В Екатеринбурге отправили в колонию парней, бросивших гранату в ОМОН на акции Навального

Судья Верх-Исетского суда Екатеринбурга Оксана Мамонтова назначила 21-летнему Алексею Конькову 10 месяцев, 23-летнему Кириллу Кудрину — 8 месяцев лишения свободы с отбыванием в колонии-поселении по уголовному делу о брошенных в силовиков гранате и дымовой шашке во время несанкционированного митинга 23 января в поддержку Алексея Навального.

Как передает журналист Znak.com из зала суда, они признаны виновными только по части 1 статьи 318 УК РФ («Применение насилия в отношении представителя власти»). Ранее они обвинялись и по части 2 статьи 213 УК РФ («Хулиганство»), но суд снял это обвинение. 

По версии следствия, в день протестной акции 23 января осужденные встретились около дома на улице Современников, после чего Коньков передал Кудрину пиротехническую страйкбольную гранату РГД-5 и оставил при себе дымовую шашку РДГ-Б. Они были куплены ранее в магазине «Тыловик». На митинг молодые люди приехали на такси втроем. Третьим был свидетель по этому делу по фамилии Протащук. 

Молодые люди в составе колонны прошли от стадиона «Динамо» до театра Драмы, а после отлучились выпить водки. Кудрин и Коньков выпили по глотку, остальное употребил Протащук. После этого они участвовали в акции с 14:00 до 15:30. Протащук бегал от полиции, а Кудрин и Коньков «совместно из хулиганских побуждений и, пренебрегая уважением к обществу, находясь в непосредственной близости с большинством граждан и сотрудниками полиции, выполнявшими функции представителей власти, привели в действие и бросили гранату и шашку в бойцов ОМОН» в сквере у Театра драмы. 

По мнению следствия, молодые люди сделали это для того, чтобы отвлечь внимание силовиков от потасовки с другими гражданами, после чего отправились домой на такси. В качестве доказательства к делу была приобщена видеозапись, Коньков и Кудрин старались не смотреть в объектив и отошли от оператора, увидев, что тот снимает их.

По словам потерпевших прапорщиков ОМОНа Росгвардии, они испытали физическую боль: першение в горле, слезотечение, боль в глазах, головную боль. После случившегося их вывели из строя. Имена силовиков в деле были засекречены, в материалах их называли «Петров» и «Иванов». Во время суда они давали показания в особом порядке, чтобы никто не увидел их лица и не узнал имена. Кроме физической боли, которую испытал прапорщик «Петров», у мужчины испортилось форменное обмундирование — штаны в их верней части. Использованные гранаты и штаны силовика оставят в камере хранения в качестве вещественных доказательств.

Коньков и Кудрин признали вину, извинились, раскаялись и активно сотрудничали со следствием. Это суд расценил как смягчающее обстоятельство. В качестве отягчающих обстоятельств суд расценил участие в группе по предварительному сговору.

Им оставили меру пресечения в виде запрета определенных действий до вступления приговора в законную силу. До колонии-поселения Конькову и Кудрину придется добираться самостоятельно.