Налоги Redsys утонули в кофе

Закончено дело в отношении владельца компании Василия Васина.

Как стало известно “Ъ”, завершено расследование уголовного дела в отношении Василия Васина, владельца некогда крупного IT-поставщика Пенсионного фонда и московской мэрии — компании Redsys. Бизнесмен и юрист Виктория Головкина, по версии следствия, покупая кофе и расходные материалы, скрыли в 2019 году от налоговых органов деньги, которые должны были направляться на погашение налоговой недоимки. При этом в окончательном варианте обвинения сумма ущерба сократилась вдвое, а также исчезла формулировка о вреде, нанесенном «всей бюджетной системе Российской Федерации». Защита в свою очередь утверждает, что недоимки были погашены за год до возбуждения уголовного дела.

Обвинение в окончательной редакции Василию Васину и Виктории Головкиной было предъявлено в отделе СКР по Адмиралтейскому району Санкт-Петербурга. Фигуранты прибыли к следователю самостоятельно, так как находятся под подписками. Ранее, как сообщал “Ъ”, Октябрьский суд Санкт-Петербурга отказался удовлетворить даже ходатайства следователя о наложении на обвиняемых запрета определенных действий, а заодно и вынес частное определение в адрес их составителя, указав, что ее действия не контролируются руководством. На этот раз следственные действия обошлись без неожиданностей —подписав необходимые бумаги, бизнесмен и юрист отправились по своим домам в Санкт- Петербурге и Москве.

Структурно, по данным “Ъ”, обвинение осталось прежним — господам Васину и Головкиной инкриминируется умышленное сокрытие средств компании, которые должны были пойти на погашение налоговой недоимки Redsys и выплаты в различные фонды (ч. 2 ст. 199.2 УК).

Господина Васина СКР считает организатором преступления, а юриста Головкину — исполнителем. Однако в деталях обвинение сильно изменилось.

Так, в нем появилось отягчающее обстоятельство в виде совершения преступления группой лиц по предварительному сговору (ч. 2 ст. 35 УК). При этом из текста обвинения исчезли первоначальные формулировки о том, что фигуранты намеренно не исполняли «конституционную обязанность каждого гражданина РФ» и своими действиями нанесли ущерб всей «бюджетной системе Российской Федерации». На их основании ранее следствие и делало вывод, что владелец Redsys и юрист представляют «повышенную общественную опасность». По-иному трактует следствие и другие обстоятельства дела.

Так, если ранее, по версии СКР, долги компании по налогам и другим выплатам оценивались в 50 млн руб., то теперь — в 163 млн руб., в связи с чем счета Redsys и были заблокированы.

«Осознавая», что все средства, получаемые фирмой, будут списываться на погашение долгов, господин Васин решил скрыть их, дав указание о перечислении средств на счета другой своей компании КСМ. Но если раньше, по данным следствия, было скрыто более 43,8 млн руб., то теперь всего 19,6 млн. Причем в платежках, которые перечислены следствием в качестве доказательств, фигурирует оплата услуг интернета, расходных материалов, покупка кофе и молока для сотрудников или, например, чеки на 719 и 575 руб., потраченных на изоленту и провода.

Стоит отметить, что компания господина Васина являлась крупным поставщиком ПФР и мэрии Москвы: за десятки миллиардов рублей они получили системы хранения данных, серверное и сетевое оборудование и прочее. Взлет компании, чьи годовые подряды лишь с ПФР составляли 5–6 млрд руб., многие связывали с тесными отношениями господина Васина с бывшим совладельцем Промсвязьбанка и компании «Техносерв» Алексеем Ананьевым, который сейчас находится в розыске. В 2020 году компания господина Васина фактически разорилась.

«В деле очень много странностей, начиная от самого факта его возбуждения»,— отметил “Ъ” адвокат Антон Гостев, представляющий интересы Виктории Головкиной.

По его словам, в 2019 году Redsys выплатила более 160 млн руб. налогов, «закрыв в том числе все свои долги и недоимки, о чем хорошо известно и следствию». Платежи, которые инкриминируются его клиентке, по данным адвоката,— это не вывод или сокрытие средств, а обеспечение работоспособности Redsys, без которой невозможно было погасить недоимку.