Евгений Двоскин

Частные детективы в Украине: Рынок «пробива» или альтернатива полиции?

Кто-то из них ищет пропавших людей или даже домашних животных. А кто-то может незаконно за вами следить или «пробивать» ваши персональные данные в «черных» базах.

Деятельность частных детективов в Украине не урегулирована, поэтому некоторые «украинские холмсы» числятся охранниками или вообще занимаются расследованиями на свой страх и риск.

Еще в начале года Верховная Рада в первом чтении поддержала законопроект о частной детективной деятельности. Утверждалось, что его главная цель — избавиться мошенников в этой сфере и сделать ее более контролируемой.  Это далеко не первая попытка парламентариев «урегулировать» детективов. Несколько предыдущих попыток добиться этого заканчивались ничем, а в 2017 году Петр Порошенко даже наложил вето на подобный закон. Сами же детективы оценивают эти инициативы депутатов неоднозначно. Чем именно занимаются в Украине частные детективы, сколько стоят их услуги и кто и зачем хочет их контролировать — в материале hromadske.

Чем занимаются «украинские холмсы»?

«Разрешено все, что не запрещено законом», — говорит нам Сергей Гида, бывший сотрудник уголовного розыска, который более 12 лет занимается частной детективной деятельностью. Он также возглавляет Ассоциацию частных детективов Украины.

Гида говорит, что хотя сейчас детективная деятельность в Украине и не урегулирована, работать в рамках закона это не мешает.

«Любой, кто хочет заниматься частным сыском, ничего не нарушая, может сегодня зарегистрироваться как частный предприниматель с экономическим видом деятельности “проведение расследований”, платить при этом налоги, вести коммерческую деятельность. Или вообще не регистрироваться, создать сайт и на свой страх и риск заниматься в частном порядке розыском и расследованиями», — говорит Гида.

Соглашается с ним и Руслан Болгов, который также более 12 лет занимается частной детективной деятельностью.

Денис Монастырский вместе с руководством профильных детективных организаций после встречи в комитете Верховной Рады Фото:Денис Монастырский/Facebook

«Нет закона, значит, мы незаконны — это бред. Поскольку у кого-то есть юридическая фирма, я — ФЛП. Все оформлено, мы платим налоги. Кроме того, есть еще и название профессии. То есть это самое смешное — у нас есть КВЭД и профессия, но нет закона», — говорит Болгов.

Оба говорят, что чаще всего к ним обращаются с просьбой разыскать людей.

 «Я сотрудничаю с журналистами, например программой ДНК, и много людей было найдено благодаря моим расследованиям. Проверка контрагентов — это тоже большая зона ответственности. Проверка людей перед принятием на работу. Также сотрудничаю с полиграфологами, специализируюсь на частных расследованиях в отношении мошенников, сотрудничаю с полицией по выявлению педофилов», — рассказывает Руслан Болгов.

Он добавляет, что обращение из-за семейных конфликтов тоже бывают, в частности — проверка на верность, но уверяет, что это очень малый процент.

«Кто кому изменяет — это чаще всего завершается на этапе консультаций. Мы предлагаем обратиться к полиграфологу или семейному психологу, с которыми мы сотрудничаем. Это быстрее решает проблему», — добавляет Болгов.

Он вместе с коллегами создал общественную организацию «Ассоциация частных детективов».

«У нашей ассоциации есть реестр, но туда входят только ее члены, мы можем отвечать только за них. Конечно, есть порядочные детективы и вне ассоциации, но единого их реестра пока нет», — рассказывает Руслан Болгов.

В комитете Верховной Рады по вопросам правоохранительной деятельности говорят, что, по неофициальной информации, в Украине насчитывается более 2 тысяч частных детективов.

Но конкуренции в этой профессии практически не существует, говорит Сергей Гида.

«Рынок как таковой не сформирован, работа непостоянная, и в большинстве случаев клиенту необходимо потратить много времени, чтобы найти профессионального исполнителя. Точных данных, сколько людей в Украине занимаются этой деятельностью, нет. В большинстве случаев это бывшие сотрудники силовых структур, у которых есть профессиональный опыт и связи. Но из-за текучки кадров в государственных органах связи теряются, и они быстро остаются в профессиональном вакууме», — говорит Гида.

Детектив Руслан Болгов и тогдашний заместитель руководителя киберполиции Заур Урусов фотографируются у памятника киногероям Глебу Жеглову и Владимиру Шарапову у входа в здание МВД Фото:YouControl/Facebook

Прибыль в этой области, как рассказывают нынешние частные детективы, достаточно нестабильна.

«Это может быть выгодно, если есть контракты с компаниями. Но чтобы дойти до этого уровня, нужно очень хорошо поработать. В любом другом случае это работа от заказа к заказу. Поэтому у многих детективов есть и другой заработок. Я, например, работаю еще и начальником внутренней безопасности в охранной фирме, у меня еще есть свой спортивный зал — я преподаю айкидо. Хотя есть и такие детективы, которые живут только этим. У них есть клиентура, которая набиралась годами», — рассказывает Руслан Болгов.

«Все зависит от опыта работы и от того, сколько времени детектив работает. Основной доход от постоянных клиентов ничем не отличается от любого другого бизнеса. Хотя стоимость услуг — не для среднего украинца», — говорит Сергей Гида.

Средний прайс за услуги детективов выглядит так:

Фото:Антон Шишенок / hromadske

Впрочем, все цены индивидуальны и могут варьироваться, говорит Руслан Болгов.

Рынок «пробива»

Конституция Украины гарантирует нам право на свободу и личную неприкосновенность.

В частности, гарантируется тайна переписки, телефонных разговоров, корреспонденции, а исключения может устанавливать только суд. Закон защищает нас и от вмешательства в нашу личную и семейную жизнь. Право на неприкосновенность регулируется также нормами Уголовного, Гражданского и Семейного кодексов.

Но не противоречит ли этому положению деятельность детективов?

Эксперт по конкурентной разведке Дмитрий Золотухин отмечает, что оперативно-розыскная деятельность, согласно закону, должна оставаться исключительно государственной прерогативой. Однако об этом не всегда помнят.

«В Украине, как и в России, существует “рынок пробива” — это интересная и грязная отрасль. Денежное выражение этого рынка оценить невозможно, поскольку он весь в тени. Но в Украине можно приобрести практически любые персональные данные», — говорит Золотухин.

Он также подчеркивает, что именно этот «рынок» позволил появиться и многим журналистским расследованиям. Но если бы право человека на приватность тщательно защищали, то некоторые из журналистов мог бы потерять работу или даже отсидеть пару месяцев в тюрьме за нарушение частного пространства.

 «Однако, к счастью для журналистов, урегулировать эту сферу не так просто», — говорит Золотухин.

Один из авторов законопроекта о частной детективной деятельности Вячеслав Медяник уверен, что подобных нарушений можно будет избежать.

«Мы будем ставить предохранители. В зависимости от того, какое министерство будет над ними, оно и будет контролировать их деятельность. Если будет вмешательство, то будет, во-первых, ответственность, а во-вторых — аннулирование свидетельства», — говорит Медяник.

А вот бывший руководитель Управления по борьбе с организованной преступностью Валерий Кур видит угрозу в другом — такими структурами смогут пользоваться недобросовестные бывшие правоохранители и пророссийские силы.

«Например, сегодняшняя так называемая оппозиционная партия Медведчука-Рабиновича является враждебной пятой колонной. Имея старые коррупционные связи, эта партия создает свой силовой блок, используя, в том числе, и законодательно разрешенные формы в виде охранных, детективных агентств. И это очень напоминает времена прихода фашистов к власти в Германии и создание штурмовых отрядов. Они закупают новейшую аппаратуру, набирают туда бывших правоохранителей, а иногда действующих. То есть — ты там работай, а получать будешь здесь. Это очень опасный инструментарий», — говорит Кур.

Мы не боимся освещать сложные темы, потому что стремимся рассказывать обществу правду. Вы можете помочь нам в этом, присоединившись к сообществу Друзей hromadske. Мы финансируемся благодаря такой поддержке читателей, рекламе и международным донорам.

Попытка №…

Говорить о детективной деятельности и ее узаконивании в Украине начали еще в конце 1980-х, рассказывает нам Валерий Кур.

«Тогда это было что-то новое, и почти всем нравилось. Всем, кроме Министерства внутренних дел. Почему? Потому что это же монополия. Государство всегда, а тем более в те 90-е годы, ревниво относилась к тому, что еще у кого-то, кроме него, будет возможность проводить следственно-оперативные мероприятия. Имея монополию, легче диктовать условия», — говорит Валерий Кур.

Тогда все завершилось лишь созданием охранных структур.

«Но и они в основном были под “крышей” у силовиков — МВД. Почему? Ну вот есть какой-то начальник, зачастую коррупционер, к сожалению. Он создает структуру и, используя часть своих полномочий в МВД, берет огромные заказы под себя», — говорит Кур.

Безуспешные попытки узаконить частную детективную деятельность делали и депутаты IV созыва. Впрочем, серьезнее всего продвинулись в этом вопросе в 2017 году и даже вынесли законопроект на голосование в сессионный зал.

Но тогдашний президент Петр Порошенко наложил на него вето — якобы из-за того, что перечень видов детективных услуг противоречил другим законам. Но поговаривали, что это мнение сформировало МВД, которое противодействовало принятию документа. Преодолеть вето парламентарии не смогли, поэтому закон был отклонен.

Верховная Рада нового созыва снова взялась за разработку документа и уже в этом году смогла принять его в первом чтении. Среди инициаторов — комитет по вопросам правоохранительной деятельности, который тогда возглавлял нынешний министр внутренних дел Денис Монастырский. Он подчеркивал, что частные детективы, по сути, уже существуют, но важно их узаконить.

«Проблема в том, что те люди, которые называют себя “частными детективами”, таковыми не являются. Это частично сотрудники охранных структур, частично адвокаты, частично пенсионеры из правоохранительных органов, которые не несут никакой ответственности перед заказчиком», — рассказывал Монастырский.

Один из авторов законопроекта, член комитета Вячеслав Медяник отмечает, что именно отсутствие контроля над данной сферой — самая большая проблема, от которой нужно избавиться.

«Принятие этого законопроекта позволит поставить этот вид деятельности под надлежащий контроль государства. Его цель — создать условия и механизмы для работы частных детективов в законодательном поле. Все те, кто называют себя детективными агентствами, на сегодняшний день открыто работают вне закона», — говорит Медяник.

Что изменит закон?

Эксперт Дмитрий Золотухин отмечает, что рынок частной детективной деятельности уже по факту существует.

«Я бы сравнил законопроект о детективной деятельности с аналогичным о легализации медицинского каннабиса. По сути, рынок существует и никуда не денется. То есть, если человек будет искать наркотические препараты, чтобы облегчить страдания своего ребенка, то он их купит за любую цену и в нарушение закона. То же и с детективной деятельностью», — говорит Золотухин.

По его мнению, принятие закона может сделать рынок более цивилизованным и заставить людей платить больше налогов в бюджет.

Также новый закон мог бы помочь отсеять мошенников.

«Они, конечно, останутся, но уйдут в тень, и будет более жесткий контроль в этом направлении. Будет реестр, свидетельство. Будет четкое понимание — кто может стать детективом, кто это будет контролировать, у нас будут определенные права», — говорит детектив Болгов.

Иной статус получит и информация, которую собирают детективы.

«Сегодня она не может быть доказательной базой в суде. Закон это изменит», — говорит депутат и соавтор законопроекта Вячеслав Медяник.

Документ должен закрепить на законодательном уровне термины «детектив» и «детективная деятельность». Чтобы стать частным детективом, надо иметь высшее юридическое образование или высшее образование по специальности «правоохранительная деятельность», стаж работы в области права или правоохранительной деятельности 3 года, пройти специальное обучение. Детективом сможет называться только тот, кто получил соответствующее свидетельство и внесен в реестр.

Не смогут стать детективами имеющие судимость или состоящие на учете в психоневрологических или наркологических учреждениях. Также нельзя будет совмещать работу детектива с работой в органах государственной власти, военной службой, нотариальной и судебно-экспертной деятельностью.

Кроме того законопроект определяет перечень услуг, которые может оказывать частный детектив:

  • сбор и анализ информации для рассмотрения дел в уголовном, гражданском, хозяйственном, административном судопроизводстве;

  • изучение рынка, поиск и сбор информации из открытых источников;

  • выяснение биографических и других данных отдельных граждан (с их письменного согласия);

  • поиск людей;

  • наблюдение за поведением несовершеннолетних, недееспособных, ограниченно дееспособных или лиц с инвалидностью по заказу их законных представителей;

  • розыск имущества и животных;

  • выявление фактов незаконного сбора информации;

  • выявление фактов незаконного использования прав интеллектуальной собственности и недобросовестной конкуренции;

  • поиск должников;

  • защита информации;

  • проверка информации, которую страхователь предоставляет страховым компаниям.

«Понятно, что закон нужен, чтобы были четкие правила. Но от того, как он будет выглядеть, будет зависеть и перспектива развития отрасли. То есть уйдет ли она в тень или будет развиваться на государственном уровне», — говорит детектив Сергей Гида.

«Лицензия нам не нужна, — считает Руслан Болгов. — Что лицензировать? Оружие нам не нужно, доступ к каким-то секретным базам — тоже. Нам нужны удостоверения. Было бы хорошо, чтобы нам отвечали на запросы, как адвокатам, была бы возможность сотрудничать с той же полицией».

Бывший заместитель министра информационной политики Украины (2017-2019), эксперт по вопросам информационных войн и конкурентной разведки Дмитрий Золотухин Фото:УНИАН / Вячеслав Ратынский

Конкуренты полиции?

Эксперт Дмитрий Золотухин говорит о двух сторонах одного закона.

«С одной стороны, это прекрасная альтернатива услугам правоохранительных органов. В частности, когда пропадают дети или даже домашние животные. У меня в ленте последнюю неделю одна женщина без сознания ищет свою немецкую овчарку Лёню и обещает за это 5000 евро, потому что это член семьи. Полиция искать ее не будет. А детективы за деньги охотно обойдут все притоны с опросом о собачке», — говорит Золотухин.

С другой стороны, по его мнению, когда государство делится монополией на свою функцию — оперативно-розыскную деятельность — это несет в себе те же угрозы, что и легализация оружия.

О том, что детективная деятельность должна разгрузить следователей полиции, говорили и в комитете по вопросам правоохранительной деятельности, давая положительный отзыв на законопроект. А вот руководитель следственного управления Национальной полиции Украины Максим Цуцкиридзе заявлял, что считает нецелесообразным, чтобы детективы подменяли собой правоохранительные органы.

В ассоциации же считают, что частные детективы могут работать даже эффективнее следователей полиции.

«Полиция работает на зарплату — независимо от того, сколько дел она раскрыла. Детектив работает на свою репутацию. Если он не выполнит условия или расторгнет договор, во-первых, ему просто не заплатят, во-вторых — его репутация будет запятнана», — объясняет Руслан Болгов.

Бывший глава УБОП Валерий Кур убежден, что узаконивание детективной деятельности даст возможность трудоустроиться многим талантливым экс-полицейским.

«Сколько прекрасных профессионалов уходят на пенсию явно не умирать, а еще способны принести пользу, себя обеспечить. Это очень спасало бы пенсионеров, а также уменьшало бы количество преступлений», — говорит он.

Минюст или МВД?

Еще один вопрос, вокруг которого ведутся дискуссии — какое именно ведомство должно контролировать работу частных детективов.

«Под полицией мы находиться не должны. Мы не сможем тогда быть альтернативой. Иначе это будет контроль, полиция сказала — и все. Если нет — лишили лицензии», — говорит Руслан Болгов.

А вот его коллега Сергей Гида не видит какого-то особенного приоритета в подконтрольности тому или иному органу.

«Главное, чтобы частные детективы не превратились в ручной орган при том или ином министерстве. Например, есть мнение, что зависимость от МВД превратит частных детективов в прежние добровольные народные дружины. И избавиться от этого нельзя будет, так как разрешения или лицензии будет выдавать именно МВД. Поэтому большинство детективов выступают за принадлежность к Министерству юстиции. Хотя неизвестно, какие там могут быть подводные камни», — говорит Сергей Гида.

Соавтор законопроекта Вячеслав Медяник рассказывает, что обсуждение этого вопроса продолжаются.

«Министерство юстиции или МВД — это будет определяться на комитете, и уже будет такой вариант, который поддержат народные депутаты. Сейчас это вопрос дискуссионный», — сказал депутат.

Кроме того, важно, кто будет отбирать детективов. Бывший начальник УБОПа Валерий Кур считает, что необходимо привлекать международных экспертов.

«Я бы не доверял нашим. Каким бы он хорошим ни был, у него в любом случае есть конфликт интересов, на него можно будет повлиять. Поэтому я бы все делал очень открыто, публично, с привлечением иностранцев», — говорит Кур.

Впрочем, у соавтора законопроекта Вячеслава Медяника другое мнение.

«Я не думаю, что нам нужны международные наблюдатели. Тот орган, который будет отвечать за выдачу свидетельств, он и будет отвечать в случае, если они выданы с нарушением. Когда будет принято решение, какое министерство будет лицензировать и контролировать, то внутри него создадут отделы, которые этим будут заниматься», — сказал нам депутат.

А как за границей?

Один из самых серьезных отборов в сфере детективной деятельности — в Великобритании. Там нельзя просто открыть такой бизнес и назваться детективом. Перед этим нужно сдать экзамены на профпригодность и получить лицензию. Стать членом Ассоциации Британских детективов можно, если есть рекомендации от госучреждений (полиции, уголовного или международного розыска) и юридическое образование. Также требуется сдать экзамен на профпригодность.

Вероятно, что такой серьезный подход связан с тем, что там частные детективы могут самостоятельно проводить уголовные расследования, задерживать преступников и передавать материалы в суд.

В Германии частное детективное бюро регистрируют как учреждение, занимающееся предпринимательской деятельностью, и здесь уже не в приоритете, чтобы у основателя была профессиональная подготовка. 85% немецких детективов выполняют заказы преимущественно в области торговли и промышленности, 15% обслуживают частный сектор.

Во Франции услугами частных детективов часто пользуются руководители и высокопоставленные сотрудники коммерческих банков и страховых компаний. Французское законодательство, в отличие от английского и немецкого, регламентирует частную розыскную и частную охранную деятельность отдельно.

В Испании частная детективная деятельность также отделена от частной охранной. Частный детектив не может заниматься деятельностью, которую выполняют частные охранные агентства и, соответственно, наоборот.

Автор: Виктория Рощина