Бывшая Сечина и Каширские роднички

Миллиардер Гапонцев умер, так и не найдя преемника

Миллиардер Валентин Гапонцев умер 23 октября на 83-м году жизни. В каком состоянии он оставил свое детище — международную корпорацию IPG Photonics?

В субботу, 23 октября умер российский миллиардер, основатель IPG Photonics Валентин Гапонцев. Ему было 82 года. Forbes оценивает состояние Валентина Гапонцева в $2,8 млрд. Ему принадлежало около 23% американской IPG Photonics — одного из лидеров мирового рынка лазеров. Фактически Гапонцев создал индустрию мощных волоконных лазеров, которые используются для сварки, резки, гравировки и других видов работы с металлами. Выручка IPG за последние 10 лет увеличилась вчетверо и достигла $1,2 млрд. Как отразится на компании смерть ее основателя?

«Нет никого, кому я мог бы передать дело, зная, что он будет по крайней мере не хуже меня. Редко кто готов вложить в бизнес всю жизнь, а иначе нельзя», — говорил Гапонцев в интервью Forbes 10 лет назад. Единственный сын бизнесмена Денис не входит в число директоров компании. 

«Мы очень сильно зависим от работы наших ведущих сотрудников, в частности, доктора Валентина Гапонцева (СЕО, 81 год) и доктора Евгения Щербакова (COO, 73 года), — в перечислении возможных рисков в годовом отчете IPG Photonics за 2020 год этот фактор вынесен отдельным пунктом. — Они играют ключевую роль в установке стратегических направлений, разработке новых технологий и поддержании нашей культуры… Отсутствие одного из них может повредить нашему бизнесу и нарушить операционную деятельность». 

Физик и предприниматель

Гапонцев пришел в бизнес сравнительно поздно — в 51 год. В советское время он изучал лазеры в Институте радиотехники и электроники (ИРЭ) Академии наук СССР во Фрязино. В 1990 году Гапонцев вместе со своими студентами основал компанию «ИРЭ-Полюс». Он решил сосредоточиться на производстве волоконных лазеров.

Лазеры различаются по виду вещества, в котором формируется пучок. Волоконные лазеры более компактны и экономичны, чем кристаллические и газовые, у них выше КПД и они не требуют сложной и дорогостоящей настройки. До Гапонцева волоконные лазеры не имели широкого применения, потому что считались маломощными. Гапонцеву и его сотрудникам удалось создать мощные волоконные лазеры, и ученые стали обладателями по-настоящему уникальной технологии.

В 1993 году физик-бизнесмен уехал в Германию, чтобы быть ближе к рынкам сбыта — в России 1990-х передовые технологии монетизировать было трудно. Первые клиенты Гапонцева были из сферы телекоммуникаций, оборудования для связи. В 1993 году в немецком городе Бурбах появилась производственная площадка IPG, сегодня в Германии работает 20% от шеститысячного коллектива IPG Photonics (35% в США, 29% в России). С собой в Германию Гапонцев пригласил Евгения Щербакова, которого переманил из Института общей физики Академии наук. Сейчас Щербаков — операционный директор и член совета директоров IPG. Технический директор (CTO, Chief Technology Officer) IPG Игорь Самарцев тоже работал с Гапонцевым с момента основания компании

Бизнес рос. В 1998 году Гапонцев открыл производственную площадку в Оксфорде, штат Массачусетс, США. Там же расположен сегодня головой офис IPG Photonics. В 2006 году в ходе IPO на Nasdaq компания привлекла порядка $90 млн. Сегодня рыночная капитализация IPG $8,67 млрд.

Гапонцев расширил рынки сбыта, применив волоконные лазеры в автоматизированной промышленной сварке. Первым серьезным клиентом был Volkswagen, для которого лазеры IPG сварили в 2011 году элементы корпуса 200 000 автомобилей.

Каждый год IPG Photonics тратит не менее $120 млн на научные разработки и исследования. Компания научилась производить приборы мощностью до 10 кВт и более, востребованные в металлообработке, производстве полупроводников и солнечных батарей.

В одну из дочерних структур IPG Photonics инвестировала Роснано, купив в 2010 году за $45 млн компании «ИРЭ-Полюс». По данным самой госкорпорации, за счет ее инвестиций компания Гапонцева увеличила производственные мощности в России (Фрязино) в пять раз, построив новые корпуса площадью 45 000 квадратных метров. В 2012 году Роснано вышла из проекта, продав свою долю за $55 млн. Крупнейшим акционером после этого оставался Гапонцев и аффилированные с ним компании, всего индивидуальным владельцам принадлежит 33,35% акций IPG, остальное — у многочисленных инвесторов-фондов. 

В 2018 году IPG Photonics приобрела своего давнего клиента — американскую компанию Genesis Systems Group, лидера рынка роботизированной лазерной сварки, предоставляющей услуги транспортной, аэрокосмической и другим отраслям. Сумма сделки составила $115 млн.

Пандемия не могла не повлиять на бизнес. В 2019 году продажи IPG были на уровне $1,46 млрд, в 2020-м — снизились до $1,2 млрд.

Конкурентов нет

2 августа 2021 года IPG Photonics опубликовала отчет по итогам двух кварталов. За один день капитализация компании снизилась на 17%, хотя ничего катастрофического в отчетности не было. Выручка во втором квартале 2021 года оказалась чуть меньше ожиданий аналитиков ($372 млн против $377 млн), но увеличилась на 25% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. Продажи на ключевом рынке, в Китае, выросли на 10%, в Европе — на 50%, в США — на 23%. Чистая прибыль выросла на 83% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года и достигла $69,8 млн.

3 августа 82-летний CEO компании Валентин Гапонцев (позже он ушел с этой позиции, заняв пост председателя совета директоров) вместе со своими топ-менеджерами отвечал на вопросы аналитиков на конференц-колле. Один за одним сыпались вопросы про Китай. Во-первых, это крупнейший рынок сбыта продукции IPG Photonics, на него приходится 43% продаж, а экономика страны растет не так быстро, как все рассчитывали. Во-вторых, по мнению аналитиков, конкуренты из Китая пытались втянуть IPG Photonics в ценовую войну.

Именно в ответе вопрос про Китай взял слово Валентин Гапонцев. «Китайская продукция абсолютно не качественная, —  заявил он. — Не только китайские компании, но и европейские, и американские компании… не могут конкурировать с нами… В последние 20 лет после выхода новой продукции требуется всего год или два, чтобы на рынке появился похожий товар. У нас ситуация уникальная: 20 лет никто ни на Востоке, ни на Западе не может конкурировать с продукцией IPG». Гапонцев объяснил, что продукция IPG конкурентоспособна по цене и превосходит всех по качеству. 

3 августа акции IPG на Nasdaq упали на 17%, подешевев с $217 до $178 за штуку. 22 октября акция стоила $162, так и не отыграв падение. 2 ноября компания должна объявить о результатах третьего квартала. По данным официального сайта, CEO IPG сейчас является Евгений Щербаков. Торги на Nasdaq должны начаться 25 октября в 17:30 по московскому времени — тогда будет ясно, как рынок отреагировал на смерть основателя IPG.