Полковнику Дмитрию Фролову хотят обнулить взятки

Защита экс-замначальника управления ФСБ намерена доказать, что он не взяточник.

В Московском гарнизонном военном суде на процессе по делу бывшего замначальника управления ФСБ РФ Дмитрия Фролова, обвиняемого в хищении имущества на 638 млн руб. и получении взяток на 94 млн руб., защита попросила вернуть дело в Генпрокуратуру для устранения допущенных следствием ошибок. По данным близкого к защите источника “Ъ”, адвокаты хотят таким образом «отбить» крайне опасное для клиента обвинение во взятке, предусматривающее 15-летний срок и стократно превышающий сумму незаконных вознаграждений штраф. Они попытаются убедить надзор в том, что чекист шесть лет получал деньги от руководства АКБ «Кредитимпэкс Банк» за услуги, которые не мог оказать, то есть был не коррупционером, а мошенником.

Лейтмотивом выступления адвоката Андрея Андрусенко, представляющего интересы господина Фролова, стал вопрос о должностных обязанностях его клиента, занимавшего пост замначальника управления «К» Службы экономической безопасности ФСБ РФ, осуществляющего «контрразведывательное обеспечение в кредитно-финансовой сфере», а до этого руководившего 2-м отделом того же управления.

Перечисленный в обвинительном заключении функционал господина Фролова защитник назвал «абстрактными» и ничем не подтвержденными ссылками на распорядительные полномочия, которыми якобы обладал его клиент. Примерно так же защитник охарактеризовал и утверждение следствия о якобы установленных подсудимым во время его работы в ФСБ «связях с Центробанком».

Наконец, защитник Андрусенко усомнился и в расчетах следствия, пришедшего к выводу о том, что чекист в переговорах с взяткодателями определил размер своей мзды как 0,1 процента от прибыли банка, полученной в результате «сомнительных операций с ненадежными контрагентами». «Что за операции имеются в виду? С какими контрагентами?» — спросил он суд. На эти вопросы адвоката в обвинительном заключении действительно не было ответов.

Напомним, по мнению ГСУ СКР, которое вело это дело, в 2007 году глава «банковского отдела» ФСБ Фролов взял под покровительство московский АКБ «Кредитимпэкс Банк», попавший под подозрение Центробанка в связи с незаконной обналичкой и выводом денежных средств. Несмотря на возникшие проблемы, «Кредитимпэкс» просуществовал еще шесть лет, по версии следствия, благодаря полковнику Фролову, который, «используя свое должностное положение, разрешал или снимал все вопросы по деятельности банка». За эти услуги руководители АКБ, как утверждает СКР, ежемесячно выплачивали куратору рассчитанную им самим «долю», составившую $100–150 тыс. в месяц. Деньги, согласно обвинению, полковник Фролов получал в кафе «Кофемания» на Пушечной улице, расположенном буквально в двух сотнях метров от здания ФСБ РФ на Лубянке, а передавал ему взятки другой обвиняемый по делу — бывший советник председателя правления «Кредитимпэкса» Георгий Шкурко.

Обвинение в получении особо крупной взятки является наиболее тяжким из предъявленных бывшему чекисту. По ч. 6 ст. 290 УК РФ ему грозит до 15 лет лишения свободы плюс штраф, размер которого по закону исчисляется от суммы незаконного вознаграждения и может достигнуть 9,4 млрд руб. При этом обвинение господина Фролова во взятке, по данным близких к расследованию источников “Ъ”, строится в основном на косвенных доказательствах — показаниях людей, непосредственно в коррупционной схеме не участвовавших. О «шефстве» Дмитрия Фролова над «Кредитимпэксом» следствию рассказал его бывший подчиненный Кирилл Черкалин, уже получивший в особом порядке 7-летний срок за аналогичные преступления. Он якобы присутствовал на переговорах своего шефа с банкирами в «Кофемании». Другие свидетели по делу — уже получившие и даже отсидевшие сроки за мошенничество бывшие банкиры Иван Мязин и Алексей Куликов — и вовсе только слышали про коммерческие отношения «Кредитимпэкса» с «банковским» отделом ФСБ. О кураторе им якобы рассказывал сам предполагаемый взяткодатель Георгий Шкурко во время совместного отдыха в ресторане «Плотников Паб» в Плотниковом переулке.

Учитывая давность инкриминируемых событий и отсутствие прямых доказательств коррумпированности чекиста, его защита, по мнению близкого к ней источника “Ъ”, попытается убедить надзор как минимум переквалифицировать обвинение на особо крупное мошенничество (ч. 4 ст. 159 УК РФ), предусматривающее срок до 10 лет и штраф в размере до 1 млн руб.

Основанием же для переквалификации может стать отсутствие в материалах дела документов, подробно разъясняющих служебные обязанности господина Фролова на постах руководителя «банковского» отдела и замначальника управления «К» ФСБ РФ. В «зону оперативной ответственности» высокопоставленного чекиста, по данным собеседника “Ъ”, действительно входил Центробанк, в котором тот должен был выявлять и пресекать возможные «противоправные действия, угрожающие экономической безопасности страны», однако приказать регулятору прекратить проверку «Кредитимпэкса» или повлиять на ее результаты надзирающий от ФСБ никак не мог. Таким образом, и руководителям коммерческого банка подсудимый тоже ничем не мог реально помочь, а полученные от них деньги просто похищал, злоупотребляя доверием банкиров.

Стоит отметить, что за возврат материалов уголовного дела в Генпрокуратуру высказалась и защита второго подсудимого, бывшего сотрудника управления «К» Андрея Васильева. Вместе со своим экс-начальником Фроловым он обвиняется в особо крупном мошенничестве. По версии СКР, в 2011 году чекисты, угрожая уголовным преследованием двум бизнесменам, вынудили их передать подконтрольной фирме свои доли в девелоперской компании стоимостью 638 млн руб. Адвокат господина Васильева Александр Гофштейн заявил суду, что в уголовном деле нет сведений о нотариальном заверении сделки по отчуждению предположительно похищенных акций, а следовательно, инкриминируемое мошенничество вообще нельзя считать завершенным. Потерпевшие — бизнесмены Игорь Ткач и Сергей Гляделкин, по мнению защитника Гофштейна, вообще не могут быть признаны таковыми, поскольку в момент совершения сомнительной сделки формально не имели отношения к спорному имуществу. Отчуждение долей, согласно материалам дела, было совершено в 2011 году, а понятие «бенефициарные владельцы», каковыми следствие признало господ Гляделкина и Ткача, по данным защитника Гофштейна, появилось в российском законодательстве лишь в 2013 году. Наконец, защита Андрея Васильева отметила в ходатайстве, что его роль в инкриминируемом преступлении определена следствием весьма условно: чекист якобы организовал две встречи организаторов хищений с бизнесменами и каким-то образом «убеждал» последних расстаться со своим имуществом.

Интересно, что третий подсудимый Георгий Шкурко, которому следствие отводит роль взяткодателя, не согласился с заявленными ходатайствами.

«Все допущенные следствием ошибки уже многократно обсуждались, но Генпрокуратура, тем не менее, благополучно утвердила обвинительные заключения,— сказал он, обращаясь к председательствующему на процессе судье Константину Селезневу.— Поэтому очередная передача дела ей приведет только к затягиванию разбирательства. Полагаю, что вы, Ваша честь, сможете разобраться с выявленными нарушениями лучше следствия и надзора».