Граждане Эквадора и США зажали деньги нефтяников из ХМАО

Управляющий Ruspetro оспаривает сделки на 16,4 миллиарда. Арбитражник заявил о завышенных выплатах менеджменту.

Банкротство активов нефтяной группы Ruspetro дошло до разбора зарплат менеджмента. Так, конкурсный управляющий компании «Инга», обладающей двумя лицензиями на добычу углеводородов в ХМАО, уже потребовал признать недействительным ряд положений трудовых договоров, взыскав параллельно с управленцев, проработавших в известных иностранных компаниях, десятки миллионов рублей. В частности, претензии коснулись граждан сразу нескольких иностранных государств, подробные данные о которых ранее были запрошены в МВД. Были также выдвинуты требования и в адрес одного из акционеров Ruspetro, председателя совета директоров компании Александра Чистякова. Как обоснованы претензии в документах, пока не раскрывается, однако ранее управляющий указал на возможный «планомерный вывод денежных средств через подконтрольных сотрудников», добившись введения обеспечительных мер. Кроме того, намерен арбитражник оспорить и целую серию сделок с управляющей организацией – «Руспетро», изъяв миллиарды рублей. Пока же подконтрольный Центробанку РФ «Траст», которому активы Ruspetro задолжали порядка 24 миллиардов, требует субсидиарной ответственности по обязательствам.
Конкурсный управляющий АО «Инга» (дочерняя структура Ruspetro, зарегистрированная в ХМАО и владеющая лицензиями на добычу в округе) подал десятки заявлений о признании недействительными сделок и договоров компании.

В частности, претензии у управляющего возникли к крупным выплатам менеджменту.

Арбитражник потребовал признать недействительными 2 трудовых договора с Александром Бецким, взыскав с управленца 14 и 41,6 млн соответственно, который на сайте «Руспетро» числится финансовым директором. Указывается, что к нефтяной компании он присоединился в 2014 году, а до этого успел поработать региональным финансовым директором Weatherford International по странам бывшего СССР и исполнительным директором Sibir Energy plc.

Также конкурсник посчитал завышенными выплаты иностранным гражданам. «В суд поступило заявление <…> о признании недействительными положений трудового договора, <…> заключенного между АО «Инга», действующим через управляющую организацию АО «Руспетро», <…> и Робертом Джоном Мойлером (гражданин Новой Зеландии. – Прим. ред.), в частности: п. 4.1 трудового договора <…> об установлении первоначально завышенного размера оплаты труда 197 тыс. рублей; дополнительное соглашение № 1 <…> в части внесения изменений <…> об увеличении размера оплаты труда до 1 150 000,00 рублей; в части установления поощрительных выплат в размере до 12,5% годового вознаграждения или суммы 12 (двенадцати) месячных должностных окладов <…>», – следует из материалов разбирательств.

При оспаривании сделки управляющий потребовал взыскать с Роберта Джона Мойлера «незаконно выплаченную заработную плату» в размере около 14 млн рублей.

Десятки миллионов были предъявлены и Хуану Залдумбиде (гражданин Эквадора). В частности, арбитражника не устроили следующие положения в трудовом договоре менеджера: «дополнительное соглашение № 7 <…> в части единовременной выплаты в размере 773 068,00 рублей. <…> Дополнительное соглашение №8 <…> в части увеличения заработной платы до 1 088 787,00 рублей, <…> дополнительное соглашение №9 <…> о  выплате полугодовой премии в размере 1 002 677,00 рублей».

Хуан Залдумбиде указывался на сайте «Руспетро» в качестве руководителя Департамента строительства скважин. Также отмечалось, что, занимая технические и руководящие должности в компаниях Schlumberger и Baker Hughes, он работал на различных проектах в Центральной и Южной Америке, а также на Ближнем Востоке.

При признании сделки недействительной с управленца было предложено взыскать более 25 млн рублей.

Кроме того, управляющий потребовал признать недействительными договоренности компании и Арика Брюса Каннингама (гражданин Соединенных Штатов Америки), взыскав с последнего более 81 млн рублей, а также указал на претензии к одному из бенефициаров «Руспетро», председателю совета директоров компании и мужу певицы Глюкозы Александру Чистякову.

Впрочем, по Чистякову данные в документах расходятся. В материалах суда указаны претензии на 62 тыс., а в ЕФРСБ – на 62 млн рублей.

Как арбитражный управляющий мотивирует свои требования, в материалах дела пока не раскрывается, заявления оставлены без движения. Впрочем, ранее конкурсник, добиваясь принятия обеспечительных мер в одном из ходатайств ссылался на «планомерный вывод денежных средств из потенциальной конкурсной массы должника АО «Инга» через подконтрольных сотрудников без соразмерного встречного исполнения по трудовым договорам». Кроме того, как сообщала «Правда УрФО», в МВД были запрошены подробные данные об иностранных гражданах, работавших на нефтяную компанию.

Помимо трудовых договоров, претензии коснулись длинного списка сделок с управляющей организацией – АО «Руспетро». Управляющий потребовал оспорить их и взыскать с аффилированной компании более 16,4 млн рублей.

Ранее «Инга» пыталась включить требования более чем на 18,6 млрд в реестр АО «Руспетро» в рамках дела о несостоятельности, однако арбитражный суд столицы отказал компании. Как указывала «Правда УрФО», кроме того, было отказано во включении более чем 124 млн и «Руспетро Лимитед» (Лондон). Против требований выступал основной кредитор – банк «Траст», заявивший ранее о задолженности активов Ruspetro на сумму порядка 24 млрд рублей (370 млн долларов).

Напомним, о крупных финансовых конфликтах нефтяной компании «Инга» «Правда УрФО» сообщала еще в 2018 году. Тогда менеджмент заявлял изданию, что «не усматривает рисков для деятельности».

Однако уже в 2020 в отношении «Инга» была введена первая стадия банкротства – процедура наблюдения. Комментируя это решение, генеральный директор АО «Руспетро» Сергей Забавский сообщал изданию, что «группа рассчитывает договориться с кредиторами о порядке погашения финансовых обязательств и привлечь инвесторов». Впрочем, осенью того же года в компании «Инга» было введено конкурсное производство.

Отметим, «Инга» считалась основным активом Ruspetro. За компанией числятся лицензии на Поттымско-Ингинский и Восточно-Ингинский участки в ХМАО. Эксперты оценивали их извлекаемые запасы в 113 млн тонн нефти.

Как следовало из судов, «Руспетро» на 94,6% принадлежит кипрской Ruspetro Holding и на 5,4% – лондонской Ruspetro Limited. «Ъ» называл акционерами Ruspetro на март 2019 Limolines Transport Ltd (25,16%) – ее связывали с Андреем Лихачевым, бывшим главой «Московской объединенной энергетической компании» (МОЭК), Александра Чистякова (председатель совета директоров Ruspetro, бывший топ-менеджер ФСК ЕЭС) – 15,7%, «Открытие Холдинг» и его структуру Otkritie Investments Cyprus – 33,87%, Makayla Investments BVI (9,9%) Андрея Раппопорта.

Добавим, что согласно информации из картотеки арбитражных дел, банк «Траст» (подконтролен ЦБ РФ) в рамках дела о банкротстве АО «Инга» уже подал заявление о привлечении контролирующих лиц к субсидиарной ответственности.