Собственник «Тольяттиазота» Махлай пытается снять с себя вину в разрухе предприятия

Нынешнее состояние крупнейшего российского химического гиганта «Тольяттиазота» явно свидетельствует о том, что предприятию требуются решительные преобразования и не в последнюю очередь в вопросах состава собственников. Однако Сергей Махлай, судя по всему, намерен доказать обратное, и методы, похоже, при этом не имеют значения.

Недавно в некоторых российских СМИ была высказана идея о том, что химическому гиганту «Тольяттиазоту» необходима смена собственника, так как нынешние основные владельцы завода во главе с Сергеем Махлаем довели огромное предприятие до разрухи, финансово обескровили и превратили его в рассадник криминала. Это не на шутку перепугало Махлая, который поспешил оправдаться и, что называется, «переложить с больной головы на здоровую».

«Уникальный «Тольяттиазот», который последние десять лет раздирает корпоративный конфликт, на этой неделе снова замелькал на страницах прессы», – такими словами начинается одна из проспонсированных Махлаем публикаций.

ТоАЗ – действительно уникальное предприятие. Ни у какого другого химического холдинга в России нет таких гигантских мощностей по производству аммиака. Ни на одном химическом заводе в России за последние 30 лет не случалось настолько безудержного и неприкрытого воровства, ни один владелец химзавода в России не скрывается за границей и не имеет такого количества тяжких уголовных дел. По мнению Махлая, корень проблем ТоАЗа – это совсем не массовые хищения, уклонение от налогов, отмывание денег, коррупция и пренебрежение нормами промбезопасности, нет.

«…подавляющее большинство трудностей и скандалов, которые сопровождают деятельность предприятия, являются прямым следствием присутствия в структуре его акционеров «УралХима»», – говорит Махлай.

«УралХим» приобрел миноритарный пакет ТоАЗа в 2008 году, что стало неприятным сюрпризом для владельцев. «УралХим» рассчитывал на хорошие дивиденды, ведь в 2007 году были выплачены 30 рублей на акцию. Но в 2008-2010 гг. размер дивидендов снизился в несколько раз, а в 2009 году они не выплачивались вовсе. Миноритарий стал разбираться, в чем же причина столь низкой эффективности, так как слабые финансовые показатели ТоАЗа не соответствовали его производственной мощи. Это наводило на мысль о том, что на предприятии происходят хищения. Миноритарий обратился с заявлением в СК РФ и, как выяснилось, не зря. В итоге в конце 2012 года СК РФ возбудил в отношении бенефициаров ТоАЗа уголовное дело по факту мошенничества путем хищений. Так миноритарный акционер превратился в серьезное препятствие на пути к незаконному выводу прибыли ТоАЗа в офшоры Махлая и его подельников, и стал их ненавистным оппонентом. У Махлая весьма странное отношение к самому институту акционерных обществ. С его точки зрения, если у него мажоритарный пакет акций, то завод полностью принадлежит ему, а миноритарии – это досадная неприятность. Недаром в интервью СМИ он с удивлением вопрошает: «как владелец бизнеса может украсть сам у себя?». Однако в соответствии с законом РФ «Об акционерных обществах» и ГК РФ, имущество акционерного общества и его доходы принадлежат обществу, а не его акционерам. Акционеры обладают только правами на участие в распределении прибыли общества и управлении им. Но Махлай не хочет признавать российское законодательство, как и наличие у ТоАЗа других акционеров.

Следовательно, обворовывает он и предприятие, и миноритарных акционеров, и государство, не платя налоги с похищенного. «Именно давление со стороны «УралХима» привело к появлению множества натянутых уголовных дел в отношении комбината и его руководителей. Большая их часть закончилась ничем или развалилась уже в суде, а «Тольяттиазот» продолжает показывать многомиллиардную прибыль, и платить огромные налоги государству, несмотря на все сложности, которые создает корпоративный конфликт», – пишут ангажированные Махлаем авторы. Здесь они откровенно выдают фантазии Махлая за действительность. В рамках уголовного дела по мошенничеству был собран массив доказательств объемом более чем в 500 томов, включая документы, служебную переписку и многочисленные свидетельские показания.

Все это позволило суду подробно проанализировать разработанную Махлаем и его подельниками схему хищений. ТоАЗ продавал свою продукцию на 20-40% дешевле аффилированному с Махлаем и его сообщниками швейцарскому офшору, который, в свою очередь, перепродавал ее на мировом рынке уже по справедливой цене. Таким образом значительная часть прибыли ТоАЗа похищалась, с нее не получали дивидендов миноритарные акционеры и не платились налоги в России. Что касается налогов, то их с Махлая пришлось требовать через все судебные инстанции. Только за 2009-2013 годы через суд с ТоАЗа были взысканы 3 млрд руб. недоплаченных налогов. В итоге 5 июля 2019 года Комсомольский районный суд Тольятти признал Сергея Махлая, его отца Владимира Махлая, их швейцарских партнеров Эндрю Циви, Беата Рупрехта, а также экс-гендиректора ТоАЗа Евгения Королева виновными в мошенничестве в особо крупном размере, совершенном группой лиц по предварительному сговору. Поскольку все осужденные скрываются за рубежом, приговор был вынесен заочно. Мошенники получили по 8,5-9 лет лишения свободы. Их также обязали выплатить компенсацию потерпевшим в размере стоимости похищенной продукции: 77,3 млрд руб. – непосредственно ТоАЗу и 10,3 млрд руб. – «УралХиму», которые были признаны потерпевшими. Махлай и не думал возмещать ущерб. Дошло до того, что в августе 2021 года Махлай был признан судом банкротом, а его имущество в России и за ее пределами будет арестовано и реализовано для выплаты компенсации. C тех пор число уголовных дел, где Сергей Махлай – основной фигурант, только увеличилось. В отношении него и других лиц, связанных с ТоАЗом, СК РФ возбуждены и расследуются уголовные дела об организации преступного сообщества и участии в нем (ч. 3 ст. 210 УК РФ), неуплате налогов в особо крупном размере (ч. 2 ст. 199 УК РФ) и даче взятки в особо крупном размере (ч. 3 ст. 30 и ч. 5 ст. 291 УК РФ).

По делу о взятке 9 июня 2021 года был признан виновным экс-глава принадлежащего Махлаю Тольяттимбанка Александр Попов, который пытался передать Верховному суду РФ взятку в $2 млн за отмену решения о доначислении ТоАЗу налогов за 2010 год. Бывший банкир осужден на 7,5 лет колонии строгого режима, а Махлай проходит по делу как заказчик преступления. Что же касается «многомиллиардной прибыли», и «огромных налогов» – ничего удивительного тут нет, так как 30% своей продукции ТоАЗ реализует на внутреннем рынке, где воровство затрудняет строгий государственный надзор. Весь вопрос в размере этой прибыли и этих налогов. Удивительно, но Махлай, кажется, предлагает сказать ему «спасибо», что своровал не все. Отрицая коррупционную деятельность, Махлай утверждает, что развал целой серии уголовных дел в 2000-х годах произошел не из-за коррупционного воздействия на правоохранительные и судебные органы, а якобы за отсутствием состава преступления или доказательной базы. Поначалу Махлаям удавалось вовлекать в свою коррупционную орбиту депутатов, сенаторов, «экспертов» и судей. Когда в 2012 году СК РФ возбудил уголовное дело о мошенничестве на ТоАЗе, требовать прекращения расследования в отношении беглых олигархов вдруг начали люди, не связанные ни с правосудием, ни с Тольятти, ни с химпромом, но обладающие громкими именами и высокими постами, что наводит на определенные мысли об их мотивации. В их числе, например, экс-сенатор от Марий Эл Александр Торшин, депутат-коммунист Тамара Плетнева, директор «Центра политической информации» Алексей Мухин и многие другие.

Российские суды подчас принимали странные решения, игравшие на руку Махлаям. Так, когда налоговики доначислили ТоАЗу налоги, судья Федерального арбитражного суда Московского округа В.А. Черпухина отменила это решение. В итоге налоги с ТоАЗа все равно были взысканы, а для судьи Черпухиной эта история стала одной из причин увольнения с грандиозным скандалом. А когда следователи пытались добиться удовлетворения ходатайства об аресте гендиректора ТоАЗа Королева, Нижегородский областной суд в лице судьи М.В. Юрина без достаточных оснований отказал им в этом. Странное решение вызвало недоумение у коллег Юрина и впоследствии было отменено, но к тому моменту Королеву удалось сбежать. К Юрину же были применены санкции. «Хотя профессиональные юристы, как раз, однозначно говорят о незаконных решениях судов и, как минимум, низкой квалификации судей, выносящих такие решения против ТОАЗа или его руководителей», – говорится в опубликованных по заказу Махлая статьях. Видимо, «профессиональные юристы» – это дорогостоящие адвокаты Махлая и других фигурантов уголовного дела, которые в суде ничего не смогли возразить на 500 томов доказательств вины их клиентов, а обвинения в «низкой квалификации» – результат разочарования в неподкупности судей. «Однако только с 2012 года ТоАЗ направил на модернизацию и повышение эффективности производства более 50 млрд рублей», – пытается убедить нас Махлай.

Но это ложь, завод таких денег не видал. В среднем на эти цели ТоАЗ тратит не более 10-15 млн рублей в год, чтобы только не дать оборудованию и инфраструктуре развалиться совсем. Между тем, еще 10 лет назад широко сообщалось о весьма плачевных результатах проверки промышленной безопасности на ТоАЗе, проведенной Ростехнадзором. Были выявлены 550 грубейших нарушений промбезопасности и охраны труда. Повторная проверка в 2012 году показала, что никаких выводов сделано не было и даже экстренные меры не приняты. На четырех из семи агрегатов аммиака сбросы горючих газов направлялись в атмосферу без очистки. Магистральные газовые трубопроводы выработали срок безопасной эксплуатации, их ревизия и ремонт не проводится. И таких нарушений на предприятии – сотни. С тех пор прошло 10 лет, но ситуация лучше не стала. В 2019 году очередная проверка Ростехнадзора выявила свыше 360 грубых нарушений в сфере промбезопасности и охраны труда. Рабочие то и дело сообщают о падающих с эстакад прохудившихся трубопроводах, по которым текут кислоты, щелочь и аммиак, оголенных кабелях и разрушающихся фундаментах агрегатов и печей. В 2018 году произошло неслыханное для отрасли явление: в печи риформинга агрегата аммиака №4 произошел взрыв 3000 кубометров природного газа, лишь по счастливой случайности никто не пострадал. К взрыву привела поставленная американской компанией Сергея Махлая и его жены AM&JH Industries Services контрафактная китайская запорная арматура, по документам закупленная как дорогая европейская продукция. Куда делась разница в цене, догадаться нетрудно. На этом рассказ о промышленной безопасности по-махлаевски можно было бы и завершить. Но совсем недавно гендиректор ТоАЗа Дмитрий Межеедов распорядился установить на печь большую часть старых труб, переживших взрыв. Это пока все, что Махлай и его ставленники на ТоАЗе сделали за три года, чтобы вернуть в строй аварийный агрегат аммиака. А должность главного инженера, призванного следить за техническим состоянием предприятия, на ТоАЗе вообще упразднили. Печальный итог этой политики – серия групповых несчастных случаев на ТоАЗе весной 2020 года, когда за считанные недели в ходе нескольких инцидентов погибли трое рабочих. Реакция руководства завода – замолчать трагедии и не допустить расследования. Как утверждает Махлай, ТоАЗ уже не первый год бьет собственные производственные рекорды. Но хотя свои производственные рекорды ТоАЗ действительно бьет, делает он это за счет практически полного отказа от ежегодных остановочных ремонтов. Иными словами, оборудование и инфраструктура работают на износ, а рабочие – на свой страх и риск. Лишь бы Махлай не был разочарован очередной суммой, упавшей ему на офшорный счет. Год за годом руководство ТоАЗа объявляет о новых многомиллиардных инвестициях, о результатах которых потом ничего не слышно. То есть пиар есть, а результатов – нет. По утверждениям Махлая, рабочие ТоАЗа получают достойную плату за свой труд и сопряженный с ним риск. «В действительности же средняя зарплата на предприятии – 57 тысяч рублей, она ежегодно индексируется и давно опережает средние зарплаты по Самарской области (в 2020 году она составляла 49 тыс. руб.). Социальные блага на заводе (это и ДМС, и возможность получения служебного жилья, и собственный детский сад и многое другое) – одни из лучших в регионе», – говорится в статьях. Но интересно, каким образом они посчитали эти самые 57 тыс. рублей.

Возможно, вычислением среднего между зарплатой квалифицированных аппаратчиков и зарплатой генерального директора в 4 млн руб. в месяц, не считая сотен миллионов годовых бонусов и таких же вознаграждений за сидение в совете директоров? То, что Махлай всерьез пытается хвастаться полисом ДМС и детским садом показывает, как же он долго не был в России. Детский сад и ДМС, служебное жилье входят в коллективный договор на практически каждом крупном российском предприятии. А вот на ТоАЗе, по словам рабочих, вознаграждение за результат постоянно урезается. Как тут не вспомнить, что бывший гендиректор ТоАЗа Межеедов в конце 2020 года лишил рабочих 13-й зарплаты, так как якобы «совет директоров не успел ее утвердить».

Примечательно, что гигантские бонусы самим себе чрезвычайно занятые директора ТоАЗа все же нашли время утвердить и выплатить. На этом фоне Махлай и его ставленники на ТоАЗе разработали множество новых схем вывода денег с завода. Это фиктивные подряды на строительство и ремонт, договора фрахта и обслуживания судов и многое другое. В большинстве случаев схема крайне проста – карманная компания под видом подрядчика получает аванс в размере около 70% стоимости контракта, но в действительности практически ничего не делает. Деньги выводятся в офшоры, а работы выполняют рабочие ТоАЗа. Таким образом с предприятия в офшоры, по самым скромным оценкам, утекает более 100 млн долларов в год. Именно коррупция, хищения и вовлечение топ-менеджеров завода в криминал сегодня являются главными проблемами ТоАЗа, за которой тянутся все остальные. Поэтому кто бы ни стал новым собственником ТоАЗа – «УралХим», которого так боятся Махлай и его подельники, любой другой профильный инвестор или он отойдет государству, для завода это будет несомненным благом. Это положит конец финансовому обескровливанию ТоАЗа и преступному пренебрежению безопасностью труда на заводе, а само предприятие будет развиваться вместо того, чтобы служить бесконечной «дойной коровой» для скрывающихся за рубежом алчных преступников.