Евгений Двоскин

Мехти Мамедов в Казахстане контролирует транзит афганского героина в Россию

Особые дружеские отношения у Мамедова сложились с Маратом Ахметжановым, председателем комитета Генпрокуратуры, бывшим прокурором в Южном Казахстане, а также родственником министра юстиции Тусупбекова Р.Т, с которым он и познакомил Мамедова.

Ахметжанов организовывает звонки и продвигает все дела, оказывая давление, пользуясь своим положением и связями во всех структурах правоохранительной системы. Другие участники схем Мамедова тоже не менее активны в отстаивании его интересов, это прокурор города Алматы Амирхан Естаев (бывший заместитель прокурора ЮКО), заместитель прокурора г.Алматы Сулейменов Т.К., заместитель прокурора г.Алматы Максат Кожабаев, начальник департамента юстиции г.Алматы Ералиев Е.Ж. (бывший зам.прокурора в Южном Казахстане) Последний был назначен начальником департамента юстиции по г.Алматы как креатура Ахметжанова и Мамедова. Это близкий круг Мамедова, на который он всегда рассчитывает. Через связи этих прокуроров он выходит на все силовые структуры, они организовывают звонки и просьбы о поддержке.

Есть у Мамедова свои люди и среди «судейских». Это председатель Алматинского городского суда Барпибаев Т., которого он «завязал» еще в Шымкенте и с которым познакомился через заместителя Генерального Прокурора Жоргенбаева. Барпибаев заставляет судей выносить заведомо неправосудные приговоры и решения в пользу Мамедова. Вероятно, Барпибаев очень сильно обязан своему покровителю. Работники городского суда говорят, что Мамедов часто кричит на «шефа», по их словам они неоднократно слышали истеричные крики Мамедова, когда он находился в кабинете Барпибаева. Через Барпибаева, Мамедов решает практически все вопросы в Верховном суде. При непосредственном содействии прокурора г. Алматы Естаева А., у Мамедова сложились прочные коррупционные отношения и с начальником Департамента по борьбе с экономической и коррупционной преступностью по г.Алматы Дуйсеновым М. и его заместителем Ержаном Ибраимовым, при содействии которых организовывается фабрикация материалов уголовных дел и незаконное преследование предпринимателей.

По финансовой части

В центральном аппарате Финансовой полиции Мамедову организовывает поддержку Онгарбаев С.,который является одним из заместителей председателя службы. Называют имена нескольких бизнесменов, которых пытался шантажировать Мамедов с участием сотрудников финполиции, причем некоторых из них вынудил таки выплатить крупную сумму. Это Раимбек Баталов, Зеки Пильге («Туркуаз»), Кайрат Борамбаев («КазРосГаз») и др. Во всех случаях Мамедовым и его сообщниками применялась обкатанная схема незаконного захвата чужого имущества, с фальсификацией материалов уголовных дел.

Одной из финансовых махинаций Мамедова было хищение денег у БТА банка, при непосредственном содействии и участии в этой незаконной сделке бывшего владельца БТА банка Мухтара Аблязова. Мамедов получил наличные деньги, в сумме 6 000 000 долларов в кассе банка. Факт получения этой суммы подтвержден документально. Но Мамедов этим не ограничился и пытается дополнительно отсудить у банка принадлежащего государству ещё 10 000 000 долларов, полагаясь на своих покровителей в Генпрокуратуре. В суде по этому делу он пользуется поддержкой председателя Алматинского городского суда Барпибаева Т. До последнего времени в банк поступают от него иски с требованием получения денег. О незаконности получения Мамедовым этой суммы и уклонения им от уплаты налогов в Генеральную прокуратуру обращался Национальный банк, но покровители Мамедова из Генеральной прокуратуры и прокуратуры г. Алматы этот факт укрыли. В данный момент Мамедов предпринимает усилия, чтобы дело не получило огласку. B сомнительной сделке по выводу денег из БТА банка участвовали несколько оффшорных компаний, которые контролирует Мамедов. Далее в продолжении этой сделки руководители БТА банка Аблязов М. и Жаримбетов Ж. при активном соучастии Мамедова незаконно вывели в оффшорную компанию и реализовали актив -промышленный комплекс АО «Семей Су», находившийся в залоге в БТА банке, тем самым причинив этими действиями значительный ущерб банку.

Героиновый «Борман»

Имея такие связи в спецслужбах и правоохранительных органах, Мамедов решил не ограничиваться банальным рейдерством, а заняться делами поприбыльнее. По оперативной информации Мамедов уже несколько лет является одним из активнейших участников транспортировки наркотиков на территории постсоветского пространства. В 2007 году в связи с поступившей информацией о том, что Мамедов активно участвует в наркотрафике через территорию Казахстана, Департаментом КНБ по Джамбульской области, заводится оперативно-наблюдательное дело №5-116/07 от 20.06.07., из материалов которого прослеживается четкая преступная связь Мамедова с криминальными группировками, контролирующими наркотрафик. Было установлено, что Мамедов связан дружбой с зятем президента Таджикистана Эмомали Рахмона, который, в свою очередь, познакомил Мамедова с сыном Нуритдина Рахмона, брата президента Таджикистана. Российские и узбекские спецслужбы считают его основным держателем таджикского наркотрафика из Афганистана. Они приезжали в Казахстан, была зафиксирована встреча с Мамедовым в Алматы. Мамедов неоднократно выезжал в Таджикистан на переговоры, в целях конспирации — не напрямую в Душанбе, а вылетал рейсом в Ташкент, дальше следовал на автомобиле. Распутывая нити казахского наркотрафика, следователи выяснили, что Мамедов совместно с членами ОПГ «Джамбульские» или «Башка», лидером которой является коронованный в г. Сочи в 1995 году «вор в законе» Серик Джаманаев («Серик-голова»), осуществляет общую координацию, транзит на соседнюю территорию, передачу груза и вопросы взаимодействия со всеми членами наркотрафика через Казахстан. Сам Мамедов известен в банде под кличкой «Борман». В то время как сам Джаманаев сидит в тюрьме, всю работу, практически не покладая рук, делает «Борман» — Мамедов. Конечно же, заезжает он и к «Серику-голове» за консультациями. Так, было зафиксировано несколько встреч Мамедова с Джаманаевым, к которому Мамедов приезжал в тюрьму. В журнале учёта посетителей исправительного учреждения, где отбывает срок Джаманаев, отмечены даты двух посещений: 01.04.2009 и 21.11.2009. Также стало известно, что Мамедов, через свои связи в правоохранительных органах, делает попытки снятия с оперативного учёта некоторых членов «ОПГ» с просьбой уничтожения информации о них.

Оперативное наблюдение зафиксировало, что Мамедов несколько раз встречал самолёт из Душанбе, где он и его сопровождающие получали коробки якобы с сухофруктами. Люди Мамедова в сопровождении сотрудника спецслужб проходили в зал для получения багажа и беспрепятственно выносили коробки, минуя досмотр, хотя багаж самолёта всегда подлежал досмотру. Он несколько раз помогал получать груз, принадлежащий некоему Фалу Душанбинскому, который является сотрудником посольства Таджикистана и которого казахстанские спецслужбы подозревают в наркоторговле. Имеются основания полагать, что Мамедов обеспечивал прикрытие транспортировки наркотиков, пользуясь своими знакомствами в Департаменте КНБ по г.Алматы, что подтверждается прекращением производства по делу оперучёта по указанию бывшего начальника Департамента КНБ по г.Алматы генерала Мырзалиева Н., с которым Мамедов до настоящего времени поддерживает тесные отношения. Помимо Алматы, Мамедов обеспечивает теневую «растаможку товара» на таможенном пункте в Хоргосе, ведь главные таможенники — тоже его друзья. Через Оспанова Ж., бывшего зампрокурора ЮКО, ныне заместителя председателя Таможенного комитета МФ РК, Мамедов познакомился с Карбузовым К., председателем Таможенного комитета МФ РК. По оценке экспертов поток наличности от преступной деятельности в Хоргосе составляет не менее 800 млн долларов ежегодно. Еще один маршрут мамедовского наркотрафика — переход на узбекско-казахской границе. Через коррумпированных Мамедовым сотрудников СНБ Узбекистана груз сопровождается по узбекской территории. По территории Казахстана доставку груза обеспечивают представители правоохранительных органов (КНБ и МВД) республики Казахстан. Далее товар движется на территорию России. За одну «ходку» провозится порядка 500 кг героина. Автомобиль с грузом, обозначенным как продукты питания, не досматривается на всем протяжении пути. По информации источника из МВД Узбекистана, узбекская сторона давно подозревала братьев Мамедовых в связях с наркомафией. У них имелась информация, что ещё в 90х годах Мамедов Мехти и Мамедов Витади наладили канал транспортировки наркотиков в города Сибири под видом перевозки фруктов.