Евгений Двоскин

Всадникам на троянских конях назвали сроки

Дело крупнейшей в России группировки программистов, обвиняемых в разработке вируса Lurk и хищении 1,2 миллиарда рублей, подходит к концу.

Прокуроры запросили реальные сроки для 22 подсудимых – от 6 до 18 лет. Подсудимые на прениях сторон просили о снисхождении, заявляя о необъективном следствии. Приговор суд может огласить до конца года.

В Кировском райсуде Екатеринбурга идут прения сторон по уголовному делу 22 IT-специалистов, которых считают членами группировки киберпреступников, несколько лет занимавшихся мошенничествами и хищением данных российских компаний. Из-за большого числа фигурантов и сложности дело находится в суде почти три года – с декабря 2018-го.

Свою позицию высказали представители гособвинения. По сведениям «Октагон.Урал», прокуроры, рассмотрев представленные защитой доказательства и свидетельские показания, посчитали версию следствия полностью доказанной и попросили суд назначить подсудимым реальные сроки лишения свободы.

– Всем подсудимым, многие из которых в ходе процесса были отпущены на свободу из-под стражи, прокуратура запросила реальные сроки от 6 до 18 лет. Самое суровое наказание грозит Константину Козловскому, которого следствие считает одним из лидеров группировки. Сроки объясняются тяжёлой статьёй о создании преступного сообщества, – пояснил собеседник издания, знакомый с ходом рассмотрения уголовного дела.

По его словам, отсрочку приговора прокуратура попросила только для молодой матери (единственная подсудимая девушка – Валентина Рякина). Она будет отбывать наказание после совершеннолетия ребёнка.

Вирус заполнил сеть

Как следует из материалов дела, группировка киберпреступников была создана в Екатеринбурге россиянином Константином Козловским и украинцем Владимиром Грицаном (находится в розыске) в конце 2013 года. Однако в суде в качестве создателей преступного сообщества были определены сам Козловский, Александр Ерёмин, Константин Мельник, Геннадий Кобыльский и Игорь Попов.

Некоторые из 22 подсудимых являлись IT-специалистами – программистами или системными администраторами. Но были среди них и обычные предприниматели и даже водители-экспедиторы и курьеры. А один из подсудимых и вовсе ранее сидел за убийство.

По версии следователей МВД (расследованием дела занимался центральный аппарат МВД РФ, а оперативное сопровождение по делу вели сотрудники ФСБ), группировка имела иерархию и была распределена на специальные группы. В ней были непосредственно сами разработчики, системные администраторы, тестировщики, взломщики, заливщики и обнальщики.

Основным инструментом для хищения денег была троянская программа Lurk.

Как было установлено в ходе следствия, разработчики вируса смогли заразить сотни компьютеров в различных компаниях России. Часто вирус пробирался в частную сеть компаний через администраторов, которые пользовались средствами удалённого управления компьютерами. Иногда вирус случайно заносили сами работники компаний – вредоносное ПО размещалось в специальных эксполойт-паках на популярных бухгалтерских форумах, новостных сайтах.

Хакерам удалось похитить деньги у нескольких крупных компаний, общий ущерб следователи оценили в 1,2 млрд рублей. Кроме того, оказалось, что хакеры проникли и во внутреннюю сеть екатеринбургского аэропорта Кольцово, но никаких денег они там не похитили.

След спецслужб

Уголовное преследование хакеров началось в 2016 году, когда оперативники ФСБ провели широкомасштабную спецоперацию в 15 регионах России и задержали порядка 50 IT-специалистов. Дело в связи с резонансностью и сложностью передали в центральный аппарат МВД, который два года занимался расследованием. В 2018 году в Кировский райсуд Екатеринбурга ушли материалы в отношении самых активных участников группировки.

Первым в 2018 году было рассмотрено дело программиста Игоря Маковкина, который работал в группе заливщиков и пошёл на сделку со следствием. Так как он дал показания на лидеров группировки и признал свою вину, то получил 5 лет лишения свободы в колонии общего режима.

– Насколько известно, он уже должен выйти из колонии. В суде по основному делу он допрашивался как свидетель обвинения. А подсудимые своей вины в целом не признают. Кто-то из них не отрицает, что участвовал в мошенничествах, но абсолютно все уверены в том, что никакого ОПС не создавалось – многие подсудимые познакомились лишь после ареста и до этого друг друга даже не знали. В ходе судебного следствия они и их защитники пытались обосновать свою позицию, но услышал ли их суд, мы узнаем только на приговоре, – рассказал на условиях анонимности один из защитников подсудимых, отметив, что часть подсудимых настаивает на следе ФСБ в их уголовном деле.

О возможной причастности к группировке спецслужб ещё в 2017 году рассказывал Константин Козловский, ставший самым одиозным фигурантом. Он утверждал, что занимался взломами под покровительством ФСБ, а курировал его деятельность якобы майор спецслужбы Дмитрий Докучаев. В конце 2016 года чекист был арестован по делу о госизмене. Позже по этому делу оказались задержаны ещё один сотрудник ФСБ Сергей Михайлов, работник «Лаборатории Касперского» Руслан Стоянов и бизнесмен Георгий Фомченков. Как писали СМИ, их подозревали в передаче данных о русских хакерах иностранным разведкам. Докучаев в 2019 году был осуждён на 6 лет лишения свободы, но уже в мае этого года вышел на свободу условно-досрочно. Сергей Михайлов и Руслан Стоянов получили более существенные сроки – 22 года и 14 лет соответственно.