала женские половые гормоны, чтобы сделать черты лица и фигуру более женственными. 

Когда Виктория обратилась к эндокринологу, врач потребовала от нее справку с диагнозом «Транссексуализм», чтобы назначить ей гормоны. И тогда девушка отправилась к психиатру в психоневрологический диспансер, где она амбулаторно проходила обследования. Помимо этого Виктория нашла психиатра-сексолога, который после обследования подтвердил у нее диагноз «транссексуализм», так как у девушки не было найдено никаких психических заболеваний. В итоге на руках у Виктории было уже несколько справок с подтвержденным диагнозом. 

«Когда я начала удовлетворять свою потребность в медицинской помощи, у меня появилось желание закрыть мою потребность в том, чтобы меня называли по имени, которое я сама для себя выбрала, а не мои родители, так как мне было не комфортно от того, что другие люди меня называют или назовут не моим именем», — отметила Виктория.

Эта мысль приходила ей в голову все чаще, когда она, уже выглядя как женщина, начала сталкиваться с полицейскими и чиновниками: они не верили, что предъявляемый паспорт принадлежит Виктории, ведь там изображен мужчина, а перед ними — девушка.

Ситуацию с самоопределением и мужским именем усугублялась напряженной обстановкой на работе. Виктория не хотела шокировать окружающих и резко появиться перед ними в женской одежде и при макияже. Она стала постепенно вводить в свой внешний вид женственные элементы одежды, делать маникюр. Тогда же начались первые проблемы: женщины-коллеги обсуждали Викторию за спиной или же открыто заявляли о своем негативном отношении к ее изменениям, а немногие коллеги-мужчины «в шутку» обещали отпилить пальцы с маникюром болгаркой. 

Чем больше Виктория походила на женщину, тем больше возмущений это вызывало у начальства и коллектива. В итоге девушка попросила называть ее Викторией, но особо враждебно настроенные коллеги отказались это делать и продолжали называть ее именем, указанным в паспорте. 

Борьба за имя

В 2020 году Виктория начала долгий и, как позже оказалось, тяжелый процесс официальной смены имени, который тянется до сих пор. Изучив законы, выяснила, что по приказу минздрава России № 850н, учреждение, которое поставило диагноз «Транссексуализм», должно направить человека на комиссию по установлению половой переориентации для получения справки. Эта справка нужна для ЗАГСа, который внесет изменения в графу «пол» в актовой записи о рождении, на основании этого человек сможет получить новый паспорт. 

Выяснив, что такую комиссию можно пройти о Областной психиатрической больнице, Виктория обратилась туда. Но врачи отказались выдать ей справку, так как посчитали, что Виктория — еще недостаточно женщина, а справкой воспользуется, чтобы делать себе операции. 

Повторная комиссия пройдет в сентябре, и Виктория надеется, что в этот раз врачи встанут на ее сторону и уже наконец-то выдадут заветную справку. 

Но несмотря на отказ комиссии в прошлом году, Виктория обратилась в ЗАГС Орджоникидзевского района Екатеринбурга, чтобы попытаться поменять имя самостоятельно, без комиссии психиатров, так как по закону любой гражданин имеет право поменять имя на любое другое — это право закреплено в статье 19 Гражданского кодекса РФ.

Но в ЗАГСе девушке отказали, несмотря на правильно оформленные документы. Она считает, что специалисты сделали это намеренно. По словам девушки, специалист ЗАГС сказала ей, что то, «что явно не разрешено в законе, запрещено». 

Яромир Романов / Znak.com

После этого девушка начала обращаться в разные инстанции, но везде ей также отказывали в помощи. В прокуратуре, полиции отказали в организации проверки и возбуждении дела в отношении чиновников, так как не усмотрели в их действиях нарушения закона. 

В главном управлении Минюста по Свердловской области ей сообщили, что «приобретение женского имени может ввести в заблуждение третьих лиц относительно половой идентификации и не позволит третьим лицам идентифицировать как лицо мужского пола».

На данный момент Виктория судится с отказавшими ей в изменении имени госорганами, а помогают ей в этом юристы Ресурсного центра для ЛГБТ. Девушка планирует добиться положительного решение психиатрической комиссии и сделать все операции по перемене пола, но как скоро это произойдет, она не знает. Пока же паспорт с мужским именем доставляет ей много проблем. Но она боится, что врачи не пойдут ей навстречу. 

«Мне непонятно, почему людям есть дело до того, что у тебя в трусах. Да, я пока не сделала операцию, но никто же не видит моих гениталий, какое [чиновникам] дело, что у меня там находится. Я ощущаю себя женщиной, окружающие меня тоже воспринимают как женщину, и почему я должна ходить с документами мужчины. Ведь по сути я живу по документам чужого человека», — говорит Виктория.