Мазепин примеряет на себя роль банкира

Корпоративный конфликт между принадлежащей олигарху Дмитрию Мазепину компанией Уралхим – миноритарным акционером Тольяттиазот, и иностранными акционерами ТОАЗа вышел на новый виток.

Шестой кассационный суд в Самаре приступил к рассмотрению кассационных жалоб на приговор тольяттинского суда, вынесенный в отношения Владимира и Сергея Махлаев, которых Уралхим считает якобы владельцами Тольяттиазота, а также еще троих лиц – бывшего руководителя предприятия и его иностранных партнеров. Суд в 2019 г. приговорил их к длительным срокам лишения свободы, обязав выплатить более 87 млрд. рублей потерпевшим – 10 млрд. Уралхиму и 77 млрд. ТОАЗу, который себя потерпевшим в суде не признал.

Решение по кассационным жалобам ожидается в конце ноября – начале декабря этого года.

Данный корпоративный конфликт, считающийся одним из крупнейших конфликтов в современной России и квалифицируемый Тольяттиазотом как рейдерский захват бизнеса Уралхимом, рикошетом задел не только семью Махлая и его партнеров, но и иных лиц, вовлеченных в орбиту обширных бизнес-интересов Мазепина.

Так, несмотря на кассационное обжалование приговора, полным ходом идет конкурсное производство – процедура банкротства в отношении ООО «Томет» — производителя метанола из Тольятти, которое суд, вопреки всем доказательствам обратного, посчитал принадлежащим г-ну Махлаю и привлек к солидарной с ним ответственности. Компания с годовым оборотом более 10 млрд. руб., не имеющая просроченной задолженности, в миг превратилась в банкрота по желанию Уралхима. В аккурат к моменту принятия решения по кассационным жалобам на приговор конкурсное производство на Томете должно быть завершено.

Также по требованию Уралхима 9 августа самарский арбитраж признал банкротом самого Сергея Махлая, назначив ему финансового управляющего – Сергея Егерева и введя процедуру реализации имущества.

Сергею Махлаю принадлежит Тольяттихимбанк, находящийся в середине второй сотни в рейтинге отечественных банков, к гиперактивному управлению которым уже приступил г-н Егерев.

Решением г-на Егерева сменен наблюдательный совет банка и введено базовое вознаграждение его членам, составляющее 500 тыс. руб. каждому ежемесячно.

Ранее наблюдательный совет, избранный Сергеем Махлаем, не получал базового вознаграждения, только годовое, зависящее от чистой прибыли банка за год, что соответствует стандартам корпоративного управления и рекомендациям ЦБ РФ в отношении политики вознаграждений менеджмента кредитных организаций.

Вполне очевидно, что за решениями Егерева стоит не он сам, не имеющий не только опыта управления банками, а и в принципе опыта антикризисного управления, а Уралхим, поддержавший в суде кандидатуру Егерева в качестве финансового управляющего Махлая.

К февралю следующего года Егерев должен завершить процедуру реализации имущества г-на Махлая, представив суду соответствующий отчет. То есть на реализацию банка и других активов суд отвел управляющему чуть менее полугода.

Зачем г-ну Егереву потребовалась смена наблюдательного совета банка с увеличением ему вознаграждения, учитывая предстоящую реализацию банка и отсутствие к банку претензий со стороны ЦБ, — вопрос открытый.

Видимых вариантов может быть два. Либо Уралхим планирует оставить Тольяттихимбанк за собой и уже заблаговременно подобрал туда устраивающую его команду, либо просто в отместку Махлаю ставит туда наспех собранную команду временщиков до продажи банка, попутно давая последним заработать.

Кстати, кадровая политика г-на Егерева вызывает серьезные вопросы. Назначенный председателем совета Равиль Саитов – в прошлом чиновник со стажем. Согласно его официальной биографии с 2008 г. по 2017 г. он занимал различные должности в Федеральном агентстве по управлению государственным имуществом, с которым впоследствии судился, а в 2017 г. стал замминистра имущественных отношений Московской области. Последние годы возглавлял некий благотворительный фонд «Межконфессиональная солидарность». В сфере банковской деятельности г-н Саитов не работал ни дня.

Возможно, именно такой человек и нужен г-ну Мазепину в руководстве банка, учитывая, что и в анамнезе самого Мазепина есть эпизоды работы в РФФИ, принесшие ему связи, инсайдерскую информацию по имущественным торгам и в конечном счете обеспечившие место в списке Форбс.

Другой член совета директоров – Константин Зырянов, предложенный также на должность председателя правления Тольяттихимбанка, с 1993 г. по 2013 гг работал в разных банках. Последним банком г-на Зырянова стал лишившийся лицензии Русский Международный Банк, из которого Зырянов перешел на должность директора футбольного клуба Монако по предложению его владельца – тогдашнего акционера Уралкалия Дмитрия Рыболовлева. В последние годы Зырянов является директором по развитию в ИТ-компании.

Интересно, понимают ли новые члены набсовета Тольяттихимбанка, что также являются участниками рейдерского захвата наряду с г-ном Мазепиным? Оценивают ли в полной мере те риски, которые это на них накладывает?

В любом случае уповать на одну лишь тенденциозность российских судов по отношению к г-ну Махлаю в корпоративном конфликте с Мазепиным им не следует.

История с Тольяттихимбанком может получить свое продолжение в юридической плоскости, но уже в рамках международного права и в международных судах, в которых рассчитывать на лояльность к Мазепину и его соучастникам не стоит.

В отношении действий Мазепина по захвату Тольяттиазота, например, спор уже ведется в ирландском суде, который недавно признал свою юрисдикцию по рассмотрению данного дела, несмотря на возражения иностранных адвокатов Мазепина. Причем иск предъявлен не только к самому Мазепину и Уралхиму, но и к топ-менеджерам Уралхима, принимавших в захвате то или иное участие, включая членов совета директоров.

В этой связи наспех «заработанных» Саитовым, Зыряновым и другими денег в Тольяттихимбанке потом может не хватить на иностранных адвокатов, услуги которых, как известно, весьма недешевы.

Пока же новая команда менеджеров банка прибывает в приподнятом настроении.

Саитов, еще не приступив к непосредственному исполнению своих обязанностей, не познакомившись с коллективом банка и результатами его работы, уже тем не менее заявил: «Наша цель – сохранить стабильность, повысить эффективность работы банка и прозрачность его операций. Уверен, что банк будет более полно соответствовать требованиям регулятора по нормативам, резервам, рискам, в сфере кредитной политики».

Что не так с прозрачностью операций и соответствию требованиям регулятора – ЦБ РФ, который до сих пор не предъявлял к банку сколько-нибудь серьезных претензий, г-н Саитов, далекий от знания изнанки банковского бизнеса, пояснить затруднился.

Громким заявлениям он вероятно научился у своих заказчиков. Ведь Уралхим заверяет всех в необходимости поиска более эффективного инвестора для того же обанкроченного им Томета, для успешного и прибыльного Тольяттиазота, а теперь вот устами Саитова и для Тольяттихимбанка.

Пытаясь учить всех повышению эффективности, о собственной «эффективности» Уралхим предпочитает молчать, поскольку хвастаться нечем. Долги группы приблизились к триллиону рублей, налоговая недоимка, выведенная Мазепиным в офшоры, составляет без малого полмиллиарда рублей, на производственных предприятиях смертельные катастрофы, рейтинговые агентства снижают рейтинги до крайне негативных, а бенефициар группы – г-н Мазепин погряз в политических скандалах международного уровня, возможно финансируя оппозицию в братской республике.

В такой ситуации только и остается, что других поучать.

Но и об ответственности забывать не следует.