Михаила Болотина подмяла боевая машина пехоты

Основатель концерна «Тракторные заводы» стал фигурантом уголовного дела о присвоении или растрате в особо крупном размере. Как Болотин строил свой бизнес и с чем может быть связано дело?

Михаила Болотина, основателя концерна «Тракторные заводы» (КТЗ), арестовали 30 сентября по решению Лефортовского суда до 9 ноября. Он подозревается в присвоении или растрате в особо крупном размере (часть 4 ст. 160 УК). Как сообщили ТАСС в правоохранительных органах, дело Болотина ведет следственное управление ФСБ. «Кроме Болотина, по делу проходят подозреваемыми еще два человека», — сообщил собеседник агентства. Представитель Болотина заявил Forbes, что сможет прокомментировать ситуацию «не раньше понедельника».

Как рассказывает РБК, дело Болотина имеет отношение к оборонному предприятию «Курганмашзавод» (КМЗ) — производителю БМП (боевых машин пехоты). КМЗ входит в корпорацию «Ростех».

По данным Legal Report, средства, выделенные по гособоронзаказу для производства бронемашин, были выведены со счетов предприятия и обналичены. В 2014-2015 годах Минобороны перечислило заводу аванс в размере 5,2 млрд рублей. Из этих средств 100 млн рублей были выданы как заем некой компании «Новые инвестиции», а затем обналичены. Legal Report утверждает, что помимо участия в деле Болотина, расследуется также деятельность его заместителя по корпоративным финансам и экономике Михаила Школьника и руководителя казначейства концерна Ирины Восторгиной.

Управляющий партнер бюро юридических стратегий Legal to business Светлана Гузь говорит, что статья 160 УК РФ «Присвоение или растрата» является одной из самых часто возбуждаемых «предпринимательских» статей — в 2020 году по ней было заведено более 9000 уголовных дел. Это чуть меньше, чем в 2019 году, но если анализировать более долгий промежуток, например с 2015 года, то по этой статье наблюдается устойчивый рост новых дел. «Новости об аресте предпринимателей и руководителей рынок всегда воспринимает настороженно, хотя в последнее время они, к сожалению, перестали быть сенсацией, — говорит Гузь. — Такие дела приводят в первую очередь к тому, что госконтракты становятся для предпринимательского сообщества все более рискованной и непредсказуемой историей».

Из комсомольцев в капиталисты

В 1984 году Михаил Болотин окончил Московский химико-технологический институт им. Д. И. Менделеева (МХТИ) по специальности «химическая технология редких и рассеянных элементов». Затем шесть лет был младшим научным сотрудником на кафедре редких элементов МХТИ, а в 1989 году при Свердловском райкоме основал Центр научно-технического творчества молодежи (ЦНТТМ) «Мост». От научных разработок комсомольцы перешли к торговле химическими реагентами и цветными металлами и в 1991 году преобразовали ЦНТТМ в ЗАО «Мост». До 1996 года Болотин был генеральным директором этой компании. В те годы он познакомился со своим компаньоном на многие годы вперед — Альбертом Баковым.

Свое благосостояние Болотин не разбазарил: еще с середины 1990-х годов он начал скупать акции производителя бульдозеров и трубоукладчиков компании «Промтрактор». Из кресла директора «Моста» он в 1996 году пересел в кресло президента НП «Концерн «Тракторные заводы». При нем в концерн вошли Владимирский, Липецкий и Онежский тракторные заводы, Красноярский завод комбайнов и выпускавший военную технику «Курганмашзавод». С 2006 года Болотин стал президентом, а затем (и до 2018 года) еще и гендиректором головной фирмы «Компания корпоративного управления «Концерн «Тракторные заводы». Он владел 80% акций нидерландской Machinery & Industrial Group, которая контролировала КТЗ. 20% было у Бакова.

Долг и платежи

Дела шли так успешно, что компаньоны хотели провести в 2008 году IPO на западной бирже. «Мы планировали продать 25% акций и привлечь $500 млн, но опоздали на 2–2,5 месяца», — сожалел позже Болотин в интервью Forbes. Деньги были нужны на погашение займов, на которые скупались активы, но тут случился кризис. Начались неплатежи между предприятиями, спрос на технику упал, а проценты по кредитам нарастали, банки требовали больших залогов. В то же время, китайские конкуренты оказались в выигрыше: их дешевую технику покупатель мог выбросить сразу после завершения строительства. Кризис уходил, но продажи тракторов, комбайнов и даже бронетехники упали на 25-65%. В 2009 году долг «Тракторных заводов» дорос до 34 млрд рублей, а выручка снизилась с 44 млрд рублей до 30 млрд рублей.

«Тракторные заводы» были должны госбанкам 19 млрд рублей, 13 млрд рублей — частным и 5 млрд рублей — покупателям их облигаций. Долги приходились на Сбербанк, ВТБ, «Ак Барс», Райффайзенбанк и Альфа-банк. Кредиты были взяты под залог предприятий.

Болотин все-таки провел под новый, 2009 год IPO на Франкфуртской бирже, но продал 1%. «Это было индикативное, техническое размещение, чтобы определить стоимость компании для потенциальных инвесторов», — объяснял он Forbes. Рынок был удивлен: судя по цене проданного пакета, капитализация оказалась на уровне €2,5 млрд — то есть компания оценивалась едва ли не вдвое дороже всего тогдашнего российского автопрома. Тогда Болотин единственный раз вошел в список Forbes и занял 84-е место с состоянием $1,3 млрд.

Через два года ВЭБ решил провести программу финансового оздоровления «Тракторных заводов» на 15 млрд рублей. Болотин считал, что в ходе переговоров с ВЭБ важную роль сыграла как раз рыночная капитализация концерна. ВЭБ выделил  €400 млн по тогдашнему курсу под залог всех акций корпорации. В 2010 году она провела делистинг. А в 2011 году Болотин стал «Предпринимателем года» по версии британской консалтинговой компании Ernst & Young.

Тем временем другие банки-кредиторы пошли в суды и выигрывали их один за другим. Но ВЭБ пообещал поучаствовать в реструктуризации, и банки пошли на уступки. В том числе и Альфа-банк. Ходили слухи, что роль в этом сыграло то, что партнер Болотина Альберт Баков женат на Анне Михалковой, дочери режиссера Сергея Михалкова, вхожего к президенту Путину. Forbes не удалось дозвониться Бакову. Анна Михалкова отказалась помогать связаться с ним. 

Долги были реструктурированы. До 2018 годов Баков и Болотин оставались в руководстве концерна, но избавиться от долгов не смогли. К этому времени, как следовало из письма главы «Ростеха» Сергея Чемезова тогдашнему премьер-министру Дмитрию Медведеву, общая задолженность «Тракторных заводов» превышала 100 млрд рублей, из них 80 млрд — перед ВЭБом. На кону стояло выполнение оборонзаказа, и ВЭБ договорился с «Ростехом» о переходе к нему управления «Тракторными заводами». В «Ростехе» заявили Forbes, что у них «пока нет» заявления по делу Болотина. В компаниях-конкурентах не стали комментировать случившееся с Болотиным. 

Банкротства, солдаты и маралы

В 2018 году Бинбанк, перед которым были личные долги и у Болотина, и у Бакова, подал в суд заявления об их личном банкротстве. Процесс дошел до процедуры реализации имущества Бакова, но затем решение было отменено, чтобы он мог реструктуризировать собственные долги. Дело Болотина закончилось мировым соглашением.

В 2018 году Баков, продавший свою долю в корпорации в счет долгов перед банками, стал гендиректором специализированного Центрального НИИ точного машиностроения, который занимается разработкой стрелкового оружия. Там разрабатывают, например, проект «Сотник» — экипировку «солдата будущего». Баков возглавлял НИИ до 2021 года, пока тот не перешел в доверительное управление группе компаний «Калашников». Как сказали РБК в одной из оборонных структур, Баков «останется в контуре госкорпорации».

Болотин создал в 2020 году консалтинговую компанию «Болотин и партнеры «Индустриальный консалтинг». «В связи с тем, что я не занимаюсь оперативным управлением бизнесом в том объеме, как это раньше делал в концерне «Тракторные заводы», — объяснял  он, — у меня появилось достаточно свободного времени, чтобы сфокусироваться на применении современных технологий для решения старых проблем, в частности — для увеличения эффективности производства». При этом он признавался, что не только консультирует компании: «Я, например, в стартапы вкладываю прежде всего время и опыт. Где-то выступаю в роли ментора, где-то более активное участие принимаю». Представитель компании не стал комментировать арест Болотина, пообещав  «связаться позже». 

Для души Болотин создал на Алтае питомник благородных оленей — маралов. На алтайской ферме «Королевский марал», рассказывал он, выращивают маралов и принимают туристов, а в Чувашии, где находится принадлежащий ему научно-производственный комплекс «Биопарк 21», из молодых рогов — пантов — делают БАДы. Площадь питомника — 800 га, и там находится 500 оленей. Выручку и объем инвестиций Болотин не раскрыл, хотя заметил, что уже в 2020 году по текущим издержкам маральник сработал почти в ноль. В «Королевском марале» сообщили, что не готовы комментировать арест основателя. В 2021 году вышла книга, написанная Болотиным в соавторстве — «Трактор. Прошлое. Настоящее. Будущее».