Ф., С. и Б. исключили из приговора Кириллу Черкалину

Московский окружной военный суд (МОВС), согласившись с жалобой защитников, исключил из вынесенного в особом порядке приговора экс-руководителю «банковского» отдела ФСБ Кириллу Черкалину все упоминания о трех его подельниках.

Бывший начальник осужденного Дмитрий Фролов, а также банкиры Владимир Столяренко и Александр Бондаренко, обозначенные в решении суда первой инстанции как граждане Ф., С. и Б., теперь станут просто «иными лицами» — до тех пор, пока не будет установлена их виновность или непричастность к инкриминированным преступлениям. С «иных лиц», соответственно, сняли и материальную ответственность по иску потерпевших на 638 млн руб.

Как пояснил в своем обращении один из авторов поданных в МОВС жалоб, адвокат обвиняемого в мошенничестве и получении взяток бывшего заместителя начальника управления «К» ФСБ РФ Дмитрия Фролова Андрей Андрусенко, вынесенный господину Черкалину приговор «непосредственно затронул права и интересы» его клиента. Защитник, не оспаривая по существу принятое в особом порядке решение Московского гарнизонного военного суда (МГВС), назвал необоснованной и незаконной только его часть, касающуюся удовлетворения материальных исков.

Напомним, признав в апреле этого года отставного подполковника ФСБ Черкалина виновным в получении взяток и хищении (ч. 6 ст. 290 и ч. 4 ст. 159 УК РФ), МГВС удовлетворил заявленный к нему иск потерпевших на 638 млн руб. Поскольку имущество двух бизнесменов-девелоперов Сергея Гляделкина и Игоря Ткача признавший вину и получивший семь лет колонии в особом порядке Кирилл Черкалин, согласно обвинению, похищал не в одиночку, а вместе с тремя своими подельниками, те благодаря решению МГВС стали «материально ответственными» в автоматическом режиме. Этот юридический казус и оспорили в суде защитники обвиняемых.

На заседании МОВС адвокат Андрусенко пояснил, что, по версии следствия, пятеро обвиняемых по уголовному делу о мошенничестве действовали совместно, поэтому и отвечать за причиненный потерпевшим вред они должны солидарно. Однако ни одного из заявленных следствием соответчиков Кирилла Черкалина на рассмотрение его дела в МГВС не вызвали, хотя, например, Дмитрий Фролов и подавал соответствующее ходатайство в канцелярию суда.

По словам защитника, его клиент таким образом не смог дать пояснения суду, собрать и предоставить на процессе свои доказательства и вообще как-либо оспорить аргументы истцов, поскольку даже не знал о сути заявленных к нему претензий.

Между тем господин Фролов и его защита, например, считают «ошибочными и ложными» выводы финансово-экономической экспертизы, подсчитавшей размер нанесенного ущерба.

По их версии, потерпевшим вообще не был причинен вред, а эксперты, применившие неправильную методику расчета, сформировали ложное доказательство по делу, влияющее не только на иск, но и на квалификацию инкриминированного группе преступления. Ведь нанесенный потерпевшим ущерб является обязательным квалифицирующим признаком мошенничества.

Стоит отметить, что защитники «не участвующих в процессе, но заинтересованных в его исходе лиц» обратили внимание на решение МГВС главным образом потому, что на заседаниях, касающихся только Кирилла Черкалина, были в той или иной степени обнародованы установочные данные всех его подельников. В судебных протоколах они оказались обозначены только первыми буквами фамилий, как граждане Ф., С. и Б., однако потерпевшие в своих выступлениях напрочь пренебрегли судебным этикетом. Так, например, Сергей Гляделкин, по данным адвокатов, прямо назвал Дмитрия Фролова организатором совершенных хищений. Он же заявил, что получателями принадлежавшего ему имущества на 5 млрд руб. стали бывшие руководители ОАО «АКБ «Еврофинанс Моснарбанк»» Владимир Столяренко и Александр Бондаренко. По версии потерпевшего, на похищенные у него средства банкиры приобрели «нефтяные активы», щедро поделившись при этом с организатором мошенничества. Жене Дмитрия Фролова финансисты якобы перевели на зарубежный счет €3 млн.

МОВС согласился с доводами защиты. Заявленный потерпевшими и признанный МГВС иск на 638 млн руб. он не отменил, однако вынес постановление об исключении из материалов суда первой инстанции всех упоминаний о вероятных подельниках осужденного Черкалина. Таким образом, граждане Ф., С. и Б. в приговоре будут переименованы в неких «иных лиц», вероятно не имеющих отношения к вынесенному в особом порядке обвинительному приговору и утвержденному иску.

Адвокат Андрей Андрусенко в разговоре с “Ъ” сообщил, что удовлетворен решением суда, однако дал понять, что считать его «первой победой» защиты пока рано.

«Хотелось бы сначала увидеть мотивировочную часть решения, в которой будет прямо сказано, что иск не распространяется на моего клиента»,— заявил защитник.

Напомним, пока из четырех обвиняемых по уголовному делу о мошенничестве осужден только Кирилл Черкалин. Он признал вину, получил семь лет колонии и не стал обжаловать вынесенное решение. С уголовным делом Дмитрия Фролова сейчас разбирается тот же Московский гарнизонный военный суд. Отставной полковник вину не признает и надеется доказать на процессе свою непричастность к мошенничеству и получению взяток. Банкиры Столяренко и Бондаренко давно живут в Лондоне и интересуются происходящими в военных судах событиями исключительно дистанционно.