Куда ушел весь флот, или «Норебо» на приколе

Хозяин «Норебо» Виталий Орлов мог «экономить» на пошлинах на ремонт старого рыболовецкого флота?

Как передаёт корреспондент The Moscow Post в Мурманской области, к крупнейшему рыбопромышленному холдингу России — ГК «Норебо» Виталия Орлова, возникли претензии со стороны таможенников. Они требуют доплатить 44 млн рублей пошлин и НДС за модернизацию рыболовецких судов компании в иностранных портах.

Речь идет о рыбных траулерах дочерней структуры «Норебо», ООО «Арктик Шиппинг», которые проводили ремонт и монтаж нового оборудования в порте Велсен в Нидерландах.

По таможенному законодательству РФ компания освобождается от уплаты пошлин за ремонтные действия с судами в трех случаях: ремонт был в рамках гарантийного договора, если судно потерпело серьезную аварию, или если его состояние незначительно ухудшилось с момента выхода из порта приписки. Отметим, что рыбаки в прошлом уже просили эти правила уточнить – пошлина не всегда начисляется справедливо. Но что именно было в случае с кораблями Орлова – пока не ясно.

Скандал поднялся, когда после возвращения судов РФ таможенники выставили претензию по доначислению ввозных пошлин и НДС. Это произошло по итогам проверки двух рейсов с замороженной рыбой. Сейчас же «Арктик Шиппинг» подала иск к местной таможне, считая доначисление этих средств незаконным.

В компании уверяют, что это были достаточно простые ремонтные работы, но верится в это с трудом. Дело в том, что в парке судов ГК «Норебо» (включая дочерние структуры) много старых судов. И не просто старых, а очень старых.  

Откуда «дровишки»?

Сейчас ГК «Норебо» пытается обновить свой флот. Например, для группы строят сразу десять траулеров-процессоров на судоремонтном заводе «Северная верфь» в Петербурге. Стоимость заказа от 2018 года составит 38,4 млрд. рублей. В 2020 году компания подписала еще один контракт на строительство четырех ярусоловов. Тогда же компания заявила, что намерена инвестировать в это 11,6 млрд. рублей.

Итого порядка 50 млрд. рублей. Из каких средств финансируются эти проекты, ни в «Норебо», ни на «Северной верфи» не поясняют. Не удалось найти об этом упоминаний и в СМИ. Возможно, дело в том, что «Норебо» – частная структура, суда строятся не по госконтрактам, а подобная информация может представлять коммерческую тайну. Добавим, что в последние годы не было сведений о намерении «Норебо» привлечь крупные кредитные средства в свой бизнес. Сама по себе структура является прибыльной.

Однако, например, согласно анализу сайта Audit-it.ру, АО «НОРЕБО РУ» имеет отрицательный коэффициент обеспеченности собственными оборотными средствами. Как объясняют эксперты, это вызвано тем, что «величина внеоборотных активов организации превышает собственный капитал. Соответственно, часть внеоборотных и все оборотные активы профинансированы за счет заемного капитала».

Конкретней, если мы обратимся к финансовой статистике компании, то выясним, что прибыль, активы и число внеоборотных и оборотных средств росли практически каждый год, начиная с 2011-го. По состоянию на конец 2020 года (т.е. когда были заказаны последние четыре ярусолова за 11 млрд рублей) чистые активы «Норебо» составляли 18 млрд рублей, а внеоборотные средства – 13 млрд рублей. Это значит, что в обороте находилось порядка 5 млрд рублей.

Но это же означает, что оплатить хотя бы последние четыре судна из внеоборотных средств – даже через рассрочку, было бы для «Норебо» невозможным – на это ушли бы почти все деньги. Следовательно, средства на постройку судов должны быть заемными, в том числе и по более крупному контракту на 10 траулеров от 2018 года.

Таким образом, дела у Орлова идут не так хорошо, и у него мог появиться соблазн «сэкономить» на пошлинах?

Поиздержались лодочки

В ситуации же с претензиями таможенников речь о судах-рефрижераторах, которые перевозили уже замороженную рыбу. Точные подробности пока неизвестны, но речь может идти о двух из трех подобных судов, которые «Арктик Шиппинг» приобрела в 2018 году из-за нехватки собственных мощностей.

Вполне возможно, что им уже более 40 лет, и неудивительно, что они нуждаются в ремонте. Только ремонт этот, судя по всему, для таких кораблей ну никак не может быть косметическим. В этом смысле логично предположить, что суда были отремонтированы более серьезно, на них могло быть установлено новое оборудование, или они и вовсе прошли мини-модернизацию.

Дело можно посмотреть в картотеке Арбитражного суда. однако сущностная сторона его не ясна — какой именно был ремонт, почему таможенники пришли к мнению, что он должен облагаться пошлиной.

Единственное, что пока сделал суд — наложил обеспечительные меры, которые не позволят таможенникам взыскать сумму до конца разбирательств. На самом же рынке эксперты и сотрудники отрасли склоны поддержать позицию «Норебо», указывая, однако, что в каждом подобном случае надо разбираться отдельно.

Вот таких красавцев строят для Орлова в Петербурге. Но это будет потом. За их ремонт на иностранных верфях платить пошлины не надо?

Впрочем, учитывая неоднозначную репутацию Орлова, на рынке ходят и совсем другие разговоры. Якобы, господин Орлов имеет возможности и уже сейчас строит новый флот (о чем сказано выше на примере «Северной верфи»), но может банально не желать платить за ремонт уже работающих судов. Как-никак экономия. Установить такое может только суд, но сам такой подход трудно назвать порядочным.

Между тем, прямо сейчас «Норебо» Орлова должно было закончить переговоры о покупке еще одной рыбодобывающей компании — Саами из Мурманска. Сделку оценивают в 8,5 млрд рублей, а проходит она на фоне реформы рыбной отрасли, на фоне изъятия Правительством новых рыбных квот. Учитывая это, крупные игроки стремятся к консолидации добывающих активов в своих руках.

В этом смысле, трудно поверить, что у господина Орлова, во-первых, нет денег на уплату пошлин, а, во-вторых, он и его топ-менеджеры не в курсе действующего в РФ таможенного законодательства.

Однако «Норебо», как сказано выше, крупнейший в России и один из самых крупных рыбопромышленных холдингов в мире. Сейчас ГК состоит из 16 рыбодобывающих компаний, владеет собственным флотом более чем из 40 рыбопромысловых судов тралового и ярусного лова. В компанию входят четыре торговые компании, рыбообрабатывающая фабрика, производственно-распределительный центр и контейнерный терминал.  

Продукция «Норебо» поставляется более чем в 20 стран. По итогам 2020 года выручка компании оценивалась в более, чем 60 млрд рублей. Группа владеет квотами на вылов более 420 тыс. тонн минтая, трески, пикши в год.

«Разборки» с «бывшими»

Всю эту огромную «рыбную империю» господин Орлов собирал много лет, и на фоне многочисленных скандалов — в том числе, со своими же партнерами по бизнесу. До сих пор остаётся неурегулированным затяжной спор с бывшим партнером Орлова и сооснователем компании, бизнесменом Александром Тугушевым. В январе 2020 года он в Лондонском суде оспорил право на треть бизнеса Орлова стоимостью в $1,5 млрд.

Разбирательства не закончены по сей день. Что еще хуже, в этот раз претензии Тугушева поддержал еще один бывший партнер господина Орлова, также в прошлом сооснователь «Норебо» шведский предприниматель Магнус Рот. Его показания должны усилить позицию Тушгушева, но хватит ли их, чтобы выиграть процесс неизвестно.

Ранее Орлов пояснял, что в 2003 году Тугушев продал акции ЗАО «Альмор Атлантика», ранее владевшее долями в структурах, связанных с «Норебо», а затем и вовсе устроился на работу в Роскомрыболовство. Дела у Тугушева пошли плохо, когда его в 2004 году арестовали по обвинению в мошенничестве и приговорили к тюремному сроку. Магнус Рот вышел из бизнеса в 2016 году, продав долю в «Норебо» господину Орлову. Об этом пишет «Коммерсант».

Суть претензий господина Тугушева предельно проста — он считает, что Орлов существенно недоплатил ему практически за треть некогда совместного бизнеса.

Что же касается Орлова и Рота, то они скупали активы в рыбной отрасли на протяжении последних 30 лет, а в сделках периодически участвовал и Тушугев. Он же, Тушугев, был частью трехстороннего соглашения о создании совместного предприятия по добыче рыбы в 1997 году, а значит имеет право на треть бизнеса.

Александр Тугушев долгие годы пытается взыскать с Виталия Орлова средства за долю в некогда общем бизнесе

Но этот спор идет уже давно. Сейчас же на слуху другая ситуация — спор с еще одним бывшим партнером, а теперь прямым конкурентом компании Орлова Юрием Тузовым, владельцем компании «Норд Пилигрим».

Сейчас развивается судебное дело, связанное с похищением Павла Сурина — гендиректора ООО «Лоджистикс-Москва» с которым у компании Тузова были разбирательства в суде. Ранее же Тузова обвинили в похищении Сурина, который впоследствии был арестован, об этом писал «Коммерсант».

У Юрия Тузова был другой судебный спор с Суриным — судились по долгу за вексель в 400 млн рублей, невесть как попавший к Сурину и подписанный самим Тузовым еще в 2009 году. Но тот суд Тузов уже выиграл — поэтому возникает вопрос, зачем вообще было похищать Сурина?

И тут есть одна интересная деталь. Дело в том, что, как утверждает защита Тузова, бумагу, согласно которой Сурин отказывался от финансовых претензий на 400 млн рублей к Тузову (необоснованность которых ранее подтвердили в суде), к рыбопромышленнику в его компанию «Норд Пилигрим» доставил некий адвокат Сергей Голубев.

Как пишет «Лайф», Голубева давно и прочно связывают с Виталием Орловым, не говоря о том, что Голубев якобы постоянно мелькает в криминальных новостях. Учитывая это, конспирологи и недоброжелатели господина Орлова предположили, что вся история может быть банальной инсценировкой с целью убрать Тузова с рыбного рынка. А старт ей мог быть дан еще тогда, когда не было решения суда по необоснованности финансовых претензий к Тузову.

Впрочем, Орлов может быть и не связан с этой историей. Однако репутация у него такова, что люди охотно верят и в эту, и в другие конспирологические теории на его счет. И если предположить, что он мог провернуть что-то подобное, то почему не мог попытаться сэкономить 44 млн рублей на пошлинах для своих видавших виды рефрижераторов?

moscow-post.su