К битуму сенатора Сергея Муратова прилипло уголовное дело

Покупатели подозревают хищения. Продажа техники «Каргапольского завода нефрасов» вылились в судебные конфликты.

Близкий курганскому депутату Совфеда Сергею Муратову «Кособродский нефтебитумный завод» стал участником судебных разбирательств, от исхода которых зависит работа единственного в регионе нефтеперерабатывающего завода. После покупки имущественного комплекса «Кособродской нефтебазы» и «Каргапольского завода нефрасов» компания пытается наладить работу, но при этом уклонилась от приобретения оборудования лаборатории и техники, без которых нефтепереработка невозможна. Однако при попытке покупателя – «Юго-Западной лаборатории» – забрать имущество с подконтрольной нефтебитумному заводу территории дорогостоящие приборы пропали, а затем при обращении в полицию «часть их также внезапно появилась, но с новыми инвентарными номерами». «Юго-Западная лаборатория» добилась возбуждения уголовного дела, но пока его расследование затягивается. Представители компаний разбираются в арбитраже, а сам Сергей Муратов и вовсе отрицает свою причастность к производству, в приобретение которого вложено несколько сотен миллионов рублей, но на полную мощность работать которое так и не начало. На нефтебитумном заводе отдавать имущество отказываются, считая его частично своим и включенным в производственный комплекс.

ООО «Юго-Западная лаборатория» (учредитель – Ольга Помозова) требует в Арбитражном суде Курганской области запретить ООО «Кособродский нефтебитумный завод» использование широкого перечня оборудования, в том числе лабораторного, для обеспечения работы нефтеперерабатывающего завода и нефтебазы.

Хотя само оборудование арестовано в рамках обеспечительных мер по иску представителя обанкроченного «Каргапольского завода нефрасов», участники спора полагают, что оно активно используется новыми собственниками.

Напомним, ООО «Кособродский нефтебитумный завод» (ранее «Траст») в 2020 году приобрело на торгах имущественный комплекс обанкротившихся ООО «Каргапольский завод нефрасов», ООО «Кособродская нефтебаза», а сумма сделки составила 250 млн рублей, хотя активы изначально оценивались в 980 млн.

По данным «Контур.Фокус», учредителями «Кособродского нефтебитумного завода» являются Ольга Тернавская (50%, вероятно, родственница белорусского мультимиллионера Анатолия Тернавского), Светлана и Сергей Муратовы (по 25%). Однако сам Сергей Муратов заявил «Правде УрФО», что в настоящее время не причастен к работе завода, а активы переданы Светлане Муратовой. Новые собственники используют нефтебазу, но о пуске завода пока речи не идет. К тому же, у предприятия отсутствует необходимая лицензия.

«В связи с ужесточением требований законодательства к нефтепереработке возросли риски. Мы опасаемся влияния акцизов. Рассматриваем различные технологические цепочки, рассматриваем изменения стоимости сырья и готовой продукции», – описал ситуацию директор «Кособродского нефтебитумного завода» (КНЗ) Юрий Авдалов.

Возможный срок оформления лицензии и начала работы предприятия менеджер назвать затруднился. Стоит отметить, что для работы НПЗ необходимо также лабораторное и насосное оборудование, которое при конечной продаже имущественного комплекса в лот включено не было.

Широкий перечень находившихся на территории «Каргапольского завода нефрасов» приборов, установок и средств измерения был выставлен на торги двумя лотами в целом за 16 млн рублей. По данным источников издания, знакомых с торгами, цена нового комплекса того же оборудования превышала 20 млн рублей. КНЗ было сделано предложение о его выкупе за 8 млн, но предприятие отказалось.

«Новые собственники НПЗ, вероятно, желали забрать оборудование по самой минимальной цене – в 700-800 тысяч рублей. Но в последний момент на торги зашла московская компания «Юго-Западная лаборатория» и выкупила его», – делится собеседник издания своей версией событий.

В «Юго-Западной лаборатории» изданию сообщили, что изначально намеревались приобрести комплекс за 4 млн рублей, считая это выгодной сделкой, но из-за накладок с подготовкой документов смогли завершить сделку лишь на следующем этапе торгов – за 2,7 млн рублей. При этом, зная о заинтересованности КНЗ в оборудовании, предложили предприятию выкупить технику уже за 5 млн. Сделка не состоялась, но и находившееся на его территории оборудование КНЗ покупателю не отдал. В результате «Юго-Западная лаборатория» потребовала его изъятия в суде.

«В августе мы проводили осмотр на территории завода и оборудования там не оказалось. Мы обратились в полицию с заявлением, и через 5 дней нам сообщили, что его нашли в соседнем помещении. Хотя эту комнату в первый визит проверяли, и там оборудования не было», – рассказал начальник исследовательской лаборатории компании Дмитрий Помозов.

Второе обследование оборудования представители покупателя и продавца провели в сентябре. По словам Помозова, инвентарные номера на оборудовании были затерты, и написаны новые, удостовериться в приобретении именно этих приборов удалось по производственным номерам, отраженным в изъятой ранее документации. К тому же, части приборов, например, дорогостоящего хроматографа, на месте не оказалось.

«Полиция сперва уголовное дело возбуждать отказывалась, и мы направили жалобу на действия следователя Каргапольского отделения полиции Николая Бахарева в Генпрокуратуру. После этого дело завели, у нас попросили полный список исчезнувшего имущества», – рассказывает Дмитрий Помозов.

По данным источников издания, выставленное на торги насосное оборудование, находившееся на территории завода, также исчезло с места хранения. «Насосы – это расходники, но без них обеспечивать работу завода и нефтебазы невозможно. Если действующие сломаются – нужна срочная замена. Представителям интересов Муратова предлагали выкупить их – это 400-500 тысяч рублей, но они отказываются и затягивают процесс в суде», – отмечает источник издания.

Впрочем, на «Кособродском нефтебитумном заводе» ситуацию видят иначе и намерены отстоять права в суде. По словам Юрия Авдалова, часть оборудования ошибочно была включена в лоты, поскольку входит в единый имущественный комплекс.

«Часть оборудования мы не видели, а часть и так наша. В аукционе мы участвовали, но не стали повышать ставки. По оборудованию мы судимся», – в общих чертах описал ситуацию руководитель юрлица.

Член Совета Федерации Сергей Муратов, в свою очередь, заверил, что «имущество в целости и сохранности», а сам он к купленному в 2020 году производству отношения не имеет и «там 3 года не был». Представители «Юго-Западной лаборатории» же призывают не сбрасывать со счетов влияние курганского политика и связывают с этим вынесение решений арбитражным судом в пользу представителей КНЗ.

Так, например, изначально суд отказал в наложении обеспечительных мер на проведение каких-либо действий с частью оборудования, в том числе насосами, ссылаясь и на отсутствие данных об инвентарных номерах техники. Добиться этой меры удалось со второй попытки. «Юго-Западной лаборатории» в передаче техники после окончания судебного спора между «Каргапольским заводом нефрасов» и «Кособродским нефтебитумным заводом», как говорят, «отказали по формальным причинам».

Конфликт между участниками продолжается и, по мнению Дмитрия Помозова, затягивание спора влечет за собой откладывание расследования уголовного дела, «поскольку полиция ждет, что стороны ограничатся разбирательствами в арбитраже».