«Вексельбург» Камской долины

Через губернатора Дмитрия Махонина топ-менеджер Виктора Вексельберга Вениамин Голубицкий может «выбивать» финансирование из федерального бюджета?

Как сообщает корреспондент The Moscow Post в Пермском крае, компания «Кортрос-Пермь» (подконтрольно Виктору Вексельбергу) представила макет застройки Камской долины в Перми. Компания намерена построить на правом берегу Камы 2,5 млн кв. метров жилья и социальной инфраструктуры, но это возможно только при условии возведения нового моста через Каму, на что необходимо федеральное софинансирование.

По всей видимости, Вексельберг на пару со своим давним товарищем и руководителем «Кортроса» Вениамином Голубицким решили через губернатора Пермского края Дмитрия Махонин получить доступ к бюджетным деньгам. И даже можно предположить, где осядут солидные суммы: структуры «Кортроса» сплошь завязаны на офшоры.

Этим летом стало известно, что краевые власти хотят реализовать в Перми масштабный проект — возвести новый микрорайон в Камской долине. Концепцию застройки губернатор Дмитрий Махонин уже обсуждал с федеральными властями. Стало быть, они прекрасно в курсе, что необходимо построить переправу через Каму. Более того, Камская долина, где «Кортрос» вздумал строить, является зоной потенциального подтопления, и чтобы ее застраивать, необходимо решить и этот вопрос. А это, надо понимать, дополнительные бюджетные миллионы, а то и миллиарды.

И как же складно все выходит: только Махонин задумался о проекте, а у «Кортроса» в очень сжатые сроки уже появился его макет. Иными словами, проект уже не существует лишь на словах — наверно Махонин скоро с помпой ему презентует кому надо и начнется «великая» стройка.

Ранее The Moscow Post уже подробно писал о тандеме Махонин-Вексельберг — еще будущий губернатор, похоже, пользовался поддержкой коммерсанта, а потом в Администрации Перми как грибы после дождя вдруг появились выходцы из структур Вексельберга. Но есть в этой истории еще одно действующее лицо, Вениамин Голубицкий — руководитель «Кортроса», поэт, бывший политик и просто талантливый человек.

Поэзия и фотография

На данный момент Голубицкий числится лишь гендиректором ООО «Кортрос Холдинг», которое и владеет ООО «Кортрос». Что примечательно, доля компании находится в залоге у… самого Голубицкого. 

«Кортрос Холдинг» очень напоминает банальную пустышку — на предприятии трудится ноль сотрудников, нулевая выручка, и откуда-то взявшаяся прибыль в 1,1 млрд рублей. Нечто похожее происходит и в «Кортросе», где нет ни одного работника, отсутствует выручка, а убытки составляют 23 млн рублей. Такие финансовые показатели могут свидетельствовать о том, что средства из фирм банально выводятся.

И похоже, даже понятно куда — среди учредителей «Кортрос Холдинга» есть кипрский офшор «Тонстон Инвесментс Лимитед», его доля находится в залоге с 2017 года у компании «Ренова Эссетс ЛТД» с Багамских островов. Судя по названию, не трудно догадаться, кому она принадлежит.

АО «Специализированный Застройщик «Кортрос-Пермь» (который, видимо, и хочет заняться мегапроектом) также завязан на иностранную фирму — кипрскую АРМИО ТРЕЙДИНГ ЛИМИТЕД.

И все это может указывать на то, что сейчас Голубицкий может добиваться финансирования строительства моста и прочих необходимых работ из бюджета, чтобы потом деньги, взятые из наших с вами налогом, вполне легально осели на иностранных счетах.

И в это охотно верится. поскольку Голубицкий имеет весьма неоднозначную репутацию. Его бурная коммерческая деятельность началась еще в 90-е годы в Свердловской области, откуда он родом. Вениамин Максович с тех пор имеет прозвище «Баксович», полученное за его якобы сильную любовь к зеленым купюрам.

Наиболее известной его фирмой был «Уралконтракт». Знающие люди могли отметить, что название компании созвучно с названием известной ОПС «Уралмаш», с которой слухи старательно связывали Голубицкого. Впрочем, подтверждений этому нет, зато известно. что в конце 90-х коммерсант рванул в политику — а так часто делали выходцы из около криминального мира, чтобы «обелиться». В 1996 году он поднялся до ранга депутата областного законодательного собрания, а уже в 1999 году его назначили заместителем председателя областного правительства. В 2003 году он возглавив администрацию губернатора Свердловской области.

И в этой должности он, по-видимому, и познакомился с Виктором Вексельбергом — позднее Вениамин Максович переходит президентом в одну из структур «Реновы» – ООО «Кортрос Холдинг», которая потом и стала «Кортросом». И преданность миллиардеру Голубицкий не скрывает: в свое время. например, активнее многих лоббировал так называемый «закон Вексельберга», по которому у российских граждан могут изымать недвижимость.

В один момент в Голубицком проснулось вдохновение, и он начал активно писать стихи и печататься. Позднее он признается, что первое стихотворение написал в честь полета Юрия Гагарина в космос. И это говорит о большом таланте коммерсанта: в 1961 году ему было всего четыре года — редкий ребенок в этом возрасте умеет не то что писать стихи, а вообще писать.

Все это стало поводом для разговоров о том, что Голубицкий не сам выдает из-под пера свои творения — мол, он может нанимать бедных и талантливых. Впрочем, эти слухи не помешали ему в 2018 году получить премию Российского союза писателей «Поэт года». Но ведь и премии порой покупаются и продаются…

Позднее он увлекся и фотографией, даже организовывал свою персональную выставку. Но некоторые увидели в этих творческих порывах опять же ничто иное как желание «обелиться».

В настоящее время сам Голубицкий не является учредителем каких-либо коммерческих структур, но его жена — Голубицкая Марина Демьяновна, и отец жены — Бахрах Демьян Николаевич являются соучредителями ныне ликвидированных ООО «Мой Дом» и 000 «Уралцентр-сервис». То есть, используя родственные связи, Голубицкий продолжает заниматься коммерческой деятельностью.

За Демьяном Бахрахом также числится несколько действующих фирм, одна из которых — ЧОО «Уральская Охранная Компания». Надо ли напоминать, с кем обычно ассоциируется бизнес, связанный с охранными организациями?

Кто в Перми «всему голова»?

Голубицкий зарекомендовал себя как человека, который умеет получать доступ к бюджетным деньгам. Так, в начале этого года ДОМ.РФ и ГК «Кортрос» заключили соглашение о стратегическом партнерстве в сфере жилищного строительства. Госструктура профинансирует девелопера аж на 165 млрд рублей.

Похоже, что и в случае с Пермью его может ждать успех. Ведь бизнес Вексельберга настолько прочно обосновался в регионе, что, как шутят некоторые пермяки, Пермь пора давно переименовать в Вексельбург. Надо полагать, что миллиардер и с Махониным «на короткой ноге»?

Это бы, в частности, объяснило, почему структурам «Кортроса» доставаться самые вкусные куски пермской земли для застройки. Например, элитный жилой комплекс «Астра», расположенный в самом центре Перми, буквально через дорогу от Администрации губернатора.

«Ренова» Вексельберга сосредоточила в своих руках львиную долю рынка ЖКХ региона. Так, «Новогор» — монополист в сфере водоснабжения и водоотведения Перми. В апреле этого года ООО «Новогор-Прикамье» исполнило предупреждение Пермского УФАС о прекращении навязывания необоснованных и невыгодных условий технологического присоединения к сетям водоснабжения объекта капитального строительства в Индустриальном районе Перми.

Иными словами, чувствуя себя главным игроком на рынке, Вексельберг не стесняется навязывать свои условия. Еще одна структура коммерсанта. «Пермская сетевая компания» (ПСК), держит в своих руках всё эксплуатационное и ремонтное обслуживание пермских электро и тепловых сетей. «Пермэнергосбыт»- гарантирующий поставщик электроэнергии на территории Перми и Пермского края. И обе организации также уже попадали под прицел антимонопольщиков.

Не менее одиозной компанией на Пермском рынке называют «Т Плюс» — бывший «КЭС-холдинг», сосредоточивший в своих руках крупную часть энергетических активов и коммунальных сетей России после реформы РАО «ЕЭС России». Сразу после этого, в 2008 году компания Вексельберга подписала с регионом крупное инвестсоглашение на 1,7 млрд рублей. Однако, как позднее выяснилось, пермский филиал «КЭСа» — «ТГК-9», выполнил только 6% инвестпрограммы, потратив всего 116 млн рублей из своих средств.

Ранее The Moscow Post уже очень подробно расписывал, как фактический монополист на рынке пермского ЖКХ попадал в череду скандалов. Не переставая при этом исправно получать подряды и заключать инвестпрограммы.

И хотя началось это задолго до Махонина, все продолжает и при нем. Более того, на кону сейчас стоят бюджетные миллиарды. И, надо полагать, топ-менеджер Голубицкий прекрасно знает, как получить к ним доступ.