Катя Розенберг

Зачем Сергею Саркисову кино

Forbes выяснил, как Сергей Саркисов создал одну из крупнейших в России страховую компанию с 30-летней историей и почему переключился с финансов на кино.

Майское солнце мягко освещает проселочную дорогу, поблескивая на трехлучевой звезде фашистского «мерседеса», уезжающего из побежденного русскими Берлина. «Чего еще ждать от диких скифов!» — раздраженно бросает генерал фон Вартенслебен, насильно высаженный из автомобиля советским майором.

В офицере вермахта внимательный зритель узнает участника списка Forbes Сергея Саркисова, состояние которого оценивается в $850 млн.
Это кадр из его кинокартины «На Париж!», где бизнесмен выступил в роли режиссера и сопродюсера. Военная комедия стала его первым полным метром.

Кинематограф, о котором Саркисов рассказывает в интервью Forbes с большим энтузиазмом, пока не приносит ему прибыли. Основным источником благосостояния бизнесмена и его семьи по-прежнему остается «РЕСО-Гарантия», крупнейшая частная страховая компания России по прибыли и капиталу.

Зажигательное фламенко

В отличие от многих бизнесменов 1990-х Сергей Саркисов сразу строил свой бизнес «по специальности». Страховую компанию РЕСО он зарегистрировал и возглавил в ноябре 1991 года, через три месяца после августовского путча, и с тех пор остается ее основным идейным вдохновителем. К тому моменту у молодого предпринимателя уже был 10-летний опыт работы в сфере страхования — в 1981-м, окончив МГИМО, Саркисов устроился по рекомендации в «Ингосстрах», одну из двух страховых компаний-монополистов СССР, работавшую за рубежом.
Реклама на Forbes

В то время «Ингосстрах» возглавлял Леонид Богданов, отец его близкого друга и сокурсника Александра Богданова, который позже уехал в Америку и стал инвестбанкиром. Богданов хотел бы взять на работу своего сына, но в «Ингосстрахе» семейственность не допускалась, поэтому пригласил его друга. Отец Саркисова в свою очередь устроил сына Богданова в Алмазювелирэкспорт.

В 1987 году Саркисов уехал на Кубу, сначала руководил там представительством «Ингосстраха», а затем стал главным по всей Латинской Америке. Направление было выбрано неслучайно — в детстве он жил на Кубе с родителями, там же родился его младший брат Николай, испанский был для него первым иностранным языком в институте.
В 1990 году вице-президентом «Ингосстраха» стал Владимир Кругляк, с которым Саркисов уже не раз пересекался по работе. Коллеге было известно про планы выхода на российский рынок испанской страховой компании Iberia, и он познакомил Саркисова с ее владельцем Энрике Бернатом, также основателем компании Chupa Chups.

Государственный «Ингосстрах» в то время не мог предложить ничего подходящего иностранцам, но можно было создать совместное предприятие с одним из первых в России коммерческих банков — Автобанком. После приватизации «Ингосстраха» банк и страховая компания стали акционерами друг друга.

Саркисову предложили возглавить СП и пообещали опцион на 30% долей. Iberia внесла в капитал синюю BMW стоимостью $52 000, Автобанк — деньги. Когда Саркисову потребовался дополнительный капитал, он вложил в компанию свои средства — $10 000, в том числе вырученные от продажи норковой шубы жены. Бизнесмен не просто говорил с испанцами на их родном языке, у него с ними был и общий «бизнес-язык». «У Берната было пятеро детей, но меня он называл любимым сыном», — с гордостью вспоминает Саркисов.

Реализовать опцион Саркисову не удалось: компании нужно было срочно наращивать капитал, и она начала привлекать новых акционеров. В их число вошли практически все крупнейшие на тот момент банки страны. Саркисов вспоминает, как на совет директоров РЕСО в 1994 году в штаб-квартире Iberia в Барселоне, в знаменитом Casa Batlló Гауди, собрались президенты банков: Сбербанка — Олег Яшин, Автобанка — Наталья Раевская, Агропромбанка — Юрий Трушин, «Возрождения» — Дмитрий Орлов, а также президент «Ингосстраха» Владимир Кругляк. «Тогда шутили: если с нашим самолетом что-то случится, половины банковской системы России просто не станет», — говорит Саркисов.
К этому моменту компания уже называлась не просто РЕСО, а «РЕСО-Гарантия» — название придумал соратник Саркисова Нельсон Айрапетян.
В 1993 году он покинул компанию, по словам Саркисова, они «не сошлись в стратегическом видении будущего компании». На место Айрапетяна бизнесмен пригласил своего младшего брата Николая. Тот успел уже поработать в Промсырьеимпорте и создал свою компанию по торговле строительным оборудованием. «Он блестящий продавец», — объясняет Сергей Саркисов.

Сергей сделал брата равноправным партнером. Равноценен ли вклад братьев в успех бизнеса РЕСО? «Я старший», — уклончиво отвечает Сергей. Знакомый Саркисовых считает: «Все, что есть в РЕСО, придумал Сергей. Брата просто нужно было куда-то пристроить».

За альянсом альянс

«РЕСО-Гарантия» неоднократно и весьма успешно меняла партнеров. В 1997 году, чтобы выскользнуть из-под Автобанка, который стал стратегическим акционером «Ингосстраха», Сергей Саркисов договорился с главой Инкомбанка Владимиром Виноградовым: Инкомбанк выкупил 25% +1 акцию «РЕСО-Гарантии», а страховая компания стала миноритарным акционером банка. Кризис 1998 года и болезнь Виноградова помешали амбициозным планам. Активы на балансе Инкомбанка растащили и частично распродали менеджеры. Та же участь постигла и акции РЕСО. «Все украли, их собирали по всей стране. Последнюю сделку вообще провели с человеком, который, после того как украл эти акции, успел попасть в тюрьму», — вспоминает Саркисов.

Собрать, по словам Саркисова, удалось все 33%, и, переждав кризис, Саркисов нашел новых союзников — группу МДМ Андрея Мельниченко и Сергея Попова.

В 2000 году МДМ-банк приобрел 33,3% акций «РЕСО-Гарантии» чуть меньше чем за $8 млн. Владельцы банка и страховщика планировали развивать все виды финансовых услуг: банковские, страховые, лизинговые. Но этим планам не суждено было сбыться. Причиной разногласий стало предложение Мельниченко Саркисову купить «Росгосстрах», за право владения которым тогда развернулась нешуточная борьба. Основателю РЕСО эта идея категорически не понравилась, и через некоторое время Мельниченко с его согласия передал акции председателю наблюдательного совета МДМ-банка Александру Мамуту. К тому моменту пакет размылся до 10% — были выпущены новые акции, которые купили братья Саркисовы. Чуть позже Саркисовы выкупили акции и у Мамута.

Для развития РЕСО нужны были новые деньги. Саркисовы хотели провести IPO или привлечь крупного стратегического инвестора. Под эти задачи в холдинг был приглашен Андрей Савельев, председатель правления МДМ-банка, он стал младшим партнером с пакетом 3,9%.Интерес к российскому страховщику проявили несколько международных структур, в их числе немецкая ERGO и группа PPF Петра Келлнера, который в итоге приобрел миноритарный пакет «Ингосстраха».

Первую статуэтку «Эмми» Сергей Саркисов получил в 2020 году за документальный фильм «Ненависть среди нас» (Иван Кайдаш для Forbes)
В 2006 году «РЕСО-Гарантия» объявила о намерении провести IPO во II квартале 2007-го, разместив на российских биржах около 20% акций. Организаторами выбрали Deutsche Bank, Dresdner Kleinwort и Morgan Stanley. Для проведения IPO все было готово, но компания отложила его после роуд-шоу. Причиной стали опасения, что планка для инвесторов завышена — компанию оценивали в $1,8–2,2 млрд. Еще одно обстоятельство: среди потенциальных покупателей в основном оказались хедж-фонды. Встреча с представителем одного из них окончательно убедила владельцев РЕСО отказаться от идеи продавать пакет по частям. Обсуждать предстоящее размещение представитель инвестфонда, под управлением которого было $5 млрд, пришел в шортах и сланцах, а на вопрос о горизонте инвестирования ответил: «Обычно между завтраком и обедом». «Мы поняли, что этим людям все равно, что будет с нашей компанией через год», — вспоминал глава РЕСО Андрей Савельев.
В результате в мае 2007 года 10% акций РЕСО приобрел Европейский банк реконструкции и развития за $150 млн.

Эта сделка, ставшая крупнейшей на тот момент инвестицией ЕБРР в акции российских компаний, для РЕСО была лишь разминкой перед по-настоящему крупным private placement.

Найти стратегического инвестора Саркисову вновь помогло умение поддерживать связи с людьми и располагать их к себе. В 2007 году к нему обратился сотрудник одной из крупнейших в мире страховых компаний AXA Юрий Лоренц, француз с русскими корнями, с которым он познакомился еще на заре кооперативного движения. Лоренц рассказал Саркисову, что французы ищут партнера в России, и предложил встретиться. Саркисов с удовольствием согласился. У «РЕСО-Гарантии» на тот момент готовилась сделка с Петром Келлнером, однако стороны не смогли договориться. «Они хотели купить миноритарный пакет, но при этом управлять компанией», — говорит, разводя руками, Саркисов.

Пакет документов к продаже был готов, но тут появилась AXA.
В декабре 2007 года AXA объявила о покупке 36,7% акций РЕСО за €810 млн. «РЕСО построила одну из ведущих страховых компаний в России с долей рынка 7%, в первую очередь ориентированную на розничное страхование автотранспортных средств и поддерживаемую сетью из 18 000 агентов, вторую по величине в России» — так объясняла своим акционерам французская компания целесообразность покупки. На момент заключения сделки холдинг РЕСО уже объединял более 20 компаний, в том числе девелоперский бизнес, лизинговые компании «РЕСО-Лизинг» и «РЕСО-Траст» и сеть клиник Medswiss. Саркисовым тогда принадлежало 85,7% акций компании, ЕБРР — 10%, еще 3,9% — Савельеву, в рамках сделки их доли уменьшились пропорционально. Тогда же AXA предоставила основным акционерам РЕСО кредит на $1 млрд на шесть лет под залог их доли в компании.

Саркисов называет сделку «великолепной», и его можно понять: если для сделки с ЕБРР РЕСО была оценена в $1,5 млрд, то для сделки с AXA — уже в €2,2 млрд, или $3,2 млрд (на $1 млрд выше верхней границы несостоявшегося IPO). «РЕСО-Гарантия» стала самым дорогостоящим российским приобретением иностранных страховщиков.

Довольны ли в AXA сделкой? Санкции и обвал рубля в конце 2014-го снизили оценку принадлежащего ей пакета до $380 млн, а стоимость РЕСО — до $1 млрд. В ее годовом отчете отмечалось, что снижение оценки обусловлено «ухудшением экономических перспектив в России», хотя финансовые показатели компании в рублях существенно выросли. События 2014 года сорвали и другую сделку — лизинговый бизнес РЕСО на Украине собирался купить ЕБРР. «Председателем банка был голландец, и когда сбили голландский самолет [Boeing 777 в Донбассе], он сказал, что в Россию не вложит ни одного евро», — вспоминает Саркисов.
Опцион на дополнительный выкуп акций AXA тоже не реализовала.

В 2016 году акционеры страховщика вновь вернулись к обсуждению IPO: AXA хотела выйти из капитала РЕСО, но ожидания менеджмента относительно оценки компании были сильно завышены, рассказывает источник Forbes на Московской бирже. Это произошло во второй раз, но был и третий. По словам Саркисова, РЕСО готовилась к IPO и в 2020 году, но снова отказалась: «Нам просто сказали, что дисконт на Россию составляет 40%. Зачем нам это надо?» Тем не менее розничным инвесторам акции компании могут быть интересны — «РЕСО-Гарантия» начала исправно платить дивиденды: в 2020 году на эти цели было направлено 13 млрд рублей, а в 2021 году — 20 млрд рублей.

Саркисов очень доволен своим сотрудничеством с AXA, но у него есть и обратная сторона. В 2021 году AXA и РЕСО после долгого перерыва снова попали в сводки мировых СМИ, когда Национальная финансовая прокуратура Франции (PNF) начала расследование в отношении бывшего президента страны Николя Саркози на предмет его «торговли влиянием».
После ухода с поста Саркози вернулся к прежней работе — оказанию юридических услуг. Среди клиентов Саркози оказалась «РЕСО-Гарантия», в 2019 году заключившая с ним трехлетний контракт на участие в Комитете по стратегии с оплатой €1 млн в год. По словам Саркисова, Саркози был приглашен в Комитет по стратегии по согласованию с АХА. У него есть офис в Париже недалеко от офиса AXA, он обслуживает корпоративных клиентов, и AXA — один из них.

По итогам 2020 года AXA оценила РЕСО в €1,65 млрд, или $2 млрд, за 13 лет российская компания потеряла почти 25% стоимости. Это, впрочем, не мешает «РЕСО-Гарантии» оставаться одним из лидеров российского рынка страхования. Ближайшие конкуренты среди частных компаний — «Альфастрахование» и «Ингосстрах».

По страховой премии (нетто) на 1-м месте «Альфастрахование» (180,7 млрд рублей), на 2-м — «РЕСО-Гарантия» (104,6 млрд рублей), на 3-м — «Ингосстрах» (100,2 млрд рублей), но по прибыли (23,4 млрд рублей) и по капиталу (101 млрд рублей) «РЕСО-Гарантия» занимает 1-е место. Прибыль «Альфастрахования» — 15,3 млрд рублей, капитал — 47 млрд рублей, у «Ингосстраха» 14,2 млрд рублей и 96,7 млрд рублей соответственно.

Важный нюанс. По маржинальности «РЕСО-Гарантия» — безусловный лидер среди частных страховых российских компаний, если не учитывать страхование жизни (это направление принято оценивать отдельно).

По подсчетам Андрея Савельева, за последние пять лет РЕСО заработала 50% от всей прибыли шести крупнейших частных компаний (кроме названных, это «Ренессанс-Страхование», ВСК, «Согласие»). «РЕСО, думаю, самая эффективная страховая компания из тех, на которые мы смотрим. Я очень хорошего мнения о Саркисове, он талантливый и яркий человек и очень профессионально строит бизнес», — говорит совладелец «Альфастрахования» миллиардер Петр Авен.

В чем причина такого успеха? По словам Савельева, это собственная система дистрибуции (38 000 страховых агентов, банки, дилерские центры и онлайн-продажи) и собственная IT-платформа, разработка которой началась еще в 1990-е годы под руководством испанских актуариев. Эта платформа накопила огромный массив данных, который позволяет точнее оценивать риски, а также иметь низкие операционные затраты, поясняет он. И, наконец, команда менеджмента. В РЕСО нет текучки кадров в руководстве — подавляющая часть топ-менеджеров работает в компании более 20 лет.

Лояльны компании и агенты, благодаря чему РЕСО прибыльна в отличие от многих других агентских компаний, которые демпинговали и предлагали агентам более высокие комиссии, добавляет председатель комитета по финансовым рынкам «Опоры России» Павел Самиев.

Без галстука

Сергей Саркисов — человек разносторонний. Он занимался раллийными гонками (забросил их после страшной аварии и рождения близнецов), покорил три пятитысячника (Эльбрус, Арарат и Гокио-Ри) и научился управлять моторным катером в море. А с недавних пор серьезно увлекся кино.

Идея реализоваться на этом поприще пришла сначала его сыну Николаю. По профессии он хирург, сначала стажировался в семейной Medswiss, но затем решил пройти «полевую школу». Условия работы оказались тяжелыми: наследник бизнесмена попал в отделение гнойной хирургии Химкинской больницы, куда часто привозили бомжей, операции приходилось проводить и без наркоза. Этот опыт окончательно убедил юношу в том, что с медициной он свою жизнь связывать не желает. Саркисов-старший к его решению отнесся с пониманием. Получив от отца карт-бланш, Николай поехал в Лос-Анджелес учиться режиссуре и в 2012-м основал там продюсерскую компанию Blitz Films.

Сергей Саркисов давно начал подыскивать себе новое занятие. С приходом в компанию Дмитрия Раковщика на должность генерального директора необходимость вмешиваться в оперативное управление отпала, поясняет он: «Если ты не доверяешь директору — меняй его, если доверяешь — не мешай ему». И тут Саркисов вспомнил о своей любви к литературе и о том, что в юности ему нравилось писать. Его друг Александр Богданов, читавший путевые заметки, сделанные бизнесменом на Тибете, убежден, что талант сценариста у Саркисова есть.

К новому делу Саркисов подошел основательно и в 2015 году окончил Высшие курсы сценаристов и режиссеров при ВГИКе. Начав с короткометражных фильмов, в 2017 году он взялся за полный метр, и 9 мая 2019 года на экраны вышел его фильм «На Париж!». Картина получила главный приз британского кинофестиваля UK Film Fest, но совершенно провалилась в прокате: фильм собрал 9 млн рублей и $140 000 при бюджете 165 млн рублей. По мнению бизнесмена, он неправильно выбрал дистрибьютора картины: «Я пошел к «своим», а надо идти к лучшим».
Blitz Films — семейная компания, помимо отца и сына, в ней генпродюсером работает зять Саркисова Михаил Махарадзе.

Сейчас в портфеле компании около 20 проектов. В целом в РЕСО очень приветствуется преемственность: там семьи работают поколениями, говорит знакомый бизнесмена. «Для Саркисова семья — это сверхценность», — подчеркивает он.

Отец и сын Саркисовы пробуют свои силы не только в художественном, но и в документальном кино, и в мультфильмах. Структура портфеля проектов Blitz Films разношерстная, «они были отобраны беcсистемно», обращает внимание кинопродюсер Александр Изотов. Но именно в этом, возможно, есть плюс: два документальных фильма, спродюсированных Саркисовым-старшим, получили дневную премию «Эмми», а самым финансово успешным стал мультфильм «Фиксики: Большой секрет», собравший $15,3 млн при бюджете $4,5 млн.

Есть ли шансы у Саркисова стать успешным в кинематографе? 

Определенного ответа у профессионалов нет. «Вы правда всерьез пишете о жалких играх богатого парня из 1990-х?» — уточнил у Forbes один из российских продюсеров. Продюсер Дмитрий Рудовский с такой оценкой не согласен: «Я вижу вполне целеустремленного человека, у которого есть действительно живейший интерес. Он не просто балуется деньгами — он потратил массу своего времени, которое мог бы потратить на выбор новой яхты или покупки острова на Сейшелах. Думаю, у него все со временем получится».

В ответ критикам начинающий режиссер цитирует Мартина Скорсезе: «Единственный способ научиться делать кино — это начать его снимать».
Суммарные инвестиции Саркисова в кино составляют около $10 млн, по информации Forbes. При этом Blitz Films пока убыточна. Надежды вернуть вложения Сергей Саркисов не теряет: «Я в душе все-таки бизнесмен. Если фильм не приносит доход, значит, что-то в нем не то», — рассуждает он.

Своей любимой работой Саркисов называет самую первую — учебный фильм «Кто я?». В этой ленте бизнесмен в помятом костюме вылезает из багажника роскошного автомобиля, пытается привести себя в порядок, напряженно ведет переговоры по мобильному, а затем, бросив в багажник галстук, дорогие часы и мобильник, расстегнув ворот рубашки, вприпрыжку удаляется в неизвестном направлении. На заднем плане поет Хулио Иглесиас, а на экране появляются слова «Тот, кто снял с себя галстук!!!».