Ильдару Халикову не помешала бы порка

Под иноагентство ПАСМИ подвел «Народный адвокат»

Апелляция автоматом засиливает решения об иноагентах.

На фоне обсуждения абсурдности законодательства об иностранных агентах, позволяющего признать таковым кого угодно, вплоть до государственного ТАСС, Минюст пополняет соответствующий “черный список”. С проблемами в правоприменении закона отчасти согласился даже президент страны, но жалобы на включение в реестр отклоняют как первая, так и апелляционная инстанции. При этом ведомство Константина Чуйченко умудряется нарушать даже столь несовершенное законодательство, а служители Фемиды предпочитают не замечать этих нарушений. О том, как стать иноагентом по заказу — в материале ПАСМИ.

Формальная состязательность

На прошлой неделе Мосгорсуд отклонил апелляционную жалобу на решение Замоскворецкого суда Москвы, отказавшегося исключить ООО “Первое антикоррупционное СМИ”* из реестра средств массовой информации, выполняющих функции иностранного агента. 

Как отметил представитель ПАСМИ* Юрий Козлов, формально порядок рассмотрения апелляционных жалоб в Мосгорсуде серьезно изменился после того, как его председателем стал Михаил Птицын. Он пояснил, что при Ольге Егоровой подобные судебные заседания длились в среднем 3 минуты — по минуте давалось на выступление сторон и 15 секунд — на вынесение решения. 

Между тем, апелляционную жалобу ПАСМИ* рассматривали целых 15 минут, и — опять же формально — был соблюден принцип состязательности сторон. Во-первых, судья подробно изложил все доводы “Первого антикоррупционного СМИ”* о незаконности и необоснованности решения первой инстанции, во-вторых, дал высказаться сторонам. В-третьих, у председательствующего судьи Мосгорсуда, как и судьи Замоскворецкого суда, возникло множество вопросов к представительнице Минюста. Правда, на большинство из них она ответить не смогла, даже после изучения имеющейся у нее папки с документами. 

Но, как отметил адвокат, интерес к происходящему проявлял лишь председательствующий судья, а его коллеги делать этого даже не пытались, так что о коллегиальности, которая изначально призвана повышать законность рассмотрения жалоб, речи не шло. Он также указал на то, что суд отклонил ходатайство об истребовании у Росфинмониторинга документы, подтверждающие факт иностранного финансирования ПАСМИ*, заявив, что ему достаточно доказательств, имеющихся в материалах дела. 

Кроме того, по словам Юрия Козлова, в ходе прений сторон судья постоянно прерывал его под предлогом, что доводы адвоката не относятся к данному делу. В частности, осталась невысказанной позиция, что СМИ-иноагентом при существующем законодательстве и правоприменительной практике можно объявить практически любое медиа.

Представитель Минюста заявила, что поддерживает в полном объеме все представленные доводы в пользу законности включения ПАСМИ* в реестр СМИ-иноагентов, и, пробыв в совещательной комнате 15 секунд, судья вынес решение: определение первой инстанции оставить без изменения, жалобу — без удовлетворения. 

Заинтересованные лица

Между тем, к материалам дела было приобщено внепроцессуальное обращение генерального директора ПАСМИ* Дмитрия Вербицкого к председателю Мосгорсуда Михаилу Птицыну с просьбой взять под контроль рассмотрение спора в апелляционной инстанции “с целью законного и справедливого решения”. 

В качестве главной причины обращения к главе Мосгорсуда в документе указывался тот факт, что обстоятельства разрешения дела выходят за рамки обычного рассмотрения иска юридического лица к государственному органу, а ход слушания иска в первой инстанции вызывает сомнения в беспристрастности суда. 

“ООО “ПАСМИ”* может предположить, что указанные обстоятельства являются не результатом борьбы с иноагентами, а используются конкретными должностными лицами органов исполнительной власти, влияющими на принятие решения о включении в реестр из корыстной или иной заинтересованности”, — отмечает Дмитрий Вербицкий. 

По его мнению, суд первой инстанции был введен в заблуждение сведениями, представленными должностными лицами Минюста России, и при этом допустил грубые процессуальные нарушения, которые, по своей правовой сути, свелись к лишению ПАСМИ* права на судебную защиту.
 
Самое серьезное нарушение, на которое было указано и в апелляционной жалобе ПАСМИ*, и в обращении его руководителя к главе Мосгорсуда, но которого предпочла не заметить вторая инстанция — отказ Замоскворецкого суда предоставить истцу для ознакомления главный документ, доказывающий иностранное финансирование, то есть сведения, полученные из Росфинмониторинга. Эти сведения были предоставлены Минюстом суду для обозрения, но не приобщены к материалам дела, так как они предназначены для служебного пользования. 

Между тем, на недопустимость отказа в ознакомлении с материалами, на основе которых принимается судебное решение, однозначно указывал Конституционный суд. При этом его позиция касалась куда более серьезных материалов — информации, составляющей государственную тайну. По мнению КС, участники процесса вправе ознакомиться с секретными данными при использовании специальных механизмов защиты, к примеру подписки о неразглашении этих данных. 

Но вместо указанных документов ПАСМИ* была предоставлена некая справка, составленная Минюстом якобы по материалам финансовой разведки. Соответствие этой справки сведениям Росфинмониторинга, изложенным примерно на 100-150 страницах, судья Нелли Рубцова проверяла в течение нескольких секунд. А затем именно наличием такой справки мотивировала отказ в удовлетворении ходатайств представителя ПАСМИ* об истребовании доказательств у Росфинмониторинга и о привлечении службы в качестве третьего лица. 

Пристрастный суд

Кроме того, Мосгорсуд не принял во внимание еще одно нарушение первой инстанции, которое выражалось в лишении “Первого антикоррупционного СМИ”* права на судебную защиту. Дело в том, что вышеуказанная справка Минюста, которая в сложившихся обстоятельствах являлась основным доказательством для включения ПАСМИ* в реестр СМИ-иноагентов, была предоставлена истцу непосредственно на судебном заседании 28 июля. 

Заявленное представителем ПАСМИ* ходатайство о переносе рассмотрения иска для того, чтобы дать возможность предоставить возражения на эти данные, судья Нелли Рубцова удовлетворила, но формально, назначив заседание на следующий день — 29 июля. Свое решение она мотивировала истечением пределов срока рассмотрения иска, хотя исковое заявление было зарегистрировано суде 1 июля, а значит, разумный срок его рассмотрения истекал не ранее 31 августа.

В итоге, по решению судьи, принятому под надуманным предлогом, Минюст потратил полтора месяца на предоставление доказательства по делу, а ПАСМИ* для подготовки мотивированного возражения был установлен срок около 20 часов.

При этом, как указывается в обращении к Михаилу Птицыну, допущенные судом нарушения базовых принципов судопроизводства дают основание предполагать, что их причиной является не неквалифицированность суда, а отсутствие его беспристрастности по тем или иным причинам.

Законные деньги

Впрочем, как уже было сказано выше, Минюст ввел суд в заблуждение, предоставив заведомо ложную информацию о формальном соблюдении порядка включения в реестр СМИ-иноагентов. Речь идет все о тех же письменных пояснениях ведомства, которые были приобщены к материалам дела вместо “засекреченных” данных финансовой разведки. 

Согласно справке Минюста, межрегиональное управление Росфинмониторинга по ЦФО в ходе проверки установило, что в марте 2021 года ООО “ПАСМИ”* получило от гражданина Украины Сергея Барвинка 5 тыс. рублей.

Кроме того, по данным того же органа, компания является получателем опосредованного иностранного финансирования. “Так, с июня по октябрь 2020 года тремя транзакциями Общество получило 650 тыс. рублей от московской коллегии адвокатов “Народный адвокат”, являющейся получателем иностранного финансирования (28,1 млн рублей с февраля 2019 года по март 2020)”, — говорится в документе.

Щедрое пожертвование гражданина Украины было возвращено благотворителю в тот же день, когда о нем стало известно, — 28 июля. Ранее ПАСМИ* просто не знало об иностранном происхождении средств — они были перечислены через российский банк “Тинькофф”.

Что же касается денег от адвокатской коллегии, то ни были получены ПАСМИ* не в качестве пожертвования или инвестиций, а за выполненные работы по оказанию информационных услуг. Об этом была проинформирована и первая, и апелляционная судебные инстанции, но эту информацию во внимание не приняли. 

Еще сложнее с теми средствами, которые, согласно данным Минюста, получил сам “Народный адвокат”. Дело в том, что Закон о СМИ четко указывает на то, что признается иностранным финансированием для включения в реестр Минюста. В качестве источников получения средств там называются российские юридические лица, которые или учреждены иностранными СМИ, выполняющими функции иноагента, или получают денежные средства от российских юридических лиц, учрежденных такими СМИ.

Доказательств того, что коллегия “Народный адвокат” может как-то быть причастна к этому закрытому списку, судом не предоставлено, а по данным ПАСМИ*, поступление этой коллегии денежных средств от иностранных контрагентов осуществляется исключительно в рамках договоров за оказание юридических услуг.

Если же трактовать закон так же вольно, как это сделал Минюст, то иноагентом можно объявить любое СМИ, ведущее внешнеэкономическую деятельность. К примеру, как указывалось в апелляционной жалобе ПАСМИ*, к таковым можно причислить государственное информационное агентство ТАСС: оно оказывает рекламные услуги ПАО “МТС”, одним из главных акционеров которого является зарегистрированная в Люксембурге компания SISTEMA FINANCE.

Этот довод представитель ПАСМИ* пытался донести до служителей Фемиды и на заседании Мосгорсуда, но, как уже было сказано, безуспешно.

Незаконная оперативность

Не были приняты во внимание апелляционной инстанцией и признаки фальсификации документов Минюстом с целью соблюдения формальных признаков законности включения ПАСМИ* в реестр иноагентов.

Согласно информации ведомства, данные о цитировании на страницах ПАСМИ* сообщений других СМИ-иноагентов были получены из Роскомнадзора 21 апреля. На следующий день поступили сообщения об иностранном финансировании из Росфинмониторинга и согласие МИД, необходимое по закону для включения в реестр.

А 23 апреля датируются как вынесение заместителем министра юстиции Олегом Свириденко распоряжение о внесении ПАСМИ* в список СМИ-иноагентов, так и акт осмотра интернет-ресурса сотрудниками МВД, который должен был официально подтвердить наличие на нем материалов, указанных Роскомнадзором. 

Эта хронология вызывает сомнения в том, что согласие Минюста было получено после, а не до того, как туда были отправлены сведения Росфинмониторинга. А вот в части вынесения итогового решения до завершения осмотра сайта ПАСМИ* полицией сомнений нет. Согласно акту этого осмотра, он проводился 23 апреля с 12 до 16 часов, а информацию о пополнении списка иноагентов информационные агентства распространили гораздо раньше — в период с 14 до 14:30. 

По мнению представителей ПАСМИ*, это говорит о немотивированности включения в реестр СМИ-иноагентов, но это мнение, напомним, проигнорировала как первая, так и апелляционная инстанции.

Признанный абсурд

Решение о внесении издания “Медуза”* и ПАСМИ* в реестр СМИ-иноагентов Минюст принял 23 апреля, учредители этих медиа заняли в списке 18 и 19 строчки. За полгода этот реестр увеличился более, чем вчетверо — сейчас в нем 88 юридических и физических лиц. 

Такая массированная атака на независимые медиа не могла остаться без внимания журналистов и общественников. Так, была создана петиция об отмене закона об иноагентах, на момент публикации статьи ее подписали около 190 тыс. человек. Есть и менее радикальные предложения — не отменить, а изменить соответствующее законодательство. Главные новации — вносить СМИ в реестр в судебном порядке, установить долю иностранного финансирования в 30% от бюджета издания и четко определить порядок выхода из списка иноагентов.

И если об отмене закона власть слышать не хочет в принципе, то с его изменением готова согласиться. Об этом говорили и спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко, и пресс-секретарь президента Дмитрий Песков. Свои предложения уже озвучили представители СПЧ и лидеры двух думских фракций, но до реального обсуждения законодателям дело пока не дошло. Впрочем, ситуация может измениться в ближайшее время — на прошлой неделе, выступая на Валдайском форуме, обещание подумать над изменением закона об иноагентах дал президент России Владимир Путин.