Тройное убийство и свадьба в колонии: кого взяли на работу в Минюст

Впервые в истории Украины, да и вообще в мире, на государственную службу взяли пожизненно осужденную. С 5 августа помощником Патронатной службы министра юстиции Дениса Малюськи стала отбывающая срок за тройное убийство Екатерина Щука (Костина). Работать она будет в министерстве удаленно — из Качановской колонии.

Чем займется в Минюсте

Весной прошлого года министр юстиции озвучил планы по трудоустройству пожизненно осужденных. По словам Дениса Малюськи, среди них огромное количество «крайне сдержанных, умных, интеллигентных и начитанных людей». Малюська уверял: такие люди находятся в тюрьме «десятки лет», и они «даже особо не помнят ту свою жизнь».

«Это совершенно, принципиально другие люди, не такие, какими они попали в тюрьму. Принципиально другие. Я таких готов брать на работу. С ними можно общаться о множестве разных вещей. Они самые аккуратные, самые осторожные и не видели другого мира. Это ужасно», — отметил Малюська.

Но только в августе планы министра осуществились. И, как недавно стало известно, Малюська взял в помощники пожизненницу Екатерину Щуку. В ее обязанности будет входить составление отчета о дисциплине и работе руководства Государственной криминально-исполнительной службы, а еще она будет советовать, как лучше наладить связь между сотрудниками и заключенными. Но на работу Екатерина в министерство ходить не будет — труд у нее удаленный, из Качановской колонии, где в свое время сидела и Юлия Тимошенко. Там Щуке установили ноутбук, интернет и средства связи.

Убили троих и подожгли

Честь работать в министерстве, а не за швейной машинкой в колонии выпала только одной заключенной, которая, как оказалось, несмотря на свое «темное» прошлое, уже стала очень обсуждаемым персонажем в СМИ. 

Екатерина получила срок за тройное убийство, совершенное в 2007 году в Лутугино Луганской области ею и сожителем. Как рассказывала женщина, с мужчиной она познакомилась на стройке, где они работали малярами-штукатурами. Кавалер красиво ухаживал, дарил цветы, не скупился на комплименты, и очень скоро они начали жить вместе.

Как-то, когда они остались ночевать на объекте, сожитель предложил сходить в гости к знакомому, который жил недалеко. Когда они пришли, застолье было в самом разгаре, за столом сидели трое. Гостям тоже налили. Так, за рюмкой, слово за слово завязалась ссора. Гостившая у хозяина дома женщина схватилась за нож и набросилась на сожителя. Защищая его, Екатерина саданула ее по голове бутылкой, и та упала. А дальше началась настоящая резня. Екатерина с бойфрендом не оставили никого в живых. Напоследок ее кавалер перерезал всем троим жертвам горло, чтобы наверняка добить. После этого парочка заметала следы — подожгли дом вместе с трупами.

После убийства они отправились в гости к другим знакомым кавалера, где привели себя в порядок, отмылись от крови, застирали одежду и вернулись на стройку. Но между «влюбленными» встала стена — Екатерина заподозрила, что она может быть следующей. Да и кавалер ее стал избивать, издеваться и рассказывать, что мог и ее запросто убить там же, как свидетельницу, но не стал этого делать, поскольку тогда бы все на него сразу подумали. И действительно, милиция опрашивала их как свидетелей. Нашлись люди, которые подтвердили их алиби — что они не отлучались со стройки. Но через несколько месяцев Екатерина, устав от издевательств сожителя, сама пошла в милицию и обо всем рассказала. Там же она узнала, что ее кавалер ранее неоднократно судим за грабежи.

Бракосочетание за решеткой

Как уверяет женщина, она взяла вину за убийство двоих человек на себя, по просьбе сожителя, который убедил ее, что ей больше 15 лет не дадут, в лучшем случае 10 лет. А если она это не сделает, угрожал отомстить ее родной сестре и племяннику. Но когда суд в 2010 году приговорил Екатерину к пожизненному, она потеряла сознание. На апелляции изменила показания, утверждала, что оговорила себя, но Верховный суд оставил приговор в силе.

Когда Екатерина попала в Качановскую колонию, она сразу вышла на работу: шила рабочие рукавицы, чехлы для матрасов, постельное белье, полотенца. А в 2016 году стала первой пожизненно заключенной, которая вышла замуж в колонии. Именно тогда Екатерина Костина стала Щукой.

В год свадьбы ей было 33 года, ее мужу Юрию — 27. Юрий Щука работал формовщиком на Славянском заводе высоковольтных изоляторов, а 33-летняя Екатерина Костина уже четвертый год отбывала пожизненное наказание. Будущих новобрачных познакомила названная мать парня, которая приезжала в колонию с христианскими служениями. Они обменялись телефонами, общались четыре месяца, а потом Юрий сделал ей предложение. Бракосочетание состоялось прямо в Качановской колонии.

Пиар ради закона

История с трудоустройством заключенной в Минюсте больше всего шокировала пенитенциарщиков. Особенно тех, кого уволили в связи с закрытием колоний.

«Скажу так, я с двумя высшими образованиями, одно из которых юридическое, 20 лет прослужила в исправительной системе. Колонию закрыли. Всех нас выставили на улицу, и дальше крутись как хочешь. Нам ведь никто не предложил работу в министерстве, тем более удаленно. Сами теперь ищем. Я лично вынуждена ездить за границу работать. А пожизненно осужденной работа нашлась. Что происходит у нас в стране?!» — возмущается экс-сотрудник пенитенциарной службы Ирина Бойко из Черкасской области.

Больше всего поражает то, что почти везде, даже при приеме в охранники, работодатель требует справку о несудимости, а тут с таким «волчьим билетом» — и должность помощника главы министерства. Хотя в данном случае есть исключение из правил — Щука не стала госслужащей, потому как работающие в патронатной службе этот статус не получают. Но и, судя по всему, на ней прием на работу в министерство пожизненно заключенных закончен, потому как штат советников ограничен.

«Осужденные, по закону, имеют право работать на предприятиях криминально-исполнительной системы Минюста. Либо на других предприятиях разных форм собственности, заключивших договор. Колония должна была заключить договор с министром юстиции о трудоустройстве: Минюст ей платит зарплату, и колония получает 50% от суммы. Но, по сути, это профанация и сделано для пиара, ведь среди сотен пожизненно осужденных трудоустроили всего одну. А цель — получение грантов людьми, которые хотят протянуть изменения в законы. Они предлагают отменить пожизненное в чистом виде, предусмотрев досрочное освобождение. Очень похоже, что трудоустройство сделано под этот закон», — рассказывает «Вестям» экс-глава Пенитенциарной службы Сергей Старенький.